Престижная арт-помойка

Armory Show — главная ярмарка Недели современного искусства Нью-Йорка — вызывает у кураторов, коллекционеров и галеристов все больше раздражения. Зато на ее фоне расцветают новые параллельные выставки

Фото: AFP/East News
Фото: AFP/East News
+T -
Поделиться:

Как правило, так получается, что если в город приходит арт-ярмарка, то она вскоре захватывает его целиком, с каждым годом множа сущности и сателлиты. В 1998 году в Нью-Йорке впервые открылась ярмарка современного искусства Armory Show. Свое название она позаимствовала у легендарной выставки 1913 года, организованной Ассоциацией художников и скульпторов Америки. Они впервые показали широкой публике работы 300 авангардных художников из Европы и США. Пресса и пуританское американское общество тогда взорвались гневными обвинениями в аморальности, сумасшествии, шарлатанстве. Президент США Теодор Рузвельт воскликнул «Это не искусство!» Для молодых американских художников эта выставка стала катализатором дальнейшего развития.

Современная Armory Show — это ярмарка, в которой принимают участие 275 галерей со всего мира. За время ее существования появилось несколько дополнительных выставок-продаж, которые и составляют теперь мартовскую New York Art Fair Week. В этом году ярмарок всего было девять: Armory, ее официальный сателлит Volta, Scope, Pulse, Pool, Verge Art Brooklyn, Red Dot, Fountain и The Independent.

На Armory, которая пока еще считается главным событием недели, в большом количестве присутствует очень, как здесь говорится, waspy публика (от w.a.s.p. — белые англосаксонские протестанты, старая нью-йоркская аристократия). Убеленные сединами, с прямыми, как палка, спинами, в разноцветных дизайнерских очках старейшие коллекционеры и галеристы Америки — именно они осуществляют главные покупки и продажи.

Что до остальных посетителей Недели — большинство из них вряд ли что-то приобретет в свои несуществующие коллекции. Для многих New York Art Fair это, в первую очередь, тусовка. Сходить на несколько разбросанных по всему городу ярмарок, пофотографировать выдающиеся работы (совершенно не обязательно в художественном смысле, это может быть выдающаяся деревянная грудь), выложить на Facebook — это самое любимое занятие. Armory Show уже, наверно, никогда не поднимет такой волны, как это было в 1913 году. Самое громкое, что случилось в этот раз — стеклянная камера, в которой находился один из экспонатов, разбилась от легкого прикосновения посетительницы. Вот он, прорыв в искусстве.

В безумном многообразии представленных работ редко кто запоминает понравившегося автора: «Сейчас, сейчас, вот здесь я записал его имя». Художник Виталий Комар заметил, что запоминаются имена только плохих художников, а хорошие моментально вылетают из головы. Его жена Анна Хальберштадт-Комар, психолог, предположила, что здесь может действовать закон Зейгарник, согласно которому незаконченные действия запоминаются лучше законченных — они оставляют вопросы или раздражение. А раздражение всегда лучше запоминается — вот уж правда.

Раздражение от Armory Show накрывает где-то к третьему часу почти беспрерывного хождения по галереям. Первые ощущения от хорошего оформления стендов, выхваченных взглядом интересных работ — новых или уже встречавшихся ранее на Art Basel Miami, на Венецианской биеннале — стираются от перенасыщения образами, красками, формами. К концу вечера у тебя остается лишь ощущение глобальной арт-помойки, а произведения из реди-мейда, то есть готовые, вполне бытовые вещи, представленные автором как произведения искусства (грязные тряпочки, старые пыльные компьютеры, сдутые шарики, черные смятые сапоги), дополняют картину. В этот момент кажется, что любая грандиозная свалка имеет шанс стать идеальной выставкой с потрясающей человеческой историей (что еще, как не мусор, рассказывает нам историю наших предков в археологии?) — надо только убрать неприятный запах.

В раздражении по отношению к Armory признаются многие. Куратор Мария Байбакова говорит: «Для меня нет смысла туда возвращаться. Ощущение закрытого пространства, нет света, нет простора, непонятно, сколько времени. Для меня Armory вырождается. При этом я хотела бы сказать, что больше туда не пойду, но каждый год, когда уже приезжаешь в Нью-Йорк, глупо не зайти хотя бы раз. Тем более, что это такое место встреч с коллегами, знакомыми, друзьями».

Организаторам Armory все труднее привлекать галереи, которые не хотят больше теряться среди сотен участников. В прошлом году участников было 289, сегодня — 274. Крупных нью-йоркских галерей стало меньше (отказались David Zwirner, Pace Gallery, Sikkema Jenkins), зато приехали британцы White Cube, Victoria Miro, Timothy Taylor. Вслед за i Art Basel Miamорганизаторам Armory удалось зазвать галереи из Латинской Америки, но вряд ли они вернутся с гастролями в следующем году — участие в Armory стоит дорого. Из русских представлены Regina Владимира Овчаренко (бывшая в этом году и в Майами) и XL галерея Елены Селиной.

Комментировать Всего 66 комментариев

Маша, а если не Armory, то какие ярмарки на это неделе Вы бы посоветовали посмотреть?

Определенно, Independent. Armory — это просто ярмарка. А Independent сформировался в прошлом году, когда несколько хороших дилеров — Elizabeth Dee, Darren Flook и другие — сели и сказали: «Мы больше не можем терпеть эту ужасную помойку. Это несхоже с нашим духом, с духом наших художников. Не участвовать в этом тоже как-то глупо, потому что столько всего происходит в Нью-Йорке, а тратить на это деньги не хочется. Давайте сделаем что-то альтернативное — то, что будет для нас, про нас, и что будет отражать наши ценности и причины, по которым мы этим занимаемся». И они это сделали, у них очень круто получилось: они за один только год построили бренд, которому люди доверяют. Здесь более качественный отбор работ и намного меньше вероятность сделать ошибку и купить какую-то гадость, что может в любой момент произойти на Armory. Галереи Independent работают с молодыми развивающимися художниками в середине их карьеры. К их искусству галеристы относятся не как к продукту коммерции, а с большим уважением, как к интеллектуальному выражению художника. Это важно, и это чувствуется.

Какая из работ запомнилась вам на Independent?

Галеря Родео из Стамбула с греческим художником Eftihis Patsourakis. Он сделал интересную работу из преддверных половиков, которыми он обменивался с людьми. Приходил к людям, просил у них старый половик, давал им новый, а потом сшил из этих ковриков большой ковер. Это такой художник, который занимается реди-мейдом, но на другом уровне: он рассматривает человеческий мусор, потому что по нему можно вообще-то писать историю человечества. Все то, что люди выкидывают и что они считают ненужным. Мне понравилась работа, представленная здесь, я думаю, она музейного качества. Она рассказывает про социум, про наше существование, про человеческую сущность, она меня очень тронула.

Эту реплику поддерживают: Виталий Комар

Какие тенденции можно отметить на Armory?

Грустные какие-то тенденции. Например, то, что отполированный алюминий стал модным материалом, из которого можно и нужно делать работы.

Всякого блестящего вообще очень много.

Мне кажется, есть "блестящий успех" и есть "успешный блеск" - 

и это не одно и то же.

Эту реплику поддерживают: Ксения Семенова

Несколько фотографий с Independent. 

Тот самый ковер из половичков, который понравился Марии Байбаковой. 

Robert Melee. Her chair (2010).

Огромная "музыка ветра".

Работа из пластилина Dan Rees. Мне понравилось, что в зависимости от настроения можно менять картину, вносить в нее изменения собственными пальцами. Не знаю, задумывал ли это художник, но я бы однозначно так делала.

Как говорил Мао Цзэдун, «пусть цветут сто цветов». Здесь мы видим эти сто цветов, которые принадлежат будто разному времени. Мы видим подражание старому искусству, фотореализм, абстракционизм, геометрический абстракионизм, экспрессивный абстракционизм, мы видим видео, скульптуру: здесь можно найти абсолютно все. Возникает сомнение в стабильной константе времени — создается ощущение, что ты находишься во временном потоке. Похоже на музей, где коллекция создавалась столетиями: у меня похожие ощущения в Лувре, но там это действительно так, а здесь всего-то один-два года — и такая разностилица, разноголосица, от которой в конце дня устаешь.

Если вам очень хорошее искусство давать в неумеренных дозах — как и шоколад, и конфеты, — вас может просто стошнить. В конце вечера я почувствовал это перепроизводство красоты. Причем я говорю о красоте не иронически, мы видим разные грани разного понимания красоты, от коммерческого понимания до красоты довольно экспериментальной.

Эту реплику поддерживают: Евгения Найберг

Мао Цзедун  говорил:   «Политика, позволяющая расцвести сотне цветов и состязаться сотне школ идей, — это политика под­держки прогресса искусства и науки».

В этой фразе не только позволение  кормчего художникам цвести, но и их обязанность   пахнуть – генерить идею.

И если с цветами везде, в том числе и на  подобных ярмарках все в порядке – недостатка нет. То с идеями дело обстоит сложнее.

В искусстве всегда присутствует стремление  удивить, поразить, потрясти… и для этого художник идет через отрицание канона, через эпатаж…   Это норма.

Отклонения от нормы начинаются тогда, когда сто идей постепенно, но и постоянно сворачиваются в одну – выпендриться. И ничего кроме.

Мария сказала: «Для меня Armory вырождается».

Я ее слышу именно так.

Я согласен с тем, что прекрасно выразила Мария Байбакова

и её замечание применимо ко многим коммерческим

манифестациям постмодернизма.

Для меня, визуальный стиль - это не только поверхностный блеск, это

ещё и символический образ идей, исторически связанных с

этим стилем.

Я люблю историю вообще и историю искусства в частности и, вероятно,

чем больше узнаёшь о том или ином стиле, тем более многозначным

символом он становится. Например, в истории русского

авангарда, эпатаж очень трудно отделить как от мотивов, так и

от последствий творчества.

Как пишется, так и читается…

Мне интересны тенденции.

Русский авангард эпатировал, но у него была идея, которая сегодня получила определенное признание.

Вот мне и интересно, видите ли Вы идею в том, то выставляется или мне позволительно утвердиться в мысли, что я вижу лишь соревнование эпатирующих?  

История соревнования Леонардо с Микельанжело придаёт

романтический драматизм искусству Возрождения.

Я уже ответил, что для меня, за разными стилями стоят идеи, которые

(с моей, субъективной точки зрения) символически связаны с

историей возникновения стиля и с историей изменений его

оценок.

Эти символические ассоциации не обязательно возникают у

другого зрителя.

Наши вкусы отличаются и зависят не только от чувственного

восприятия конкретной работы, но и от степени погружённости

в историю развития её стилистического контекста.

Именно поэтому говорят: "О вкусах не спорят!".

не надо забывать,что послее того как все цветы расцвели Мао взял косу и пошел махать.. бжик, вжик, вот вам...получите.

А потом Мао взял косу и бжик, бжик...

Да, Вы правы, но сегодняшнее китайское искусство очень разнообразно 

и популярно во всём мире.

Виталий,это, после добротного унавоживания перегноем от скошенных цветов, как всегда с Китаем, посмотрели, обработали и выдают на гора, что полупроводники, что одежду, что иc куц-цтво, то биш арт

Но при этом китайское искусство очень похоже на все товаропроизводство Китая - они видят, что популярно и штампуют, штампуют, штампуют.

Эту реплику поддерживают: Виталий Комар

Вы правы, Ксения! Мне кажется, - в этом есть что-то от неосознанной

и наивной "травестии", которая (независимо от планов автора) граничит

с тем, что я могу назвать "национал-модернистской" пародией

на западную моду.

Это такой немножечко супермаркет. Всегда такое зрелище: много интересного, но много и проходного. Есть художники, которым, как и некоторым писателям, нечего сказать, но они очень хотят прославиться. На них написано «rich and famous».

Мне очень понравилось видео наших русских ребят — AES+F «Пир Тримальхиона» http://www.snob.ru/selected/entry/3561, оно меня заворожило.

Armory на мировом уровне не самое топ-шоу, но если говорить про качество людей — здесь собираются сливки. В Майами очень многие приезжают ради фана. Я здесь по работе. Для нас это очень важный рынок. Но для нас важно не только и не столько спонсировать выставки, работать с художниками, но вообще понимать принципы, какие есть в искусстве, и привносить их в бизнес.

А какие ярмарки, по-твоему, самые топовые?

Ну, по всем параметрам это Art Basel. Еще Miami Basel, Frieze, Fiac. С кем я ни говорил, все это подтверждают.

Поражает, что все больше и больше художников работает с мусором и вообще тем, что осталось от людей.  Это какой-то мейнстрим прямо становится.

С мусором сейчас работают очень многие, а первым был Марсель Дюшан, в 1913 году у него появилась работа "Колесо от велосипеда", и представляла она из себя собственно колесо от велосипеда на табуреточке.

Эту реплику поддерживают: Виталий Комар

Кстати, жесту Дюшана предшествовало 19 -ое столетие - время

великих археологических открытий и, я думаю, выставки этого

древнего "мусора" в музеях, были одним из неосознанных

источников авангардных экспериментов.

Колесо от велосепеда и без дадаизма могло оказаться очень

ценным экспонатом в музее будущего.

Авангард может научить историческому взгляду на сиюминутное

и (казалось бы) политическое, как на часть Истории.

Футуризм сегодня (как и СССР) - это не "светлое будущее",

а "тёмное прошлое", и это не менее ценный опыт, чем тёмные

холсты 17-го века, Караваджо и Рембрандта.

Эту реплику поддерживают: Ксения Семенова, Владимир Кайгородов

думаю что это для большинства без классической школы легче, чем традиционное, на холсте и красками

Это очень хороший вопрос, на который я не знаю ответа, но многие реди-мейдеры и те, кто создают художества другими способами, но не рисованием, наверняка с вами поспорят. 

Эту реплику поддерживают: Василий Кафанов

мусор-это очень благородный материал!

Ходила с приятелем - армянским художником Арутом Симоняном, к его другу Евгению Фикс, который выставлял серию портретов ветеранов Холодной войны.

Ощущение торжища абсолютное. Я совсем не специалист в современном искусстве, но исправно хожу на все доступные мне биентале и ярмарки. Здесь у меня сложилось впечатление, что есть много хороших работ, но нет никаких ориентиров кроме "потеншал валью".

Арут придумал развлечение - остановиться перед стендом и представить, что среди прочего в нем что-нибудь из Уорхола или Черный квадрат висит среди работ. И вот что изменится? А ничего!!!! Сольется в однородную кашицу.

Да, особенно если ходить долго. 

То есть первый час восприятие еще работает, как-то каталогизируешь увиденное, отмечаешь, что понравилось, что показалось неожиданным и так далее. Потом, как говорил, Виталий Комар, словно объедаешься шоколадом - вполне может стошнить. Проявить умеренность получается не вполне. Я вот думала, а как себя чувствует коллекционер, не сбивается ли прицел на этих ярмарках. 

Эту реплику поддерживают: Александра Штаерт

Мне кажется у опытного коллекционера прицел никогда не сбивается. Чего стоит обязанность/способность продать любимое произведение, если оно перестало идеально сочетаться с "более ценными" новыми приобретениями.

в музеях больше часу проводить нельзя! если  не профессионал, то мрак, как и в анимации нельзя больше 7 персонажей на экране, глаза и мозги не реагируют,  и так далее, вообще заходишь, покупаешь первое что нравиться и уходишь

Как в любом супермаркете )

Одним словом, дегенеративное искусство!

Вполне себе название для нового течения )

такая выставка была у гитлера

Да, погорячилась, прочитала. И что тогда ты хотел сказать этой "цитатой"?

Я хотел сказать, что американское искусство - дегенеративное!

Эту реплику поддерживают: Вера Васина

Ксения Семенова Комментарий удален автором

за исключением индейского...

Самвел, извините, но на Армори большинство художников -

не американцы!

(Равно как и большинство галеристов, и коллекционеров)

Эту реплику поддерживают: Василий Кафанов

я не столько о географическом понятии, сколько об идеологическом, Виталий

Я Вас понимаю Самвел, но (исходя из своего субъективного

восприятия) не могу увидеть "американскую идеологию", как

одно "круглое яичко".

Американское искусство невероятно разнообразно!

Мне кажется, - Америка страна очень плюралистическая и религиозная

и даже среди христиан здесь, много разных идеологий.

А идеологические различия между президентом - демократом

и президентом - республиканцем, сегодня, очевидны.

Виталий, полностью Вас поддерживаю.

Арт-ярмарки обслуживают вкусы покупателей, а не историков искусств, критиков и так далее. Но в любом случае я согласен с общим ощущением Ксении, что на Armory Fair полно китча и мусора, но если есть время покопаться, то можно найти вполне стоящие вещи. 

Маша Байбакова права по поводу Independent fair, которая занимает 3 этажа здания бывшего DIA Foundation на West 22nd street. Это пожалуй самое живое ощущение за неделю. Особенно мне понравился стенд Anton Kern с "Bureau hard hat" и стенд Matthew Monahan. Также достоен внимания стенд Andre Kreps с "Giant Windchimes"  by Klaus Weber и встроенная в стену работа Ricci Albenda. Еще были хорошие работы "Picasso Guitar Collage in Sculpture" by Alicja Kwade на стенде Johan Konig и работы Victoria Morton в Glasgow Modern Institute.

Кстати, еще хорошая была ярмарка "Движущихся образов" в Waterfront Tunnel с большим количеством интересных видео. 

Эту реплику поддерживают: Елизавета Давыдова

Друг нашей семьи Хайм Сокол на этом поле много сделал. А про Дюшана слышал - его прямо боготворят некоторые.

Немного запуталась в треде ) Илья, на каком поле Хаим Сокол много сделал? На поле реди-мейда? Пожалуй, нет, он из нового поколения концептуалистов, как мне кажется.

Помню была совершенно очарована его работами в проекте "Русское бедное" в Перми. 

А Дюшан просто взорвал понимание искусства тогда, как и Малевич. 

Я имел ввиду, что Хайм реально использовал и использует много предметов с помойки или с антресолей и из прочих забытых углов для своих работ.  Ржавые листы, жестяные листы, тазы, прикроватные решетки, фотокарточки из выброшенных альбомов.

Приятно,  находясь во Флориде ощущать себя в изоляции от всех кунсткамер  и фокусников от искусства, всех продавцов snake oil, приятно, но скучно, здесь, в глубинке, самым мощным  произведением искусства была отлакированная (в ногу со временем) доска с выжженной надписью Дорога к Пляжу.

Вот надо же как вы - была ярмарка в Майами, вы были в Нью-Йорке, приехала ярмарка в Нью-Йорк, вы от нее спаслись во Флориде = )

За радость оказаться близко с доской, о которой вы говорите, отдала бы многое )

Ксюша, на второй фотографии — опечатка. Не Botega, а Botero (Колумбийский художник и скульптор Fernando Botero)

но в точку!, как из лавочки, до того перепроизводство...

Конечно, Митя, спасибо большое, поправили.

Работы у них там просто шикарные!!

сегодня первый холодный день, наверно из Нью-Йорка надуло, а для сугрева идите в корейскую баню, которая в Квинсе, там на крыше открытый бассейн, и если зажмуриться, то можно представить себя даже на пляже в Майами

Еще хочется сказать несколько слов об официальном сателлите Armory Show ярмарке Volta NY. Добавление NY здесь важно, потому что Volta также является сателлитом Art Basel в Швейцарии. 

У Volta самое выгодное расположение - в двух шагах от Эмпайр Стэйт Билдинг, на 34 улице. 

Галереи, участвующие в Вольте, отобраны кураторским советом ярмарки, просто арендовать здесь стенд нельзя. Единственная российская галерея, которая уже второй раз сотрудничает с Volta (первый раз был в том году в Базеле) - это московская фотогалерея "Победа" Нины Гомиашвили.

Нина решила показать фотопроект "The Crown" группы "Четвертая высота" (Галя Смирнская, Дина Ким и Катя Каменева работают вместе с 1992 года), созданный в сотрудничества с швейцарским фотографом Урсом Биглером. 

Ярмарка Volta стоит посещения.

Статистика такова: 86 галерей, из которых 45 из Европы. Всего представлены 23 страны, 45 городов, 93 художника. Все очень хорошо организовано, галереи в основном придерживаются принципа один художник на стенд. Volta производит освежающее впечатление после перегрузки образами на пирсах Armory. Кроме того очень удобно стандартизирована информация:у каждого стенда есть определенного формата листовка про художника, которая идеально вставляется в аккуратную черную папочку, выданную при входе.

Будучи русскими по происхождению мой друг и я первым делом отправились к Наташе Ахмеровой, которая возглавляет Цюрихскую галерею Barbarian Art.

Несмотря на название галереи (Варварское искусство), Наташа вполне цивилизованный человек, так же как и ее очаровательная дочка, которая была вместе с ней. Они выставляют художника Евгения Фикса (1972) родом из Москвы, в 17 лет переехавшего в Нью-Йорк. Как лейтмотив он выбрал тему «Ассоциация ветеранов холодной войны» , на восьми потретах изображены разочарованные ребята, служившие в армии США с 1945 по 1991 – ветераны войны, которая так и не состоялась нигде кроме как в средствах массовой информации Америки и СССР.

 

Потом мы зашли в московскую фотогалерею «Победа» Нины Гомиашвили. Проект «Четвертая высота + Урс Биглер»  - 8 фотографий все под странным заголовком «Корона».

Вообще должен заметить, что осмотреть все галереи, все произведеия искусства, встретиться с коллегами и друзьями, посетить все ужины и вечеринки – это нечеловеческое 24-часовое упражнение, но избежать его или как-то рационализироать не получается.

 

Эту реплику поддерживают: Елизавета Давыдова

Мне очень понравился проект художника с именем EVOL, галерея Wilde из Германии. 

Это картон.

Паралелльно ярмарочным представлениям проходят и выставки в галереях. Валери Куэто, давняя подруга Ника Ильина, по национальности француженка, но по нраву - абсолютно русская: веселая, бойкая, громкая, смешливая, любящая закатить пир на весь мир с танцами до утра.

Поэтому, может, и сотрудничать любит с нашими художниками. Ее галерея представляла художника Александра Пономарева, а сейчас в рамках New York Art Fair Валери устроила выставку и ужин (с блинами, икрой, красной рыбой, солеными огурцами, водкой и тортом Наполеон) в честь русской художницы Наташи Ивановой под названием Angels&Bandits. Наташа, хрупкая, невысокого роста блондинка с добрыми глазами давно увлекается тюремной символикой - лагерными татуировками. Наташа на пятом месяце беременности, на эти пять месяцев и пришлись самые активные работы над проектом: "Мне кажется, мой ребенок сразу должен родиться с татировкой, столько я на них насмотрелась за время беременности", - говорит художница. 

Все ее бандиты действительно получились ангелами.