Суперпамять на лица

Теща с ходу узнает подружку по детскому саду и через 50 лет? А вы с трудом узнаете саму тещу? Во всем виновата работа нейронов: ее и ваших

Пабло Пикассо. "Портрет Амбруаза Воллара"
Пабло Пикассо. "Портрет Амбруаза Воллара"
+T -
Поделиться:

Дженнифер Джаррет узнает вас в лицо, хотите вы этого или нет.

Джаррет переехала в Нью-Йорк несколько лет назад и через пару дней отправилась с другом на вечеринку. Тот указал ей на мужчину у окна на другой стороне зала. Дженнифер бросила на него беглый взгляд и сказала: «А я его знаю — мы вместе ходили на иврит, я тогда была в четвертом классе».

В этой фразе не было бы ничего особенного, если бы не одна деталь: мисс Джаррет, которой сейчас 38, не виделась с одноклассником добрых два десятка лет.

Гарвардские ученые опубликовали в апрельском номере журнала Psychonomic Bulletin & Review статью, где предложили для описания уникальных способностей мисс Джаррет и ей подобных термин «сверхузнавание». По словам доктора психологических наук Ричарда Рассела, который возглавил группу исследователей, у незначительного меньшинства людей способность распознавать лица практически атрофирована, в то время как другие обладают редким талантом «сверхузнавания» или «сверхпамяти на лица».

Доктор Рассел поставил ряд экспериментов для оценки способностей четырех человек, которые утверждали, что запоминают лица много лучше других людей (в их числе была и мисс Джаррет). В частности, им предложили опознать знаменитостей на шести десятках фотографий, снятых задолго до того, как к тем пришла слава. В ходе другого теста испытуемым показали ряд фотографий незнакомых им людей анфас, а затем предложили найти их в массе отретушированных снимков. Все четверо продемонстрировали практически стопроцентный результат, намного опередив людей из контрольной группы.

«Это означает, что мы по-разному видим лица, что у каждого из нас — свой уровень соответствующих способностей, то есть они распределены по некоей шкале», — отмечает доктор Рассел. По его словам, умение оценивать эти способности может оказаться небесполезным при отборе персонала в службы безопасности или присяжных.

У «сверхпамяти на лица» есть и своя противоположность — так называемая прозопагнозия, или «слепота на лица». Люди с этим синдромом порой не способны узнавать даже членов семьи. Прозопагнозией (от греческого «прозопон», то есть лицо, и «агнозия», неузнавание) страдают до двух процентов жителей планеты; полагают, что она может как передаваться по наследству, так и возникать в результате черепно-мозговой травмы или инсульта.

Как говорит Марлен Берман, профессор когнитивной нейробиологии из университета Карнеги-Меллон (Питтсбург), узнавание лиц — процесс чрезвычайно сложный и критически важный одновременно. Исследования доктора Берман показали, что у людей, страдающих прозопагнозией, поражены связи между отделами мозга, отвечающими за узнавание лиц.

«Эти отделы мозга, — говорит она, — приспособлены для узнавания лиц самой эволюцией. На заре человечества такая способность, вероятно, была особенно важна — умение быстро отличать в лицо друга от врага определяло, останешься ли ты в живых».

Из четырех испытуемых в экспериментах доктора Рассела мисс Джаррет показала наилучшие результаты. Она из тех, кто легко узнает знаменитостей в нью-йоркской толпе. Более того, ей даже легче опознать кого-нибудь вроде Сун-И Превен (приемная дочь Мии Фэрроу, на которой Вуди Аллен, побыв некоторое время де-факто ее отчимом, женился) — ее мисс Джаррет замечает раньше, чем идущего с ней под руку Вуди Аллена.

«Даже если я не стараюсь выискать знакомое лицо, все равно кто-то бросается мне в глаза, — говорит она. — Людей словно окружает какая-то аура, которая притягивает мой взгляд». Раньше мисс Джаррет не понимала, что ее способности уникальны. Она полагала, что если человек, с которым она перекинулась парой слов на приеме, при следующей встрече отказывался ее узнать, то он просто плохо воспитан.

«Мои друзья в шутку зовут меня сталкером — ведь я помню столько мелких подробностей буквально обо всех, — замечает она. — Бывает, люди даже пугаются».

Рони Карин Рабин, The New York Times, 25.05.2009

перевод Ильи Свердлова