Татьяна Матанцева /

/ Париж

Штейнберг и Янкилевский на улице Сены

Улица Сены в квартале Сен-Жермен на три четверти состоит из галерей и антикварных лавок, и один раз в году, в мае, здесь устраивают праздник ArtSaintGermain — совместный вернисаж галерей, на котором выставляются лучшие художники. В этом году на ArtSaintGermain впервые были представлены художники из России

Фото: Татьяна Матанцева
Фото: Татьяна Матанцева
+T -
Поделиться:

Во время ArtSaintGermain улица Сены становится непроходимой из-за толпы любителей искусства — за вечер в каждую галерею приходит около пятисот человек.

Ответственный секретарь проекта ArtSaintGermain Жан-Франсуа Этуареc (Jean-François Aittouares) рассказал мне, почему в этом году было принято решение показать работы из России.

Больше всего посетителей прошло через галерею Клода Бернара (Claude Bernard). Здесь открылась персональная выставка супрематиста Эдика Штейнберга, и толчея была такая, что снимать удавалось с трудом.

Фото: Татьяна Матанцева
Фото: Татьяна Матанцева

Большинство посетителей были друзьями художника, поэтому Штейнберг устал от бесконечных приветствий и присел в сторонке. Услышав про «Сноб», он счел нужным заметить: «Я и коммунизм не люблю, и демократию терпеть не могу, поэтому пусть "снобы" на меня не обижаются». Но потом все же рассказал о своем сотрудничестве с галереей.

Здесь был и давний почитатель, а также коллекционер работ Штейнберга – бывший австрийский посол в Москве Вальтер Зигль (Walter Siegl), который специально прилетел на вернисаж из Вены. Он привез с собой буклет первой персональной выставки Штейнберга, которая состоялась в 1978 году на Малой Грузинской.

Фото: Татьяна Матанцева
Фото: Татьяна Матанцева

Господин посол зачитал мне оттуда несколько фраз, которые кажутся ему особенно важными.

Поговорив с послом, я пошла в галерею «Минотавр», которая расположена напротив, через улицу. Здесь, буквально в двух шагах от Штейнберга, выставлялся второй участник персональной выставки 1978 года — Владимир Янкилевский.

В «Минотавре» было значительно меньше посетителей. Я застала Янкилевского практически в пустом зале за оживленной беседой с Александром Стаховичем — крупным коллекционером русских шестидесятников. Оба рассуждали о новых мировых центрах современного искусства — Берлине и Дрездене, и парижанин Стахович сожалел, что его город стал артистической провинцией. В ответ Янкилевский решил напомнить, что в 60-е авангардистская арт-тусовка в Москве тоже была крайне немногочисленна. 

И объяснил, почему это было так и почему избыток информации истощил творческий потенциал современных русских художников.

Центральное место в галерее занимал «Саркофаг», одно из последних произведений Янкилевского, которое сам он относит к категории «объектов».

Фото: Татьяна Матанцева
Фото: Татьяна Матанцева

Напоследок я спросила Владимира, может ли наступить такое время, когда его работы будут украшать гостиные жилых домов.

Я еще немного побродила среди работ, которым не суждено украсить стены гостиных, а потом вышла на улицу Сены и пошла по ней вниз.