Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Антон Носик

/ Москва

 Антон Носик: 20 лет спустя

Нынешний год утомительно богат на 20-летние юбилеи антисоветского свойства. В 1989 году, сразу же за выводом войск из Афганистана, посыпался, подобно карточному домику, весь братский социалистический лагерь.

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Нынешний год утомительно богат на 20-летние юбилеи антисоветского свойства. В 1989 году, сразу же за выводом войск из Афганистана, посыпался, подобно карточному домику, весь братский социалистический лагерь.

Поляки легализовали Солидарность, венгры открыли западную границу для соседей из ГДР, болгары проводили на пенсию Живкова, румыны расстреляли Чаушеску... Вацлав Гавел, встретивший Новый год в тюрьме диссидентом, закончил его президентом страны, которой вскорости предстояло распасться надвое. А в Москве на днях вспомнили о годовщине Первого съезда народных депутатов: он как раз открылся 25 мая 1989 года.

Наши западные соседи и бывшие партнеры по Варшавскому договору за эти 20 лет распрощались с тоталитарным прошлым основательно и, как мне представляется, бесповоротно. Что легко объяснить исторически: ведь коммунистические режимы, навязанные странам Восточной Европы Сталиным, продержались там, по сравнению с нашими большевиками, достаточно недолго и были далеко не так разрушительны для общества и его уклада. После падения этих режимов демократам не пришлось ничего мучительно изобретать на тему выбора постсоветского пути развития и формирования новых, некоммунистических элит. Они тупо провели реституцию награбленного коммунистами имущества и сразу получили класс собственников, а наравне с ним пригласили к участию в приватизации предприятий госсектора иностранный капитал из сопредельных государств, приход которого был существенно облегчен вступлением этих стран в Евросоюз. Понятно, что они там по сей день находятся на положении «бедных родственников», но, как пелось в одной старой песне, «другого нет у них пути», хотя бы уже потому, что находятся они в Европе и деваться им из этого контекста уже некуда.

Постсоветскому пространству (за вычетом Балтии) повезло меньше. Коммунисты хозяйничали здесь так долго и основательно, что возвращаться нам стало некуда — будь то сообща, всем бывшим Советским Союзом, или поврозь. Импортировать постсоветскую модель из-за какой-нибудь границы тоже оказалось нереально: ни в шведов, ни в китайцев, ни даже в индийцев нам превратиться не дано. А жить как-то надо, здесь и сейчас. В итоге сложились две равно недоделанных (потому что переходных) общественно-экономических модели: «бардак демократии» и «твердая рука». Примерами первой модели могут служить ельцинская Россия в прошлом столетии и ющенковская Украина в нынешнем. Беда модели состоит в том, что высвобождение джинна демократии не сопровождается той положительной социальной динамикой, которая позволила бы Аладдину заставить этого джинна работать на себя. Поэтому бардак — модель краткосрочная: довольно скоро Аладдину суждено либо загнать джинна обратно в лампу, самому став «твердой рукой», либо передать власть кому-то, у кого это лучше получится. Ельцин испробовал оба рецепта, успешно доказав, что оба — хуже, а Ющенко, похоже, мечтает повторить эксперимент. «Твердая рука» (в исполнении Путина, Лукашенко, Назарбаева, Туркменбаши, Каримова, Алиевых и проч.) с виду выглядит более устойчивой конструкцией, чем бардак, однако она ужасающе несовременна и слишком тесно увязана с состоянием физического здоровья одного человека, Хозяина. Но проблема вообще-то не в нем и даже не в его охлократической свите. Проблема в населении, стабильно предъявляющем спрос на «твердую руку». Бывший соцлагерь тем от нас и отличается, что там этот электорат отсутствует. Чехи и поляки, венгры и словаки могут сколько угодно голосовать за социалистических или неокоммунистических кандидатов, но от либералов они там отличаются только экономической платформой. Они не обещают отменить выборные должности, возродить КГБ и однопартийную систему, вернуть сталинский гимн и госмонополию на эфирное вещание, у критиков власти отбирать собственность, а престиж нации поднимать за счет дипломатических и военных конфронтаций с соседями. В Европе кандидатов с подобной платформой не поймут. А на постсоветском пространстве — и поймут, и поддержат.

Есть мнение, что проблема эта связана не с властью, а с оппозицией, которая неконструктивна, недостаточно харизматична, не предлагает состоятельной альтернативы политике власти, пусть и авторитарной. Можно даже согласиться: оппозиция — так себе. И в России, и в Белоруссии, и в Грузии, и в Молдавии, и в Казахстане, оппозиция не выглядит сколько-нибудь состоятельно, с платформой из единственного пункта «Партия, дай порулить!». Однако это не причина, а следствие основной проблемы. Видели же мы и такую оппозицию, которая способна была и зажечь, и увлечь, и на площадь народ вывести, и на выборах победить. Тот же Ющенко в свое время, или Саакашвили. Но дальше, назавтра после победы, начинается либо нежизнеспособный бардак, либо все то же самое, против чего боролись.

Альтернативы нашей постсоветской болтанке, между бардаком и «твердой рукой», нет вовсе не потому, что глупая оппозиция забыла ее придумать. Ее нет по простейшей библейской причине. Говоря языком Пятикнижия, мы вышли из Египта и идем непонятно куда. То есть это нам непонятно. Зато, наверное, понятно той Высшей Силе, которая решила, что в СССР мы больше не живем — а куда направляемся, объяснять заранее бесполезно. И вот так мы 20 лет уже куда-то идем. Многие в начале пути имели вполне отчетливое представление о цели путешествия и о том, насколько она близка (стоит лишь выйти из рабства египетского), но давно уже догадались, что это был мираж и иллюзия. Естественной реакцией на такое открытие становится ностальгия по покинутому Египту, это в Библии тоже описано. А естественной формой существования общества, которое десятилетиями движется по незнакомой местности в неизвестном направлении, является смута, разброд, шатание, свальный грех, поклонение Тельцу, короче — бардак, по египетским меркам неслыханный. Подавляемый «твердой рукой», которая, впрочем, точно так же не в курсе, куда мы все тут движемся, но пытается восстановить в толпе знакомый по Египту порядок.

Если воспринимать библейскую хронологию буквально, то путешествие должно занять 40 лет. И нынешние двадцатые годовщины означают, что половину дороги из Египта в Неизвестное Будущее мы уже прошли. А впереди нас ждут еще 20 лет того же самого.

Теги: блог
Комментировать Всего 28 комментариев
Это не возражения,

а рассуждения... Демократия и либеральная модель...

 Ахмадинежад избирается весьма демократическим способом, ну и хули от этого хорошего? Польская шляхта кайфовала от торжества дворянской демократии и, чуждая твердой руки и неспособная защищаться,  допрыгалась до А.В Суворова и раздела Речи Посполитой -- и хули? Доголосовались на сеймах, пьяные романтики... исче Польска не сгинела...

Китай, имеющий демократию в виду, стал крупнейшим -- и единственным! -- глобальным инвестором и скупает целые страны (Конго)... При этом, надо сказать, Китай четко знает, куда идет

Ко всемирному лидерству. Планомерно и целенаправленно

и, надо заметить, довольно жёстко.

и все будут думать как китайцы или пожелтеют?

при их внешнем долге, который отсутствует, это будет сверхдержава через 15-20 лет. а потребителями товаров китайской экономики является весь мир и по сути от них зависит.

глобализация убивает тех, кто ее придумал, если кратко.

от американского внешнего потребления

и китай тоже?  а соломоновы острова?

китай особенно зависит от внешнего потребления США. потому что потребляют США именно китайские товары

и именно это потребление сделает китай сверхдержавой?

в известном смысле они уже сверхдержава. а скоро станут еще и мировым кредитором

Тем самым они всего лишь перенесут свои суверенные активы в юрисдикцию G8. Если вдуматься, держава, у которой есть больше бабок, чем у всех остальных, является для остального мира точно таким же сырьевым придатком, как и держава, у которой много нефти. Просто в одном случае это сырьё - нефть, в другом - бабки. И нефть лучше, потому что её цена объективно связана с потребностями производств. А вот у бабок никакой такой объективной цены нет, их цена регулируется правительством США.

верно, Антон Борисович. накопления и долги в основной мировой валюте должник вполне может "простить" своим кредиторам...

тем не менее, у денег чуть выше ликвидность, чем у нефти, и верно ими распоряжаясь, можно покупать земли и предприятия, наращивая свое присутствие и добиваясь больших преимуществ

и будут держать в шкафу?  или кому-то не достанется кусочка мира?

На нашу большую удачу, Китай, Япония и Индия очень серьёзно отличаются от нас по менталитету. Им абсолютно чужды идеи экспансии, мессианства, миссионерства. Самое большое, чего они могут хотеть от Запада (в их понимании этой части света) - возможности его доить к собственной выгоде. Увы, нам меньше повезло с исламским миром, которому покорить нас важнее, чем срубить бабла. В любом случае, у них у всех иная хронология, чем у постсоветского пространства.

ваши вопросы были красноречивее многих ответов :)

Туше!

спасибо, я пытался разобраться в мудреных фразочках

Наличие выборов в стране еще не означает, что там есть демократия. Выборы есть и у нас. Не хуже, чем в Иране :)

Демократия - это не выборы. Демократия - это четкие и продуманные механизмы защиты интересов меньшиства.  Этого и нет в Иране. Этого нет и у нас.  

В Китае больше демократии, чем в Иране. "Стражи революции" покруче будут, чем Политбюро.  

В контексте данного разговора "у нас" означает "в России"

а потом цунами за полчаса уничтожает четверть миллиона... в "консерватории" какая-то проблема...

Мне очень понравилась аналогия про Египет и "40 лет". Как объясняют мудрецы, это было сделано Моисеем для того, чтобы ушло поколение тех, кто помнил рабство. Видимо, так и с нами: должно уйти поколение, которое помнит страх перед начальством и властью,  дружбу с кастро и че геварой, которое не приемлет Запад и западные ценности и не хочет быть частью Западного мира.