Кринолины, бриллианты и «Калинка-малинка». Потомки русских дворян дали в Нью-Йорке бал

В этом есть что-то несуразное и одновременно волнующее — провести вечер в Нью-Йорке, самом демократичном городе мира, среди людей с фамилиями Оболенский, Голицын и Гиацинтов

Иллюстрация: Bridgeman/Fotobank
Иллюстрация: Bridgeman/Fotobank
+T -
Поделиться:

Наследники знаменитых русских фамилий встречаются в Нью-Йорке два раза в год. На этот раз они собрались в шикарном отеле Pierre — чтобы потанцевать.  

Дворянский бал устраивают с благотворительными целями. Все собранные на нем деньги передаются в детские дома и музеи в России. Вице-президент Дворянского собрания в США князь Владимир Голицын открывал бал вальсом, а на мой вопрос, можно ли начать вечер с польки, ответил так:

Дресс-код был жестким: все мужчины во фраках, женщины — в кринолинах (многие в глубоком декольте).

Фото: Катя Кибовская
Фото: Катя Кибовская

Перед началом танцев был подан ужин: пирожки, рыба и водка.

Фото: Катя Кибовская
Фото: Катя Кибовская

Выступил и непременный в таких случаях ансамбль народного танца — «Калинка-малинка» вызвала дружные аплодисменты.

Архитектор Александр Нератов был моим гидом в тот вечер — он подсказывал мне, кто есть кто на балу.

Фото: Катя Кибовская
Фото: Катя Кибовская

Нератов родился в Нью-Йорке, его родители — художники, а один из дедов — и.о. министра иностранных дел при Николае II. Сам Нератов дружил с Энди Уорхолом и другими знаковыми персонажами нью-йоркской богемы. В его портфолио дизайнера квартиры для Питера Гэбриела, Падмы Лакшми (бывшей жены Салмана Рушди) и Боно (для последнего он перестроил квартиру на Манхэттене, которая до того принадлежала Стиву Джобсу).

Нератов представил меня князю Ивану Оболенскому, который немедленно расспросил меня о происхождении моей фамилии.

Фото: Катя Кибовская
Фото: Катя Кибовская

Потом к нашей компании присоединилась актриса и модель Кэрин Плонски (Karyn Plonsky).  

Выйдя в фойе, я обратила внимание на джентльмена в цилиндре и белых перчатках. На балу кое-какие детали все же выдавали некоторую «игрушечность» мероприятия: многие мужчины выглядели довольно нелепо во фраках и бабочках, а на этом — костюм сидел как влитой. Джентльмен держал в руках поразительный аксессуар — курительную трубку с прозрачным проводом, убегающим в элегантный кейс.

Фото: Катя Кибовская
Фото: Катя Кибовская

Первая мысль, которая пришла мне в голову: это странный кальян для курения опиума. Но оказалось, что это дыхательный аппарат с кислородом, а трубка — всего лишь муляж. Нератов рассказал мне, что Алан Фойер (Alan Feuer) — завсегдатай балов и салонов Нью-Йорка — при смерти, однако не может отказать себе в удовольствии лишний раз выйти в свет. И в этом есть что-то эксцентричное и волнующее.