Евгения Чечель /

Как улучшить детский дом в два приема

Евгения Чечель живет в Великобритании и пишет диссертацию о том, как развиваются дети в условиях российских детских домов и интернатов. В поисках материала она познакомилась с международной группой ученых, которые доказали, что для решения главной проблемы сирот нужно совсем немного

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

В ноябре 2010 года я приехала в Россию, чтобы собрать материал для своей диссертации «Развитие детей в "тотальных институтах" в России». «Тотальные институты» — термин, введенный социологом Э. Гоффманом: «Место деятельности и пребывания большого количества людей, которые в течение достаточно долгого времени отрезаны от внешнего мира и совместно ведут затворническую жизнь, формы которой эксплицитны и тщательно регламентированы».

Я стала обзванивать крупные детские дома и интернаты Санкт-Петербурга и области в надежде получить разрешение на проведение исследования. В некоторых учреждениях мне отвечали отказом: многие стали бояться, что будет раскрыта ненужная правда, что на них могут «наговорить» без всякой на то причины. Многие ссылались на уже тогда начавшийся скандал с детским домом в Павловске — вскоре мы прочитали об этом на «Снобе».

Через месяц после возвращения в свой университет, который расположен на севере Англии в маленьком городе Дарем, я начала искать выход на те же детские дома через иностранных коллег. Нужные люди нашлись почти сразу — единственные ученые в своей области, которые были заинтересованы в изучении российского опыта работы с детскими домами. Они работали в международной команде: Россия, США, Великобритания и Нидерланды. Инициаторами проекта были американцы, которые смогли выбить финансирование. Они изучали связь между детьми и воспитателями и разрабатывали разные способы улучшить положение детей в детских домах, основываясь на «теории привязанности» (ее автор — Джон Боулби, 1961). В России они хотели доказать, что эту теорию можно очень эффективно использовать: стоит повернуть лишь два рычага, и весь механизм через некоторое время начинает работать, как хорошие часы.

Итак, ученые приехали в Петербург, вооружившись двумя методами. Первый состоял в изменении графика работы нянек, педагогов и остального персонала. Прежде все воспитатели (этим словом ученые объединили всех работников, непосредственно контактирующих с детьми) трудились по стандартной схеме «сутки через сутки». Теперь они стали работать пять дней в неделю, а ночью дежурили другие воспитатели.

Второй метод заключался в проведении кратковременных, но эффективных тренингов, направленных на то, как общаться с детьми. Воспитателям объясняли, что с ребенком нужно постоянно разговаривать, прикасаться к нему, что на его развитие сильно влияет улыбка. В общем-то, те житейские мудрости, которые мы знаем из собственного родительского опыта.

На роль площадки выбрали три дома ребенка в Санкт-Петербурге. В одном из них ничего не меняли, во втором проводили тренинги по работе воспитателей с детьми, а в третьем применяли оба метода. Детские дома выбирались исходя из похожих условий проживания и количества детей.

Через три года подвели итоги. Дети, проживающие в первом детском доме, так и остались ни с чем. Большая часть из них в четыре года не могла разговаривать, дети были совершенно неконтролируемыми в своих эмоциях, страдали дистрофией и замедленным ростом и накапливающейся агрессией. Для большинства из них будущее уже определено: они перейдут в коррекционный интернат, где им будут ставить диагнозы с уклоном на умственную отсталость. Во втором доме ребенка, где вводился лишь один механизм, были определенные успехи и в физическом развитии, и в коммуникации. А дети, проживающие в домах ребенка, где вводились оба механизма, поразили своими успехами: их вес укладывался в медицинские рамки здоровых детей; их моторика была развита хорошо; они разговаривали, притом их речь была приближена к нормальной, они смеялись, легко шли на контакт, были открыты; они адекватно реагировали, их эмоции были понятными: если их обижали, они расстраивались, если их радовали, они смеялись, и так далее.

Около 50% всех детей в домах ребенка были с теми или иными отставаниями. Результаты показали, что самое большое влияние обученный персонал оказал именно на умственно или физически отсталых детей. Их отклонения уменьшились почти в два раза по сравнению с детьми, которые находились в доме, где не проводилось исследования.

Работа этой команды ученых подошла к концу вместе с финансированием. Сейчас американская сторона проекта ищет новый грант. А я готовлюсь снова ехать в Петербург, чтобы вновь попытаться найти контакт с детскими домами и продолжить работу над диссертацией.

Комментировать Всего 58 комментариев

Очень интересно. Спасибо, Евгения. Мой приемный сын провел первые три года и три месяца жизни в инфекционной больнице, где детей кормили, высаживали на горшок, и мыли - и больше ничего. Когда мы привезли его домой, психолог и невропатолог определили его уровень развития как год и восемь месяцев. Спустя три месяца, они уже не могли найти признаков отставания. Теперь (десять лет спустя), будучи уже опытным родителем, я понимаю, что мы делали много чего не так - без дураков, очень во многом я бы теперь вела себя иначе. И все равно - всего три месяца дома со взрослыми, которые ведут себя с ребенком, как со своим, устранили все самые очевидные последствия институализации. Ваш текст, мне кажется, именно об этом - о том, как это просто, дать огромному количеству детей возможность нормально развиваться.

Маша, спасибо, что делитесь. Поскольку у нас достаточно высокий процент детей (здоровых или с небольшими отклонениями) усыновляется, и в основном, в Америку, то в этой связи было проведено тоже еще несколько исследований. В основном, все результаты исследований доказывают, что чем раньше ребенок будет усыновлен , тем быстрее и эффективнее будет проходить процесс его реабилитации. Есть данные, доказывающие, что 5 месяцев физического развития 2х летнего ребенка в благополучной семье = 1 месяцу физического развития ребенка в доме ребенка. Чем старше ребенок, тем эта разница становится все больше и больше.

Но, так же есть работы,касающиеся более страшего возраста детей, показывающих, что даже ребенка в возрасте 8ми лет, котрый провел всю свою жизнь в абсолютной изоляции от окружающего мира можно реабилитировать. Единственное, что на это потребуется не несколько лет, как с малышами, а годы. Были несколько работ, посвященных 3м детям, запертым в течении всей их жизни в чулане без света, привязанными к стулу или кровати их родными родителями. С ними никто никогда не разговаривал, не выводили их из этой комнаты. Похоже на некое подобие маугли...

Если будет интересно, то подробнее ознакомиться с этими работами можно на английском  у Koluchova's (1972).

Я публиковала недавно фрагмент научного фильма о том, как отсутствие эмоционального контакта влияет на развитие детей до года. Не просто инвалидность обеспечена, но бывают крайне тяжелые диагнозы.

Госпитализм. Это страшная штука. Такое кино нужно крутить по российскому ТВ вечерами вместо сериалов со стрельбой и убийствами. 

В России были такие чудесные научные  наработки в развитии детей с серьезнейшим отставанием, была школа Александра Мещерякова, доказавшая, что можно вытаскивать в мейн-стрим слепо-глухо-немых, а не только детей с такими несильными отклонениями. 

Почему не распространяются в практике эти вещи? Почему так легко списывают у нас детей в "проблемных " с какой-нибудь диагнозом?  

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова

Почему? Почему? - я каждый день задаю этот вопрос... Ведь вся система бесперебойно работает на то, чтобы лишить ребенка всех шансов. Начиная от "добрых" врачей и акушерок в роддоме, которые сразу безапеляционно заявляют матери - это инвалид, он не выживет, а выживет, так всю жизнь тебе сломает - оставь, откажись. Если откажется, то ребенок попадает в систему, где принцип естественного отбора властвует безраздельно. Самые слабые умирают в течении первого года. 30-40% умирают в течении года после перевода из дома ребенка в ДД. (цифры из исследования С. Довбни и Т. Морозовой - параллельного той программе, на которую ссылается Евгения). Те, кто выживают, живут только для того, чтобы из ДД отправиться в ПНИ или дом престарелых, а какие там условия, лучше вообще не вспоминать.

 Если семья первоначальный прессинг благожелателей преодолела, но денег на то, чтобы свободно выбирать врачей и программы реабелитации нет, то подобные "прогнозы" они будут слышать регулярно. Прибавьте к этому, что в большинстве случаев, после рождения больного ребенка отец из семьи уходит, значит мать должна как-то одна его содержать. Пособие на ребенка-инвалида (в СПб) 1200 р., а в детском доме на него государство выделяет 27.000. И тут, как правило, вступает опека - мол у матери недостаточная материальная база, а в дд о нем позаботятся - и врачи-то там хорошие, и наблюдение-то там круглосуточное, и навещать-то сможете. Как это на практике может выглядеть, все недавно видели, и все равно в психо-неврологические ДДИ стоят очереди.

Никакие реабелитационные новации в большинстве ДД не внедряются, потому что ДД это совершенно незачем. С них не спрашивают, насколько обоснованно ребенок находится на зондовом вскармливании - точно ли полный паралич глотательного нерва или просто некому было научить его глотать. Несколько раз было, что у нас на руках зондовые дети начинали сглатывать - и никому нет дела. Никто не интересуется, столько "неходячих" детей у них пошло, и случись такое - никто не поощрит. Более того, система приписных диагозов и гипердиагностики не в последнюю очередь стоит на простой зависимости: чем тяжелее диагноз, тем больше финансирование. Всех интересует только уровень смертности - поскольку это один из основных параметров отчетности. Как-то априори считается, что если тяжелый ребенок вообще жив - то сотрудники ДД полностью свои функции выполняют.

Эту реплику поддерживают: Мария Ваняшина

Я боюсь, Мария, что дело не только в том, что ДД не надо отчитываться о прогрессе. Что-то еще здесь в основе нежелания, апатии и черствости взрослых. Не очень мне понятное.

Ирина, да, дело не только в ДД. У меня есть знакомый родитель, у которого 7летний ребенок страдает очень серьезными физическими нарушениями. Родителям, при отстуствии грамотных специалистов просто невозможно справиться. В итоге, они решили объехать все интернаты и больницы, куда можно было бы определить ребенка, чо бы "ему обеспечили более правильный медицинский подход". Кончено, он ребенка никуда не отдал после насмотревшихся картин.

Так вот, есть такое понятие, лет 60 назад введенное в Европе под названием "Передышка" (англ. respite care). Никакого волшебства в практике нет, все просто. Родители отдают другим взрослым ребенка на некоторое время, что бы просто отдохнуть, перевести дух, набраться сил. А, скажем, через месяц забирают ребенка обратно домой. Приемные семьи получают денежку за это дело. И процесс идет.

В Санкт-Петербурге есть организация, филиал британской компании "Эверичаилд". Они вводят эту практику уже несколько лет. Судя пор их отчетам, процент родителей, которые на совсем отдают детей в интернаты, уменьшился почти втрое. Но опять же, финансирование приемных родителей идет не от государства, поэтому данную программу нельзя сделать пока масштабной.

Евгения,  я только хотела упомянуть о том, как сложно положение с воспитанием трудных детей. И психологически сложно, и с точки зрения наличия общественных институтов, необходимых для поддержки родителей, и с любой другой. 

Ирина, вы совершенно правы. Крайне сложно. И чем старше дети, тем сложнее.

Я вообще считаю проблему детей, трудных детей, отказных, да и в принципе детей и отношения к ним самой больной и определяющей для общества. Но более сложной вещи тоже не знаю

Ирина, я бы еще добавила отношение к инвалидности и инвалидам. Тоже очень показательно для общества.

Эту реплику поддерживают: Ирина Ткаченко

Евгения, а кто из родителей и по каким показателям может принять участие в этой программе? Как ведется отбор (ведь понятно, что британцы не могут помочь всем)? Может быть у Вас есть какая-то русско-язычная ссылка? Заранее спасибо.

Катерина, прошу прощения за поздний ответ.

Вы правы. Они пока работают вообще только в Петребурге. Даже в Москве нет ни одного центра.

Ссылка на саму организацию Эвричаилд в Санкт-Петербурге и услугу Передышка http://everychild.ru/work/1/6/

Так же можно стать принимающей семьей. Если кто-то заинтересован в развитии этой схемы или хочет воспользоваться данной прорграммой, то я могу помочь с устройством. Я с ними в контакте.

Евгения, огромное спасибо! Я живу и работаю в Петербурге, но не знала об этой организации! Теперь, благодаря Вам, знаю еще один адрес, где могут кому-то помочь. Спасибо еще раз.

Этого, увы, мало…

К сожалению, в голове у огромного количества воспитателей, педагогов и нянечек детских домов сидит твердое убеждение, что в детском доме или интернате ребенку лучше, чем в семье. Это хорошо переплетается со страхом остаться без работы, если вдруг "всех детей разберут". А ведь реально ребенка вернуть к полноценной жизни могут только родители, которые будут не только работать с разнообразными отставаниями в развитии, но и с глубокими психологическими травмами, которые находят выход в неадекватном поведении детей. И чего никогда не будет ни в одном детдоме или доме ребенка - это индивидуального подхода к каждому. Наш младший сын, попавший домой в 4 года, практически не говорил, хотя был совершенно "сохранным" с точки зрения умственного развития. Только через полтора года мы догнали сверстников, в школу вот в этом году собираемся... Тихий, вялый, не умеющий плакать и остаивать свои интересы - превратился в настоящую "звезду", с ярким характером и потрясающим набором эмоций, способностью разбираться в людях и выстраивать с каждым СВОИ отношения. Этого бы не дал ни один даже самый хороший детдом...

Так что тренинги для воспитателей - это, конечно, замечательно. И прекрасно, что кто-то видит помощь детским домам в этом, а не в никому ненужном заваливании "бедных сироток" игрушками и апельсинами. Но в целом система сиротства работает с таким количеством системных же ошибок, что иногда просто руки опускаются, когда понимаешь, как мало каждый из нас может сделать, чтобы их исправить... Это невероятно сложно без помощи государства - а государство в основном занимается отвратительно сделанной пропагандой усыновления, считает детей сотнями и тысячами, бодро отчитываясь об успехах - ах, у нас усыновили аж на 100 человек больше, чем в прошлом году. Или "мы прибавили зарплаты патронатным воспитателям региона - теперь они получают аж 4700 рублей" (из вчерашней новостной рассылки Министерства образования). Позор, какой позор... И еще больший позор - что обязательно найдется процентов 30 наших сограждан, которые на это отреагируют "вот, наживаются на сиротах, воспитывают их за деньги"… Как ЭТО исправить?

Эту реплику поддерживают: Юлия Стрельникова, Майя Богданова

Что есть хорошо для детей старше 4х лет?

Елена, согласна с Вами по поводу того, что на одних тренингах далеко не уедешь.

Тут известная история встает с "яицом и курицей". Надо сначала заниматься деинституциализацией, а потом уж обращаться к проблемам внутри самой системы.

С другой стороны, интересное наблюдения. В Велибритании есть статистика (ну, не в Российском понимании, а настоящие показатели) причин попадания детей под государственную опеку. 67 процентов детей (!) попадают либо в ДД, либо в фостеровсие семьи из-за родительского физического или психологического насилия. У нас такой статистики для детей после 4х лет вообще нет. А вот до 4х лет 47% попадают в дома ребенка из-за алкогольной зависимости родителей. Строчка про насилие отсутствует. Вопрос вот в чем : точно ли мы хотим, чтобы дети остались в этих семьях или вернулись в них ?

Про фостеровское воспитание (патронат) тоже все очень интересо получается. Опыт Запада показывает, что дети выходят с огромным набором проблем как в поведении, как в образовании, так и их психологической стабильности и социализации.

Конечно, огромное количество положительных практик, много прекрасных семей, и т.д. Но вот Великобритания буквально год назад стала задумываться, не перейти ли ей обратно к системе детских  домов...

Евгения, алкоголизм - он очень редко от хорошей жизни и не так уж часто в той стадии, когда с ним нельзя ничего сделать. И не так уж часто - когда "на дне" вся семья. Бывает, что у пьющей-гулящей мамы - вполне адекватная её мама, то есть бабушка ребёнка. "Династии" алкоголиков - все-таки не повсеместное явление. Пусть ребёнок будет не с мамой - важно, чтобы он все равно был в семье.

В цифрах же нет ничего удивительного: понятно, что в ДД круглых сирот, родители которых умерли - меньшинство.

Да, Елена. по некоторым данным 93% детей-это социальные сироты, т.е. те, у кого есть живые либо оба родителя либо один из них.

Признаюсь, я лично не много знаю про ситуации в других регионах страны. Опять же, по показателям бОльшая часть неблагополучных семей-это не Москва и санкт-Петербург. Хотя за эти данные ручаться не могу.

Но с семьями работать однозначно надо! Необходимо, я бы даже сказала. очень много опять же в той же Англии примеров восстановихшихся удачных семей.  А опека у нас в России хоть как-то работает, если говорить про родственников. Практически 500 тысяч детей ежегодно находятся с официальными опекунами-родственниками.

Один-единственный шаг, чтобы исправить ситуацию с детскими домами

Надо детей оттуда раздавать по семьям. Всё!

Никакого (совершенно никакого!) другого способа помочь детям из детского сиротского учреждения НЕТ.

Не имеет (принципиального) значения, будет отставать ребенок на треть или на четверть - он всё равно будет отставать. Всё, что нужно ребенку, чтобы расти - любящие близкие взрослые. Их НИКОГДА не заменит НИКАКОЕ учреждение и НИКАКОЙ персонал.

Если хотите помочь детдому - найдите людей, которые возьмут оттуда детей. Это - вполне реально и вполне возможно. Если работать - можно "раздать" всё детские дома.

Эту реплику поддерживают: Мария Ваняшина

Антон, это, конечно, правильно, но даже если предположить, что всех детей удастся раздать, до того, как быть пристроенными, дети проведут какое-то количество времени в доме ребенка или в больнице. И последствия этого времени останутся с ними на всю жизнь. Если эти эффект инстиутуализации можно ослабить, это необходимо делать.

Маша, "какое-то время" большинство детей проводит в больнице в своей жизни. Главное, чтобы из больницы ребенок таки попадал в семью, а не в приют и не в детдом. Очень не хватает нам системы фостерных семей. Две-три недели, проведенные в больнице (да если там еще и надлежащий уход будет и внимание) - это не год, не два и не пять лет, проведенных в системе; это проходит быстро и без следа. 

"Какое-то количество" - это ключевое тут.

Маша, проблема же не в том, что не нужно учить воспитателей улыбаться, проблема в том, что надо менять систему, а не думать о цвете стен... Да-да, все вспомнили тот самый анекдот, но, в отличие от анекдота, просто надо всех "распустить", раздать по семьям. Это можно, это - получается, в ряде регионов даже очень хорошо (детей лет до пяти - мало-мало, а где-то и до семи). Вот именно тут и надо сосредоточить усилия и немногие гранты.

Просто потому, что мой путь решает проблему, а этих (замечательных и искренних) ученых - нет.

Эту реплику поддерживают: Dmitry Marishkin

Антон, Вы совершенно правы. Это не решает главную проблему. Но если нельзя взять и поменять систему (кстати, а почему? где именно находится та воля, которой можно было бы поставить и решить такую задачу?), то почему бы хотя бы не облегчить детям жизнь таким косметическим способом?

У нас с вами спор примерно такой: я говорю, что надо закрывать к чёртовой матери эти казармы для младенцев, а вы говорите: ну, давайте для начала хотя бы мебель новую купим и шторы повесим - станет уютнее.

Станет. Но проблему это не решает.

Антон, совершенно согласна с Вами по сути.  Мы с коллегами лет 10 назад обсуждали с чиновниками московскими программу передачи хотя бы маленьких детей в приемные семьи. Никакого понимания не нашли. Мне показалось, что все как обычно упирается в деньги.  Видимо делобыло в том, что количество денег, направляемых в детские дома, зависит от количества детей в них. Понятно, что часть денег по дороге "прилипает".  Те чиновники, которые кормились в этой системе, совершенно не хотели ее разрушать. Может  быть и теперь так же?

Наташа, я смотрю на проблему несколько с другой стороны (видела мало детдомовских детей, но много проблемных - в семье) и мне кажется, что систему надо перестраивать со стороны родительства: вот конкретная ситуация - мать-одиночка, воспитывающая слабоумного ребенка с выраженным эписиндромом. Все представили? Она его любит и бросать не хочет. Но вот уже восемь лет у нее нет ни одного (!!!) дня отдыха. Она одна, ее никто не поддерживает, перспективы... да что о них говорить! Вот эта система детдомов все равно уже существует, и деньги выделяются огромные, и вот этой бы матери как раз и помочь где-то - не забрать у нее ребенка тотально, а, может, отпустить ее отдохнуть, создать ей возможность отправить этого ребятенка на лето куда-нибудь, пройти ей какой-нибудь тренинг обучающий, для снятия усталости и т.д. И тогда ребятенок был бы в семье, и мать с полноценной жизнью, и общество участвует... А в реальной жизни она сдалась - нищета, отверженность, его агрессия, отсутствие прогресса (школу, даже коррекционную, он посещать не может) и каких-нибудь надежд. Теперь лечится у невролога, страдает от чувства вины...

Эту реплику поддерживают: Елена Альшанская, Евгения Чечель

Катерина, совершенно согласна с Вами! Я выше пишу как раз о программе "Передышка". Которая дает возможность родителю или родителям просто сделать выдох.

К сожалению, у нас пока нет масштабной программы на страну. Но в Санкт-Петербурге уже есть. Опять же пока только под руководством британцев.

Спасибо, Евгения! Маразм, как всегда: есть деньги на ужасно дорогое, практически вегетативное содержание этих детей в гос. детдомах, и нет денег отпустить согласных растить этих детей в любви и заботе матерей на отдых... :( Но может дело все-таки как-нибудь помаленечку сдвинется...

Это тоже огромная проблема! У на вообще умеют делать только что-то "полярное": или ребенок в интернат, или - возись сама, как умеешь. Серединных вариантов - нет вообще.

И не только в этом вопросе. Например, обнаружив, что семья неблагополучная, что детям там не слишком хорошо, у чиновников два выхода: погрозить пальчиком или - отобрать ребенка и лишить родительских прав. Хотя в 90% случаев надо делать что-то между этими крайними вариантами. Но законов - нет. И, например, мои конкретные предложения по тому, что должно быть "между" - так и лежат где-то под сукном.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Антон, если взять скандинавский подход, то они всех детей раздали одним маход, ДД закрыли, и все это за 1 год.

Ну да, вернулись дети в семьи. Половина из этих родителей броней стояли, чтобы не допустить возврат родных детей к себе домой. А государство сказало-сделало.

Как вы думаете, насколько хорошо детям в семье, которых просто выкинули из нее за ненадобностью, а потом заставили забрать? Опять же у нас в России 2 миллиона в среднем детей беспризорники. У большинства из которых есть родители. Дети сбегают из дома. Явно не от хорошей жизни.

Я не говорю сейчас про усыновление, там другая история взаимотношений. Там родители желают ребенка, а ребенок желает иметь родителей.

Эту реплику поддерживают: Мария Пылькина

Откуда цифра про 2 миллиона беспризорников?! Кто и как их считал?! Поинтересуйтесь методиками. Их нет.

Десять лет назад Карен Шахназаров сказал про "2, 5 миллиона беспризорников" - просто сказал, от балды - и все повторяют, и повторяют. Нет их столько беспризорников (это каждый десятый ребенок от 0 до 18 лет получается - но ведь это не так?) По подсчетам МВД - порядка 10000 детей - беспризорные. Десять тысяч - тоже немало, но не два миллиона - не надо обманываться.

Теперь о другом. Я не писал, что надо кого-то "заставлять", в том числе, кровных родителей. Я писал про то, что детей можно раздать в семьи, по большей части это будут приемные семьи. В России есть не только усыновление, но и опека, и приемная семья - и эти формы вполне "работают". Если работать.

Одна из больших проблем во многих регионах состоит в том, что органы опеки и попечительства (по большей части, исторически) входят в систему управления образованием. А значит, у них, и у детского дома - один начальник. И отсюда  - война за контингент.

В Москве, например, органы опеки и попечительства "отделены" от образования - и проблем с передачей детей в семью на этом уровне нет. Есть другие - но они есть везде... И вот тут надо работать. Надо пропогандировать прием детей в семьи, надо обязательно учить приемных родителей, надо готовить детей к передаче в замещающие семьи. И надо, наконец, придумать что-то большее, чем дилема "погрозить пальчиком" - "лишить родительских прав".

Антон, да, Вы правы на счет статистики. Но какова точность цифры 10 000? Если верить РОССТАТ, то по официальным данным в 2008 году

60 903 беспризорных ребенка было найдено и отправлено в лечебные учереждения, а не 10 000. Плюс 61 333 безнадзорных ребенка было отправлено в профилактические учереждения (из них 35 332 ребенка было отправлено милицией).

И это цифры только тех детей, которые были поставлены на учет.

Вы говорите про то, сколько детей прошло через систему профилактики правонарушений  и безнадзорности несовершеннолетних за год. А я говорю об оценке того, сколько их сейчас в данный момент, оценочные МВД. Разумеется, эти дети ещё не выявлены. Как будут выявлены - попадут в ваши 60903...

Но можно согласиться и с 60 тысячами, суть не меняет - порядок примерно такой, десяток (десятки) тысяч. Но не - два миллиона!

И тем более эта проблема выглядит разрешимой!

Но ребенок безнадзорный или беспризорный - еще не обязательно "пациент" организации для детей, оставшихся без попечения родителей. И наоборот. Потому, что в год выявляется порядка 100-150 (в разные годы) тысяч детей, оставшихся (по тем или иным причинам) без попечения родителей. Далеко не все они потом попадают "в систему", чаще всего - сразу же устраиваются в семьи, лишь около трети - в организации для детей, оставшихся без попечения родителей.

Всего сейчас в стране порядка 120 тысяч детей, которые находятся в детских организациях, и которых можно (и нужно) передавать в семьи. Порядка 40% из этого числа - инвалиды. Маленьких (до 3-х лет) и здоровеньких (относительное) - порядка 5% от этого числа. 

Выводы о качестве работы всей системы устройства детей в семью делайте сами...

Антон, спасибо за цифры. вы не посоветуете источник, откуда можно взять информацию более достоверную кроме РОССТАТ или ЮНИСЭФ?

Спасибо!

те кто дают гранты боятся, что не туда деньги пойдут...

Конечно нужно деньги тратить, чтобы детей оттуда выводить вснми способами. Только кому от этого будет польза кроме самих детей??

Чиновникам? Врачам? биологическим родителям? - всем им только хуже от этого будет... Вот все на месте и стоит..

 "Не имеет (принципиального) значения, будет отставать ребенок на треть или на четверть - он всё равно будет отставать" - Антон, Вы это серьезно? Не имеет принципиального значения, ходит ребенок или нет? ест самостоятельно или нет? говорит или нет? А зачастую это и есть та "непринципиальная" разница, которая зависит исключительно от человеческого ухода даже и в пределах учреждения. "Раздать" детей с психосоматическими нарушениями в обозримом будущем невозможно. А от того "будет он отставать на треть или на четверть", зависит сможет ли он сам себя обслуживать или будет всецело зависеть от милости персонала. Честное слово, по ту сторону забора это имеет самое принципиальное значение.

Эту реплику поддерживают: Евгения Чечель

Детей "нераздаваемых" порядка 30-40%. И про них - отдельный разговор. Действительно, ни в одной стране мира их по семьям не раздают. В приличных странах их селят в небольших "коммунах" с дежурным, который их обсуживает и следит за ними. Часть совсем плохеньких так и живут в интернатных учреждениях. Это, увы, непреодолимая штука.

Но "обучаемые" дети (даже 7-го и 8-го вида) - это дети, которые могут (и должны) найти семью. И мне кажется, это - вполне решаемый вопрос.

Эту реплику поддерживают: Елена Фортуна

Надеюсь, что так. Хотя и не в ближайшей перспективе. Скажите пожалуйста, а когда опека отказывает в усыновлении или опекунстве по причине тяжелых диагнозов ребенка (безотносительно материальной базы потенциальных родителей) - насколько правомерно она это делает. Есть ли вообще какой-то перечень диагнозов и состояний, при которых усыновление невозможно?

Совершенно, абсолютно, категорически НЕПРАВОМЕРНО.

Право ребенка на семью "перекрывает" всё.

Нет таких диагнозов. Если усыновитель (опекун) готовы принять ребенка с таким диагнозом - нет никаких причин оставлять ребенка в учреждении. Разумеется, требования к усыновителю или опекуну, установленные законом, должны быть соблюдены.

Маша, на 100% поддерживаю Вас! Есть такие практики и примеры детей, которых с пожизненным заточнением в больницах, выхаживали отдельные люди без какого-либо специального медицинского образования. Дети через несколько нет выходили в мир и могли жить самостоятельной жизнью!

Уникальные результаты есть.

Эту реплику поддерживают: Антон Жаров

Евгения Чечель Комментарий удален редакцией

Не соглашусь с такой однобокостью решения. Не раздать по семьям, а обеспечит ьсемейное проживание всем детям. И в это прежде всего входит работа по профилактике, работа с  кровными семьями, и во вторую очередь -семейное устройство.

"Магистральных направления" (если судить по дискуссии тут) - три.

Тех, кто сегодня в детском доме - раздать по семьям (вероятно, замещающим, в значительной части).

Для тех семей, что находятся в кризисе придумать, наконец, что-то ещё, кроме пары "ничего - или отобрание ребенка".

Для тех детей, что семьи найти не смогут - учить воспитателей, открывать двери детских учреждений,  и т.д.

С такой постановкой вопроса - согласна?

Да, навернео сегодняшних уже в значительной мере замещающим.

Хотя, опять же, мы ведь не знаем что будет, если все-таки прорабоать по каждому ребенку работу с его кровной семьей или хотя бы кровными родственниками. Такой тотальной работы(когда для нее при этом есть и средства и инструменты) никто не проводил.

А в будущем да - профилактика на входе и замеща.щая семья -на выходе. Как во всем мире, в обещм-то.

Эту реплику поддерживают: Антон Жаров

Елена, поделитесь пожалуйста, часто ли на практике встречаются детские дома с "домашней" обстановкой. Я не говорю про дд семейного типа, где в 10 раз меньше детей, а дома, где детей 45-50 человек?

Может быть мне повезло, но я встречала несколько подобных учереждений, где совершенно адекватные воспитатели, директор. Детей 50 человек, но все, кто с ними работают, стараются быть внимательными к каждому. Опять же всего не увидишь за несколько недель, но первые ощущения такие...

Просто какой из вашего опыта процент именно таких детских домов?

Видите ли, в чём дело... Детские учреждения для детей, оставшихся без попечения родителей делятся на разные виды. До 4-х лет ребенок находится в учреждении здравоохранения - Доме ребенка. В таких оргнанизациях, как правило, до 50-60 "коек", детей, обычно, несколько меньше. Есть, конечно, и большие, но в основном - порядка 50 "мест".

Дети постарше попадают в детские дома, школы-интернаты и т.д. и т.п. Там встречаются разные учреждения. Максимум детей, который я видел - порядка 200. Обычно - от 70 до 100 человек. Есть и малокомплектные, где может жить и 30 человек.

Но это - не имеет большого значения. Самое большое значение имеет то, кто в этом детском доме директор. Если этот человек "на месте" - то хорошо (условно "хорошо", потому, что детям в любом учреждении не хорошо), если "не на месте" - то соответствующе... По крайней мере, я корреляцию вижу именно с этим, а не с количеством детей.

Всё равно человек не в состоянии "принять" в ближний круг ни 25 человек, ни 100, ни даже 10 (как в группе). В лучшем случае гуртуются по комнатам (до 5 человек), но и то... В общем, нет другой альтернативы, кроме семьи.

Антон,  я знаю всю процедуру распределения детей. Я была в домах ребенка, в интернате и в детских домах. про те, которые я упомянула, дети живут от 7 до 12 лет.

Там 50 человек. Про ближний круг спору нет, всех не охватить. Но персонала там на каждые пять человек-воспитатель. Что по меркам интернатов роскошь.

Видите ли в чем дело, 65% детей приходят в институты в возрасте от 4-7 лет. И приходят они с огромным багажом проблем. Когда они выходят из интерната (если выходят) в 18 лет, то все начинают винить 100% эти интернаты и детские дома. Что все беды, все проблемы, вся неприспособленость, агрессия и т.д. , что все вызывается институциализацией.

Но кто решил, что отчасти все последствия во взрослом возрасте связаны только с проживанием в интернате, а не с их прошлым, причинами попадания в эти учереждения. Что с ними было до(!) поступления в интернаты.

Если ребенок в 10 лет (после проживания 7 лет с родителями-алкоголиками) будет отправлен в патронатную семью, проблем его это не искоренит. Да, если все будет правильно, то уменьшит риски "на выходе", но не искоренит их.

Отчасти с вами соглашусь. Если смотреть на ситуацию "чёрно-бело", то те, кто жил лет до 5-6 в семье (даже не шибко хорошей) "инвалидизируются" гораздо меньше, чем те, кто попал в систему в более раннем возрасте.

Но если покопать глубже... Понимаете, ну вот очень мало (крайне мало) примеров, когда пребывание в семье после интернатов НЕ исправляло "инвалидизацию" ребенка. Крайне мало детей, чьи проблемы НЕ решились одинм простым способом - попаданием в семью. Нормальную, обычную, но добрую и любящую семью.

Слава богу, так человек  устроен - всё, что хочешь компенсировать может.

Антон, вы правы, конечно. Семья-это лучшая среда для человека. Но в каком возрасте последствия более сложные и труднопоправимые? в 12-14 лет? Взять ребят 16 лет, например. Они агрессивны, с проблемами повередения, не приспособлены. Это не их вино, но кто их будет брать в семьи в таком возрасте?

А таким ребятам дико тяжело по жизни приходится...

У нас никто не проводил исследований по постинституциональным людям через 10-20 лет. Опять же, в Великобритании было несколько подобных работ. И , несмотря на то, что они воспитывались в патронатных семьях, у большинства из них очеь искажены представления о собственной семье, будущих детях и т.д.

тем не менее все психологи работающие у нас с принимающими семьями и работавшие в Дд говорят одно и тоже, что если ребенок попал из проблемной семьи в 7 лет в приемную семью, то это да, трудности и проблемы и их надо решать, но если ребенок попал в 7 лет из системы др, дд - то это принципиально другие проблемы и решатиь их гораздо сложнее и дольше

ну конечно можно насобирать исключений и там и там, но в общем примерно так

Эту реплику поддерживают: Антон Жаров

Ровно это я и написал.

Если до 7 лет жил в семье - все гораздо проще, чем если попал в систему раньше.

Я к сожалению не могу сказать, что мой опыт можно каким-то образом называть статистикой. индивидуальный опыт ничего может не говорить о ситуации в целом.

Тут ведь два аспекта:

1. Сама по себе система проживания детей в дд - противоречит интересам ребенка, так как в принципе приводит к инвалидизации психики и приобретению навыков существования в сообщстве, отличном от того, в котором потом ребенку жить. Поэтому единственное, в чем она реально нуждается - в полной реорганизации и расформировании этой системы в ее сегодняшнем виде.

2. Пока эта система существует, и механизмов закрыт ь ее завтра у нас нет, необходимо улучшать условия пребывания там детей, потому что каждый день - это потерянное время жизи ребенка.

И вот важно как-то чтобы два этих момента не входили в противоречие.

Елена, вы очень правильно все написали.

Маша Гессен Комментарий удален редакцией

Почему персонал ДД в своем большинстве работает формально? Почему не хотят ничего  менять к лучшему? Но, при этом и не отказываются делать что-то хорошее и учиться новому, если появляются всякие доброхоты, которые учат. Система закрытая. Никто не наблюдает за жизнью ДД он-лайн. Нет летописцев, которые бы писали что-то типа- сегодня Марья Ванна отсоединила трубочку, потому что Вася стал глотать самостоятельно.  В тиши и безгласности всякое безобразие творится. Дети за себя постоять не могут, а  общественного глаза нет, потому что общества в определенном смысле нет.  

Помните историю Джессики Бигли, которая усыновила двух русских мальчиков-близнецов. Одного наказывала холодным душем и острым соусом. Она  сама рассказывала об этом на телевидении и показывала съемку своих наказаний. В публике женщины плакали возмущались, и героиня была этим удивлена. Мне было очевидно, что она совсем не так оценивала то, что делала. Когда  она увидела реакцию людей, она через какое-то время  высказала сожаление.

Когда в ток-шоу это обсуждается, хотим мы этого или нет, в обществе вырабатываются какие-то культурные нормы- что считать насилием, что не считать,  как к этому относится.  В ДД-х есть только их внутренние  нормы, которые конечно задаются директором и его приближенными. А директора бывают разными.

Эту реплику поддерживают: Наталья Конрадова

У нас вообще не очень много СМИ, которые готовы всерьез обсуждать эту тему. А действительно массовых среди них и вовсе нет. Возможно, это следствие того, что и массового спроса на тему не существует. Она воспринимается как экстремальная и по большому счету общественность не интересует.

Кстати, в детском доме в Павловске, который мы обсуждали месяц назад, сейчас происходят изменения, которые мы могли бы отслеживать - Андрей Домбровский, руководитель волонтерской организации "Подорожник", стал заместителем директора детского дома (после того, как с этой должности сместили бывшего директора). Ему будет очень тяжело в ближайшее время, потому что при общем плохом состоянии детского дома, в котором находятся 550 детей-инвалидов, там еще и нет единомышленников. Но Андрей периодически делится новостями - так что мы имеем возможность наблюдать за ежедневными микро-изменениями.

Мне кажется спрос на тему можно бы формировать. Я помню этот материал про ДД в Павловске. Правда было бы интересно узнавать как там идут дела. Там никто блог не ведет?

Там есть только один человек, понимающий, что такие вещи нужно рассказывать - Андрей Домбровский. Он на связи, я в ближайшее время опубликую его последние "отчеты" - как он проходил собеседование в департаменте здравоохранения, как его приняли в детском доме в новом качестве (был волонтером, а стал администратором) и что там происходит теперь.