Бальные танцы вприсядку

В отеле «Вальдорф-Астория» состоялся благотворительный бал «Петрушка», деньги с которого пойдут на помощь детям в России. Разудалые танцы под российкую поп-музыку и руссконародные танцы отвлекали от благородной задачи

Фото: Corbis/Fotosa.ru
Фото: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Платье, в котором я пришла на благотворительный бал «Петрушка» — полупрозрачное, из тонкого черного кружева с развевающейся при каждом шаге юбкой — сшито в 1931 году. Ему было 34 года, когда «Общество помощи русским детям», созданное эмигрантами, в 1965 году впервые провело свой бал.  Тогда это было, правда, больше похоже на чаепитие с танцами для своих. Сегодня это масштабное мероприятие на 600 человек в гостинице «Вальдорф-Астория».

Платье сближает меня с теми, кто в 1926 году основал эту благотворительную организацию. Я думаю о том, что оно помнит ту русскую аристократию. Это были люди свободно говорившие минимум на трех языках: русском, английском, французском, обученные классическому танцу, умеющие красиво отдыхать.  Сегодня потомков русских аристократов осталось не так много. Князья Голицин и Оболенский, графиня Бобринская, потомственные дворяне Осоргины, президент русского дворянского собрания в Америке со сказочныи именем Кирилл Эрастович Гиацинтов и несколько других.

Большинство русских и на балу, и в Нью-Йорке уже из тех, кто вырос в Советском Союзе. Бал «Петрушка» долгое время был в городе самым главным русским событием года. Дресс-код крайне строг: женщины в вечерних платьях в пол, мужчины во фраках. По давно заведенной традиции сначала идет ужин, в огромном зале с хрустальными люстрами, двумя этажами лож, танцевальной площадкой, вокруг которой круглые столы на 10-12 человек. На сцене в течение ужина выступают приглашенные исполнители.

Вечер начался с тенора Петра Бежала и сопрано Майи Ковалевской. Вернее ее сначала потеряли. Зал об этом бы не узнал, если бы президент фонда Владимир Фекула не объявил в микрофон: «Мы потеряли сопрано, поэтому сейчас будут балалайки». На гитаре, балалайке и контрабас-балалайке ансамбль «Барыня» виртуозно исполнил микс из «Полета шмеля», «Князя Игоря», гимна Советского Союза, «Калинки-малинки» и так далее. Когда сопрано нашлось, балалаечников попросили со сцены.

За закусками принесли филе-миньон, киш и спаржу. Сопрано Майя Ковалевская в алом платье, юбка которого была похожа на дизайнерское пирожное, вдохновенно пела арию Татьяны («Я к вам пишу, чего же боле») из «Евгения Онегина». Потом они выступили вместе с Бежалой. За ними очень старательно свои арии пропела юная Джозефина Карр-Харрис.

Вскоре принесли десерт и кофе.  Первая часть вечера плавно заканчивалась. В соседнем зале уже начинали скапливаться люди, которые пришли на вторую часть — танцы.  В большом зале англоязычную музыку играл оркестр Лестрера Ланин, но особой популярностью не пользовался. Большая часть наряженной толпы скопилась в маленьком зале, где гремела русскоязычная и руссконародная музыка.

 Ближе к полпервого ночи веселье достигло своего апогея, люди в бальных платьях всех цветов радуги зажигательно отплясывали под Владимира Преснякова и песню «Стюардесса по имени Жанна» и антоновскую «Под крышей дома твоего». Кадеты из училища в Вестпоинте — подтянутые белозубые американцы в сине-серых мундирах, с хорошими манерами и умеющие танцевать вальс (их каждый год приглашают, чтобы они поддерживали уровень бала) под группу HiFi «А мы любили, а мы могли» забывали то, чему их учили.  К сожалению, за танцевальной вакханалией, когда женщины, подхватив юбки вдруг начинали танцевать вприсядку, мужчины, выполняя непонятные па падали и слегка роняли своих дам, в стороне остался аукцион, средства от которого тоже пошли бы детям. На коньки, подписанные Татьяной Навкой, теннисные шары от теннисистов, работы Зураба Церетели и других художников, драгоценности и меховые аксессуары, практически никто не обратил внимания.

Танцевать я не собиралась, все ждала, что объявят аукцион, да и мое старинное платье требовало другой музыки. Но меня все-таки вытащили один раз на площадку. Под руссконародную музыку партнер закружил меня в танце. Платье не выдержало энергичных движений и кружева разошлись подмышками. Оно ведь для бала было, а не для плясок.

***

До 1991 года Общество помощи русским детям старалось помогать руским детям по всему миру, после распада Советского Союза оно сфокусировало свою деятельность на помощи тем, кто находится в России. Все привлеченные средства (на оплату административных расходов используется дарственный капитал Джона Ингалитчева) перечисляются в дружественные детские дома и приюты, реабилитационные центры для детей с психическими и физическими отклонениями, часть денег идет на стипендии для выпускников детских домов, выделяются гранты на медицинские программы (например, проект «Вернем детям красоту» совместно с Московским медицинским центром челюстно-лицевой хирургии, благодаря операциям дети с чудовищной лицевой патологией смогли получить шанс на нормальную жизнь). С этими и другими проектами можно подробно ознакомиться на сайте проекта.

Читайте также

Комментировать Всего 5 комментариев

У нас в Вашингтоне на аналогичном бале русской эмиграции все чинно благородно, хотя до полуночи я никогда не оставалась. Балалайки были, это факт, бальные танцы тоже, но никакой русской поп-музыке и народных танцев. Совсем мало осталось в живых людей, которые еще помнят, как это должно быть. А те, кто живы, слишком больны или стары для непосредственного участия в организации подобных балов.

Может, секрет в том, что в полночь все кареты превращаются в тыквы, а принцессы под влиянием вина теряют сказочный облик? 

Ира, а у вас еще проводятся такие балы?

Только что был в Январе, но я на нем не была. Как я тебе уже писала, со смертью Алексея Оболенского, мероприятия стали менее интересными, для меня во всяком случае.

Наверно, это все от моей романтичной настроенности. 

Ведь когда слышишь слово бал, о чем думаешь? Ну конечно о первом бале Наташи Ростовой. С этикетом, соблюдением формальностей, с вальсирующими парами, с записью на танец..

Мне кажется, что если бы тех, кто записывается на бал, обязали взять (или даже организовали и провели) хотя бы три мастер-класса по бальным танцам, то уже это бы публику настроило на другую волну. 

Вот мне сегодня написал руководитель ансамбля "Барыня", что, мол, не знаю, почему вам не понравилось, как мы Преснякова сыграли, народу было весело - так проблема же не в том, как исполняли Преснякова. Исполняли прекрасно. А в том, что его вообще исполняли. А народу понятное дело было весело. Потому что кроме разбитных плясок и заняться было нечем.

Но тогда и назвать надо по-другому: Пляски от Петрушки. 

И народ, может, еще радостнее пойдет.

Я очень удивлена, несколько лет назад Петрушка был вполне приличным, настоящим балом.  Эх, умирают традиции...

 

Новости наших партнеров