Наталья Конрадова /

Какую историю дают нашим детям

История как школьный предмет может быть бесконечно скучной, тенденциозной, развлекательной или, наоборот, академической. Она больше других предметов связана с идеологией и мировоззрением, и поэтому в ней так важен баланс между сухими фактами и их оценкой; между историями, которые рассказываются, и наукой историей

+T -
Поделиться:

Участники проекта «Сноб» рассказывают, как они относятся к урокам истории в школах, где учатся их дети.

Телевизионному продюсеру Вячеславу Поличенко нравится, что историю в Финляндии преподают через образы; журналист Ирина Абаринова считает, что в американской школе историю дают примитивно и часто предвзято; библиотекарь Светлана Хвостова рада тому, что московская учительница ее сына демонстрирует гражданскую позицию; пиар-менеджер Игорь Писарский полагает, что самое важное — профессионализм преподавателя, и считает, что его сыну повезло.

Комментировать Всего 11 комментариев

Вячеслав Поличенко Комментарий удален редакцией Почему?

Старшей дочери 15 лет, учить историю она начинала в Москве, а продолжает в финском городе Иматра. Он находится на границе России и Финляндии, и при сложных отношениях двух стран последних веков историю здесь умеют преподавать так, чтобы не запутывать, а все-же распутывать клубок истины. Мне нравится терминология: к примеру, поражение Финляндии в кровавой Зимней войне здесь именуют «победой духа». Вроде бы подтасовка, но ведь как это точно сформулировано, и не в лоб, а работает. «Победа духа» — это точный образ, и, по-моему, хороший преподаватель истории всегда дополняет факты образом, чтобы включить воображение ученика.

Впрочем, даже если просто не скрывать факты, история будет резонировать в нас, и образ явится сам. К примеру, мы зашли как-то со старшими детьми в маленький краеведческий музей Иматры. Музей частный, и очень пожилая его хозяйка провела для нас экскурсию на хорошем английском: дружелюбно рассказала историю города, где бывали цари и русская дореволюционная богема, историю Зимней и Второй мировой, которая настигла ее в возрасте моей дочери, показала советские военные мундиры, подаренные нашими ветеранами в знак примирения. И вдруг история: «А на этом фото, дети, наш знаменитый снайпер: он двести русских за войну уложил», — она сказала это с гордостью, возможно, забыв, что перед ней русские... Мы молча вышли, я рассказал детям все, что знал про Зимнюю войну, на которой воевал, кстати, и мой дед. В этом смысле предмет «история» близок понятию story в драматургии. И так же завораживает.

Мне в школьной истории многое не нравится. Во-первых, школьной программы и стандартов как таковых нет. Учебников тоже. Поэтому учителя в разных штатах — кто во что горазд. Как правило, это люди не очень-то начитанные, и взгляды они проповедуют в основном либерально-примитивные. То есть никто, конечно, историю намеренно не искажает, но, скажем так, упрощают. Даже моя дочь считает, что их учитель в средней школе был предвзятым, и привела пример с освещением гражданской войны между Севером и Югом. По ее мнению, позиция южан, их аргументы, принципы и ценности практически не обсуждались в классных дискуссиях. Про Вторую мировую войну, кроме Холокоста, ни о чем особенно не рассказывалось. Роль России? Что-то упоминалось, но очень мало, так что, видимо, она не очень важная.

В общем, я пришла к мысли, что моя дочь знает историю в каком-то смысле лучше, чем ее учитель в средних классах.

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Литвин

Когда то Гегель сказал:"Единственный урок, который можно извлечь из истории -это то, что из истории никто ничему никогда не научился". С другой стороны, Наполеон говорил, что серьезный человек читает только историю. 

Что главное в школе? -Пробудить интерес. Остальному потом научатся (если, конечно, не по специальности). Историю и литературу изучаю всю жизнь, от сведений, полученных в школе, наверное, ничего не осталось, кроме того, что вещи это интересные. 

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova

Вот сейчас моя дочь в High school (Boarding school), я уже не могу следить, что они там обсуждают и как. Но с ее слов, знаю, что серьезное внимание уделяют тому, как работать с первоисточниками,  находить самому дополнительную литературу по курсу, правильно оформлять эссе (указывать ссылки, и т.п.)

Тем не менее, согласна с вашим мнением, и мы сами постоянно подсовываем ей книги по истории, особенно русской и европейской, только на школу не надеемся.  

Так сложилась, что преподавательница истории у моего сына — единственный учитель «с человеческим лицом». Это тем более приятно, что она ведет еще и обществоведение, которое началось уже в шестом классе. Сейчас они проходят далекую Киевскую Русь, но ей удается преподносить материал так, что дети видят в древней истории не набор бессмысленных цифр, а логически вытекающие один из другого факты. Надеюсь, что это даст сыну запал на все учебные годы. Мне самой хорошая «историчка» попалась только в девятом классе, поэтому все, что было до периода «новая история», слилось в единую массу дат и сражений.

Учительница сына — человек интернетный, на уроках обществоведения до детей доносятся отголоски ЖЖ-шных баталий, иногда в рассказах сына я узнаю обрывки знакомых постов. Я думаю, тут важна даже не та точка зрения, которую учитель пытается привить детям, а сам факт, что у нее есть активная гражданская позиция. И сын чувствует, что какие-то важные события происходят в стране здесь и сейчас.

Как-то раз, придя из школы, Денис сказал: «Знаешь, мама, я бы хотел, чтобы ты с ней подружилась». Мне кажется, это «высший балл» для учителя. Когда ученик видит в нем живого человека, а не автомат для выставления оценок.

Эту реплику поддерживают: Olga Kulakova

За все время, пока мой сын изучал историю в школе, я не сталкивался с какими-то принципиальными проблемами или с подходами, с которыми был бы в корне не согласен. Но на последнем этапе среднего образования, когда сыну потребовались репетиторы, он познакомился с преподавателем, который историей занимается профессионально и увлеченно, является не только учителем, но и автором книг. И в этот момент предмет заиграл новыми красками. Сын вдруг понял, что любит историю — а до этого она стояла для него в общем ряду с химией, физикой и физкультурой. На этом примере мы увидели, как один человек за несколько занятий может определить направление и даже судьбу ученика. Теперь сын серьезно подумывает о том, чтобы поступать на истфак МГУ, хотя за все время обучения в школе у него таких амбиций не возникало. Так что вывод банальный: все зависит не от предмета, а от преподавателя.

А у моих детей собственный учитель истории - папа. Мой муж - школьный учитель истории, и я им горжусь. Говорю это, хотя из школы ему все-таки пришлось уйти, семью трудно содержать на такие деньги. Но те несколько лет, что он работал учителем, уже имея семью (то бишь меня) в качестве наблюдателя, заставили меня кардинально изменить свое отношение к урокам истории, которую в школе я не любила. Будь у меня такой учитель... Он и до сих пор общается со своими учениками, которые уже, правда, в вузах. Думаю, что эта работа была самой любимой и самой подходящей ему.

Он много знает и помнит, конечно; много читает, многим интересуется. Школьный учитель должен много знать, я думаю, потому что дети ведь задают такие вопросы, какие не всякий взрослый задаст. Он проводил с детьми свое личное время (и вызывал бурю моего личного возмущения, но был прав), ходил с ними в походы, устраивал какие-то мероприятия, вечно сидел и придумывал тесты. Однажды я даже помогала раскладывать по группам результаты очередного теста, и на это ушла у нас половина ночи. По-моему, детям было с таким учителем легко и интересно, а ведь именно тогда они начинают интересоваться тем, что интересно ему, то есть в данном случае историей.

Мне кажется, он старался рассказывать об истории честно - правду, какой она ему представлялась. Когда мне достались от дедушки в наследство фотографии защиты диплома на заводе под огромным портретом Сталина, он их выпросил, отсканил и носил показывать детям, - какова была атмосфера той эпохи. В тот год, когда он ушел из своего лицея, он говорил часто: "Наша школа держится, но вряд ли это надолго, - сверху идет давление, и мне совсем не нравится то, чему нас пытаются заставить учить". Я не историк и не могу объяснить, чему именно пытались несколько лет назад заставить учить школьников в России. Просто пересказываю.

В середине 90-х Фонд Сороса, в котором я имел честь работать, спонсировал издание новых учебников истории, которые по замыслу должны были заменить искаженные представления, насаждавшиеся в советские времена. Некоторые из них были рекомендованы для школ министерством просвещения.

Сорос ушел из России в 2000 году. После начала периода "вставания с колен" это поколение  учебников подверглось резкой критике.

А по каким учебникам учат детей сейчас? Используются ли те, что вышли в 90-х, или их опять переписали?

Учебников существует довольно много. Среди них есть одиозные - типа учебника Филиппова, в котором рассказывается о Сталине как эффективном менеджере. Я его читала, он очень неприятно написан - вкрадчиво и нежно детям объясняется, что да, конечно, были репрессии, но сами посудите - что делать было?

Есть и гораздо менее "радикальные" - Долуцкого, например. А есть и вовсе "либеральные" - Хоскинг, как раз из 1990-х. Не знаю, по той ли соровской программе он был издан: это книга американского историка, которая просто была сделана как учебник. К ней, кстати, было много претензий за отсутствие патриотизма и отстраненный взгляд - мол, учебник по отечественной истории должны писать отечественные историки.

Проблема не в том, какие учебники доступны (и приняты министерством), а в том, какие из них рекомендуются местными департаментами образования. В прошлом году был слух, что учебник Филиппова останется чуть ли не единственным из рекомендованных. Но вроде бы этого не произошло.

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

Для меня уроки истории - очень важная тема. Потому что так как ее можно "просослагать" невозможно ни один другой предмет. Я только начинающий школьник, но в прошлом году в школе из которой мы ушли - я столкнулась, например, с такой темой. Наша страна великая - сказала мне мой певоклассник. Я сказала: конечно, а из чего сделал вывод? И дальше оказалось вывод сделан учителем, и основан на том, что Россия самая большая страна. Мы долго потом говорили, почему размер в данном случае не имеет значения. 

Но мне стало совершенно понятно, и в общем даеже страшно,  если зевнуть и не разговаривать и не рассказывать постоянно об истории, то можно получить совершенно извращеное представление.  Уже сейчас это невероятно сложно.

История во всех странах преподаётся в том виде, который устраивает современное правительство любого государства. Сейчас страны норовят любыми способами поддерживать поникший патриотизм своего населения, попросту возбуждая агрессию в отношении других народов или  межкастовую неприязнь. Всё очень просто: русские девочки должны хотеть рожать солдат и ненавидеть чёрных, евреев, урюков и богатых, чтобы воспитывать ненавидящих всё это дело русских мальчиков. Для этого придуманы все истории про тартаро-монголов, хранцузов, немцев, буржуев и т.д. Очень всё просто. Никто нам не угорожал, кроме собственной злости и глупости. Вам всё наврали очень нагло. Я за мир здесь и сейчас без границ, без глупых и лживых историй. Если уж непременно надо что-то преподавать, чтобы бедные школьные исторички не остались без зарплаты, то вся нужная детям история описана на первых страницах Библии или Торы, кому что больше нравится. Пусть сотворяют свой мир по образу и подобию Его. Алиллуя