Авангардный экспрессионизм как среда обитания

Мы сходили в MOMA на закрытую экскурсию с автором каталога Abstract Expressionist New York Паулиной Побоча. Пустынный музей поразил завсегдатаев

Фрагмент репродукции картины "Белый свет" Джексона Поллока
Фрагмент репродукции картины "Белый свет" Джексона Поллока
+T -
Поделиться:

По вторникам Музей современного искусства (МОМА) в Нью-Йорке закрыт для посетителей, в этот день организуются только специальные экскурсии. Народу мало, и это потрясает. Маша Генкина которая часто приходит сюда с детьми, говорит, что обычно в любой день и в любое время суток здесь не протолкнуться. Поэтому возможность походить по пустым залам музея была многим очень дорога. Экскурсию для нас провела куратор отделения изобразительного искусства и скульптуры MOMA и автор каталога этой выставки Паулина Побоча.

Выставка Abstract Expressionist New York — наиболее полная, академическая ретроспектива ньюйоркцев Марка Ротко, Виллема де Кунинга, его жены Ли Краснер, Джексона Поллока, Барнета Ньюмана, Дэвида Смита, Филипа Гастона и других. Все они жили в 5-7 милях от музея, часто заходя сюда за впечатлениями. А кураторы в свою очередь наведывались к художникам, периодически покупая их работы в коллекцию музея. На экспозиции классические картины абстрактного экспрессионизма расположены в хронологическом порядке (40-е — 50-е — 60-е годы), можно наблюдать эволюцию художников. Например, в ранних работах Джексона Поллока очень заметно влияние Пикассо (характерное изображение пальцев и глаз), постепенно от картины к картине видишь, как художник нащупывал свой стиль, свой метод, свой подход к тому, что потом назовут «живописью действия».

Огромная кумачово-красная картина Ньюмана с полосками висит на дальней стене галереи, все стараются отойти подальше, чтобы охватить ее взглядом, но Паулина говорит, что по замыслу художника подойти надо очень-очень близко, чтобы красный цвет словно выливался на тебя из картины. Мы подходим почти вплотную — от пульсирующего алого цвета кружится голова. «Если бы мои картины были поняты, это был бы конец капитализму и тоталитаризму», — говорил художник, послевоенный абстрактный экспрессионизм в полной мере отражал страхи людей, узнавших Вторую мировую войну, Холокост, живущих в страхе атомной войны и конца света.

В зале с Ротко куратор рассказывает, что картины художника висят ниже остальных, но все-таки недостаточно низко — сам художник считал, что между его картинами и зрителем должно быть минимум препятствий: пространство меньше, свет притушен, чтобы ничто не мешало погружаться в цвет.

К полотнам чистого абстракциониста Эда Рейнхарта, который, в отличие от других художников, никогда даже не занимался фигуративным искусством, необходимо подходить обстоятельно. На первый взгляд огромный черный квадрат вдруг при разглядывании раскладывается на разные цвета и вписанные внутрь фигуры.

Комментировать Всего 27 комментариев

Очень хорошая экскурсия. Паулина — куратор высокого уровня. Конечно, рассказ был сокращенным, работ очень много, а времени мало, но она блестяще провела экскурсию. Мало знают о том, что все эти большие холсты, поллоковские, например, появились потому, что госдепартамент поддержал абстракционизм, они им дали большие возможности — об этом в свое время была статья Макса Козлова в «Артфоруме», он раскопал множество документов о финансировании департаментом огромной выставки в Европе. Кроме того, художникам дали большие студии и попросили рисовать большие картины — это чисто американское, что больше — лучше. И когда американские картины приехали в Европу, рядом с ними европейские абстракционисты показались маленькими. То есть там были потенциально равные таланты, но картины просто забили своим размером.

До этого либеральная европейская интеллигенция воспринимала американцев немного как провинциальных художников, но эта выставка стала крушением высокомерного  отношения к американскому искусству. Тогда они поняли, почему Марсель Дюшан очень давно уехал в Америку: он почувствовал, что центр двигается туда. Сейчас молодые европейские художники продолжают стремиться в Нью-Йорк.

На этой выставке в МОМА я впервые увидел работы жены де Кунинга, эти розовые пятна — что-то потрясающее. Я в последнее время становлюсь все больше и больше феминистом, и вот я увидел ее работу и подумал, насколько женщина сильнее. Что-то есть такое, чего нет у мужиков в живописи.

Это необыкновенная удача для художников, что госдепартамент поддержал безсюжетное искусство! Какя-то просто нечеловеческая гибкость со стороны бюрократов.

Эту реплику поддерживают: Катерина Инноченте

Гибкость и прозорливость. Какой выхлоп зато от этого они получили.

интересно!

http://artsbeat.blogs.nytimes.com/2008/01/23/the-cia-and-the-culture-war/

Ну что ж, если благодаря CIA мы узнали художника Поллока, то спасибо CIA. Если бы не советская поддержка писателей-коммунистов, я бы никогда не узнала о Чипполино, одном из самых важных мужчин в моей жизни.

Джани Родари

Он был близок к комунистам, а может был и сам, но любил русских девушек и кататься на параходе по Волге, я имел удовольствие иллюстрировать одну из его книг, но к сожалению не Чиполино, а жалко! Я даже привез оригиналы!

О прозорливых бюрократах: -нескольких экспрессионистов художников правительство поддерживало и раньше посредством WPA, так называемых Федеральных художественных проектов. Те федеральные проекты, кроме финансовой поддержки дали художникам возможностьэкспериментировать с большим масштабом и форматом. Аршил Горький, однако, назвал социальный реализм того времени (из-за его академичности) 'poor art for poor people'. Продолжая тему заметки в Таймс, на которую указал Василий: На днях я прочитала статью музыковеда Чарльза Розена, где он приводитконтр-аргументы своему коллеге Тарускину, настаивающему на том, что успех американской музыки (Элиот Картер, Мортон Фекльдман) а также экспрессионистов, был связан с поддержкой их работы американским правительством (как инструмент холодной войны). Также Розен упоминает,что французы связывали успех американских экспрессионистов с кознями и заговорами определенных дилеров, действующих с поддержкой американской пропаганды. Американское правительство -- "прозорливые бюрократы" поддерживаличерез WPA и музыку, и живопись довольно авангардных и передовых людейв середине-конце 30х, до начала холодной войны.  Для примера, один из проектов 1936 года, Баллет Караван, то есть предшественник Нью Йорк Сити Балет, об'единил Элиота Картера (в Европе считаемого самым важнымамериканским композитором 20 века), Линкольна Кирстена, хореографа Эрика Хокинса, композиторов Копланда и Вёрджила Томсона, причем в довольно провинциальном месте, в деревне Кин, в Нью Хампшире, и позволил им вместе создавать что-то совершенно новое, что буквально называлось в програмках "экспериментом" и что впоследствии дало удивительный материал (рождение Нью Йорк Сити Балет, хотя бы, а также развитие стиля Картера). Привожу этот пример, так как в моей работе мы в память этому интересному сотрудничеству композиторов, знаменитого импресарио Кирстена, скульпторов, дизайнеров,фотографов и тд  сделали когда-то программу-посвящение. И Картер стал известным и успешным композитором до холодной войны и Полак, до своего участия выставках с поддержкой Госдепа.

off-topic: В связи с нашей экскурсией в МОМУ вспомнила какое удовольствие было пару недель назад слушать Капеллу Ротко, знаменитое произведение Мортона Фельдмана!

Эту реплику поддерживают: Ксения Семенова, Василий Кафанов

Лена, расскажите за что любите Фельдмана? Я все никак не полюблю.

Вчера кстати был коцерт его произведений: http://www.facebook.com/event.php?eid=103001919781060

Милая Маша! У меня нет внятного ответа по поводу Фельдмана. Я его музыку не знаю. Слушать ее в записи сложно, так как сама музыка не громче шепота, а играют ее в Нью Йорке не часто (некоторые фельдмановские вещи длятся 2 часа или даже шесть(!), кому ж высидеть. Мне чтобы что-то новое и занимательное из музыки или живописи полюбить, нужно несколько раз слышать/видеть.  Из того малого, что слышала могу сказать, что музыка Фельдмана потрясающе красива, тем что возвышенна. Фельдман малыми средствами достигает колоссального эффекта величественности, там много внутренней энергии. (Однако, еще один прекрасный композитор Куртаг, достигает такого же прекрасного эффекта, но многочисленными нотами :). Куртага я вспомнила, потому что его произведение было в том же отделении, что и Фельдмановская Капелла Ротко, пела музыку Куртага на стихи русского поэта худенькая выпускница Джулиарда, американка с безупречной русской дикцией. Мне кажется музыка Фельдмана имеет тот же эффект что и разноцветные туманы Ротко (В обшем обьяснять музыку я не знаю как-- кстати вспомнилось что Бернард Шоу когда-то написал историю музыки и хотел, чтобы его интерпретация эффекта музыки слвами даже глухому была бы понятна! музыку трудно обяснять). Фельдман мне видимо нравится, так как после его концертов я с удовольствием начинаю его музыку мычать себе под нос, что со мной не часто- попробуйте Шуберта помычать! А вообще меня такие фигуры как Полок, Бекет, Фельдман или Мерс Канингам очень интересуют в прнципе, так как изменили представление о том, что возможно в искусстве.

Эту реплику поддерживают: Катерина Инноченте

Михаил Плоткин Комментарий удален автором

недавно я попал в Вене на выставку "Power Up: female pop art". Честно говоря, к поп-арту я до этого в целом относился скептически. Но работы Evelyne Axel и Marisol меня потрясли: на мой взгляд, они куда глубже, чем все многоцветные поп-иконы и смятые банки  кока-колы... Очень несправедливо, что этих художниц почти забыли...

Некоторые художественные критики газетного типа может

быть и забыли, но добросовестные университетские историки

искусства - совсем другое дело.

На наших глазах произошло "переоткрытие" Артемизии Джентилески,

например. Теперь она рядом с Караваджо и другими великими именами

своего времени.

Виталий, а Вы не читали вот этот роман о ней? 

http://www.amazon.com/Passion-Artemisia-Novel-Susan-Vreeland/dp/0142001821/ref=pd_sim_b_1

Спасибо, Катерина, -  жизнь Артемизии сильнее любого романа!

Я знаком с несколькими исследованиями, посвящёнными её

биографии и творчеству (включая её показания в суде) но,

к сожалению, этот роман не читал.

.

а где можно почитать ее показания в суде? заранее благодарю! 

Они опубликованы в приложении:

"Testimony of The Rape Trial of 1612 (Appendix B)",

в книге "Artemisia Gentileschi. The Image of Female Hero

in Italian Baroque Art"  by Mary D. Garrard.

Prinston University Press, 1989

ISBN 0-691-04050-8

Замечание Ньюмана: «Если бы мои картины были поняты, это был бы конец капитализму и тоталитаризму» — характерно, ведь многие из его поколения (утописты!) были убеждены, что искусство может повлиять на то, как мы живем и во что верим.

Поэтому и Ротко ждал от своего зрителя определенной трансформации.

Следующее поколение художников описывали невероятное первое впечатление от грандиозных и больших по масштабу работ Ньюмана или Поллока, увиденных в первый раз в относительно небольшом пространстве выставляющей их галереи. Размещение этих работ в музее имело почтиразочаровывающий эффект, как сказал мне сосед, художник Брайс Марден, пусть даже и правильно повешенных картин, без рам, как рекомендовал своим картинам Ньюман. Чем дальше от студии художника картина, тем меньше ее сила.

Но я в то по-особому заряженное время (когда двери студий и галерей были нараспашку и доступны любому) не жила, а имея возможность позавчера побродить спокойно по выставке, была просто счастлива оказаться одна в пустом зале, окруженная полотнами Ротко (ни в одном музее мира нет такой полной и серьезной коллекции американскихабстракционистов).

Интересно, как  малая по масштабу действий сцена (несколько лофтов-мастерских, квартир, пара трактиров ниже 14-й улицы, ну и колония в тогда еще немодном и провинциальном Hamptons) произвела столь колоссальный по интенсивности и своим последствиям эффект.

Меня также удивила прозорливость и понимание тогдашней администрации музея во главе с директором — одним из основателей, который покровительствовал самому на то время радикальному направлению.

"...были убеждены, что искусство может повлиять на то, как мы живем и во что верим."

Оно и влияет. Просто медленно!

Эту реплику поддерживают: Elena Siyanko

Интересно Полина сказала о Нью Йоркских художниках сороковых:  Необходимо было быть абстракционистом, чтобы тебя воспринимали  всерьез.

Меня тоже это заинтересовало. Женя, как думаешь, каким художником надо быть сегодня, чтобы считаться "серьезным"? 

Эту реплику поддерживают: Катерина Инноченте

Вы правы, только сегодня, - слово "непонятный"

(применительно к художнику)  может быть воспринято

"знатоками" в кавычках постмодернОвой самоиронии.

Эти эфемерные кавычки (независимо от воли автора) будут

указывать на некую неизбежную "несерьёзность".

("Змея начала заглатывать свой хвост...")

У  абстрактных экспрессионистов (до Поп-арта и

постмодернистского гламура) такой проблемы не было. 

Эту реплику поддерживают: Евгения Найберг, Василий Кафанов

Есть у меня приятель американский немолодой художник Richard Pitts, он рассказывал, что в молодости все арт студенты и художники друг друга знали, уж в лицо точно, они собирались в двух трех кафешках, и легко можно было общаться. Никто из сокурсников и не думал в то время, что можно будет прокормиться искусством, все понимали ,что надо где то работать, а творчество, это на стороне. Забавных историй у него много, и про первые американские выставки после войны в Европе и тп. Одна мне особенно по душе. Они, пара студентов пришли поглазеть на первую выставку Дали в Нью Йорке, так галерист сказал"А вы ребята художники? Приносите картинки, хочу посмотреть! как работает молодежь. Сейчас это немыслимо, хотя лет двадцать назад такое случилось и со мной!

Вообще тогда  после войны люди поступающие в арт институты считались обывателями и родителями не совсем нормальными, ущербными. Надо Ричарда разговорить и записать, полно разных историй, конечно мемуаров на эту тему много, но тут один из прямых свидетелей и сам хороший художник, преподавал до пенсии в ФИТ..

Эту реплику поддерживают: Ксения Семенова

Василий, обязательно разговорите и нам расскажите, невероятно же интересно!

Эту реплику поддерживают: Мария Шубина, Василий Кафанов

Для меня на выставке было очень интересно то, что при довольно небольшом колличестве картин хорошо прослеживлось как некоторые художники пришли от немного фигуративных картин к полной абстракции (как например Поллок), а некоторые в обратном направлении (как например Гастон). В отличие от ретроспектив этих художников (Поллока в МОМЕ лет пятнадцать назад, а Гастона в Мете лет семь назад), на этой выстовке было понятно как они видоизменялись в совокупности с изменениями у других художников того времени.

Так же меня абсолютно поразил новый для меня художник 

Ad Reinhardt. Полина объяснила, что его картина - это совсем не монотонный черный квадрат. В квадрате есть рисунок, который проступает только если очень долго смотреть на картину. И действительно - через минуту проступили едва заметные черные полосы другого оттенка черного. Я бы точно этого не увидела если бы пробежалась по выставке сама. Этот подход - всмотреться, чтобы по настоящему увидеть, даже если перед Вами всего лишь только черный квадрат - меня действительно поразил.

Мы не успели рассмотреть все картины. Я скорее всего схожу на выставку еще раз перед тем как она закроется.

Спасибо снобу и Елене за организацию!

Эту реплику поддерживают: Виталий Комар

Меня же тоже поразил именно он. Как неудобно, я перепутала фамилии, спасибо, Маша, поправлю в своем тексте.

Мария Генкина Комментарий удален автором

Нации достигают апогея своего значения и влияния один раз в своей истории.  Для США, возможно что этот момент настал в годы последующие концу 2й мировой войны: США только-что преодолели глубочайший экономический кризис в их истории; победили Германию и Японию (в мыслях рядовово американца, почти самостоятельно); вышли из войны единственным из главных союзников с незатронутой территорией и промышленностью, с почти полной военной монополией над всем миром, особенно при единственности обладания ими атомного оружия. Ощущение могущественности и моральной правоты выразилось у американцев уверенностью в свою изобретательность, в верность своих решений и в силу все-побеждающего индивидуализма.  Искусство, включая даже самое авангардное, не могло не выразить национальную психику. 

 

Абстракные экспрессионисты представили эту Америку силой, масштабом, оригинальностью своих произведений, и отсутствием в них какого-то конкретного сообщения, особенного политического. Но пришли они к этому положению путем совсем не-прямым.  До войны, художники отличались от общего населения левой политикой, вплоть до участия в коммунистической партии. Разочарование в коммунизме после убийства Троцкого и особенно после договора между Молотовым и Риббентропом, и разочарование во всех –измах вообще, отвергнутых как истинных причин войны, освободили художественный мир от вопросов не связанных с чистой эстетикой. Но я не вижу в этих работах сознательного выражения американского настроения. И я совсем не вижу в этих работах правительственного влияния и симптомов политической манипуляции.

 

Что, собственно, и писал Max Kozloff в Artforum в Мае 1973-го года.  Он описал как темы свободы и индивидуального создания были подхвачены USIA (Информационного Агенства США) вместе с картинами абстрактных экспрессионистов для выставок представляющих достижения Америки посланных в Европу, Южную Америку, но направленных, конечно, против влияния коммунизма.  Эту работу перенял Международный Отдел Нью Йоркского Museum of Modern Art, где мы и видели эти-же самые работы.  Но Max Kozloff не обсуждал кто стоял за финансированием и организацией этих выставок: политические темы, и государственное обеспечение их путем денег пропущенных через CIA, этими темами занялись другие (Eva Cockcroft, “Abstract Expressionism, Weapon of the Cold War”, Artforum June 1974; Serge Guilbaut, How New York Stole the Idea of Modern Art: Abstract Expressionism, Freedom, and the Cold War, 1963; Frances Stonor Saunders, Who Paid the Piper? The CIA and the Cultural Cold War, 1999; список из статии Jennifer Liese, Artforum, May 2003, Revisiting Max Kozloff’s essay “American Painting During the Cold War”, которая кончается сожалением выраженным Max Kozloff о конспиративной интерпретации контекста работ этих художников).     

 

Употребление движения абстрактных экспрессионистов американским правительством за рубежом США для убеждения европейцев и других, на фоне холодной войны – тема захватывающая и неожиданная.  Но я не встретил в этом материале ничего обвиняющего самих художников в участии в пропагандных целях или даже в поддаванию правительственной манипуляции – влияние правительства не превзошло влияния богатого коллекционнера на любого художника (да, нужно признать что до войны, частные деньги редко появлялись на американском художественном рынке для покупки новой живописи, а о роли музеев как собирателей и поощрятелей современного исскуства никто тогда даже не мог бы себе представить).  Мне кажется что размер этих картин был больше связан с присутствием в нескольких кварталах южнее Cedar Tavern дешевых фабричных помещений будующего SOHO, чем с выдумкой правительства подавления снизходительности к американскуму исскуству размером американских картин.

 

Американская самоуверенность пошатнулась довольно скоро, потеря атомной монополии, ничья в Корее, выявление трещин и лицемерия в американском обществе, выразились на произвидениях абстрактных экспрессионистов и на личных судьбах самых известных из этих художников.  Jackson Pollock и David Smith погибли в автомобильных катастрофах; Arshile Gorky, Franz Kline и Mark Rothko покончили самоубийством.  В шестидесятых годах, цепь убийств президента Кеннеди, его брата, кандидата в президенты пять лет спустя, Мартина Лютера Кинга, массовые рассовые безпорядки и провал во Виетнаме, настолько разорвал американское общество что привел страну к подобию революции.  Художественные темы полностью переменились и политизировались.  На фоне этого рождение алтернативной культуры и мышления обновило и перестроило американский – и мировой – строй жизни, со временем создав все те пособия мышлению сделавшие возможной нашу жизнь сегодня.  Может-быть перерождение американского общества в конце 1960-х годов было настоящем зенитом Америки?  Но это уже совсем другая тема.