Пирс Бизони: Гагарин был самой большой звездой в мире

Научный журналист, соавтор нашумевшей книги «Звездный человек: правда и легенда Юрия Гагарина» Пирс Бизони отвечает на вопросы участников проекта «Сноб»

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
Репродукция плаката «Советский человек в космосе»
+T -
Поделиться:

К 50-летней годовщине полета Юрия Гагарина английское издательство Bloomsbury выпустило новое, дополненное издание книги Пирса Бизони и Джейми Дорана.

Книга нашумевшая, особенно в той части, где описывается трагический полет друга Юрия Гагарина, космонавта Владимира Комарова, на первом космическом корабле «Союз» в 1967 году. Капсула сгорела при входе в атмосферу: не сработала тормозная система. То, что космический корабль был неисправен, было ясно и до полета: испытывавшие его космонавты жаловались на многочисленные проблемы и недоработки, но политическое руководство спешило с запуском. Это был первый запуск после смерти отца советской космонавтики Сергея Королева, который, возможно, не позволил бы своим подопечным лететь на несовершенном корабле.

Комаров согласился лететь, поскольку понимал, что откажись он, то пошлют его дублера Гагарина. На протяжении всего полета он знал, что не вернется живым на землю. Знали это и в Кремле, с ним по телефону связывался премьер Косыгин, якобы в слезах. Говорил Комаров и со своей семьей. Американские прослушивающие устройства в Турции слышали предсмертные крики космонавта, когда не раскрылся парашют и капсула начала стремительно нагреваться.

Один из авторов «Звездного человека» Пирс Бизони отвечает на вопросы участников проекта «Сноб».

Комментировать Всего 16 комментариев

Кто помогал вам выяснять обстоятельства того полета, в котором погиб Комаров?

Нашим главным консультантом был Вениамин Русаев (сотрудник КГБ), в те годы он был приставлен к Гагарину, — хороший, добрый человек. Поговорить с нами его убедил человек, который был очень близок с Гагариным. То, что нам рассказывал Русаев, только подтвердило, какой героический человек был Гагарин. Мы сожалеем, что некоторые части нашей книги вызвали у кого-то протест, но считаем, что в целом в нашей книге Гагарин, Комаров и другие ранние космонавты предстают героями и замечательными людьми. Тем не менее они были люди, и, как все люди, они испытывали стресс, давление, соблазны и т. д. Но наша книга тем не менее отдает им должное.

Королев умер до запуска «Союза». Как вы думаете, будь он жив, Комаров полетел бы?

Мне кажется, он бы накричал на чиновников, которые требовали преждевременного запуска. Более того, он бы внимательно прислушивался к проблемам, о которых говорили космонавты до полета. Он также добился бы лучших результатов от инженеров-конструкторов. Сегодня «Союз» — замечательный космический корабль. Просто нужно помнить, что любая ранняя модель крайне несовершенна.

Советская секретность чаще покрывала ошибки властей. Гибель Комарова, как вы ее описываете в книге, могла бы очень эффективно подчеркнуть храбрость, преданность долгу и любовь к семье этого советского героя. Почему его смерть скрывали?

У обеих сторон есть «официальные» версии аварий, и к этим версиям историки всегда должны подходить критически и искать детали. Это совершенно неудивительно, что политики хотят представить катастрофы в наилучшем для них свете. Это не только советская проблема.

Юрий Гагарин сразу стал международной фигурой, звездой. Он вдруг был вынесен на мировую арену и, конечно, ощущал огромное давление. В России ходили слухи, что он не выдержал давление «медных труб». Это правда?

Любой, кто оказывается в ореоле славы, ощущает подобное давление. Гагарин был молодой и сильный парень, и его злило, что требования международного пиара отвлекали его от работы пилота и космонавта. Как вам, наверное, известно, в России любые достижения используются как предлог для того, чтобы за них выпить немного водки. Гагарин стал выпивать. Но в конце 1960-х он был твердо намерен опять войти в форму, тогда он в полную силу вернулся к работе в Звездном городке. У него было несколько историй с женщинами, что Валентину (жена Гагарина. — Прим. ред.), конечно, не радовало, но это ни в коей мере не умаляет того, что Гагарин был любящим свою семью и верным своим коллегам-космонавтам.

В те времена все публичные выступления Гагарина четко планировались советскими чиновниками. Вам не кажется, что сегодня, под круглосуточным медийным вниманием, его жизнь после полета была бы намного сложнее?

Я не думаю так. Он был в центре пристального внимания в начале 1960-х. Он был самой большой звездой в мире. Думаю, сегодня пресса раскопала бы еще больше идиотских деталей о его личной жизни. Единственное, что утешает, — это то, что большинство нормальных людей сплетни все же не принимает всерьез.

Алексей Байер Комментарий удален редакцией Почему?

Космическая гонка была главной. СССР и США часто дублировали усилия друг друга и не обменивались опытом. Но это была настоящая гонка, и «покорение» космоса двигалось довольно быстро. Теперь же страны сотрудничают, но не кажется ли вам, что сотрудничество на самом деле замедлило исследование космического пространства?

Обе стороны всегда нуждались друг в друге. В 1960-е годы они конкурировали, теперь сотрудничают. Это правда, конечно. Отсутствие конкуренции затормаживает Америку и лишает ее решительности в вопросах космоса.

У советской стороны было то преимущество, что американские планы были хорошо известны. Их не скрывали. Не кажется ли вам, что ранние успехи СССР в освоении космоса, когда они регулярно обходили американцев, во многом были благодаря тому, что можно было отталкиваться от американского графика? Советские запуски, начиная со спутника, всегда были для американцев как снег на голову.

Это правда. К тому же, несмотря на гений Королева, некоторые советские достижения были иллюзорными. Например, первые двух- и трехместные космические корабли, запущенные СССР, не были на самом деле многоместными. Это были переделки модели «Восток», сделанные на скорую руку, что было крайне опасно. Королев согласился на это лишь потому, что надеялся получить поддержку для своего нового проекта, полета на Луну. Но он не одобрял идею запихнуть двух или даже трех человек в капсулу, предназначенную по большому счету лишь для одного пассажира.

Hi Piers, great to see you here!

I bet you also would have never guessed that we meet again, after our 2008 Columbus magazine did not work out! (in case you are still puzzled who I am, you knew me as Lena Clarke at ESA when we worked with John Chadwick-Jones - I did not use De Winne name at work in those days).

Congratulations on your book, I have already heard before that it is a great success.

Frank and I had the most spectacular day today in Moscow, celebrating the 50th anniversary of Gagarin flight. I got to shake hands with Stafford and Leonov, and even gave to Stafford my book, and he immedietaly started reading it. I am like one of those space fans at the moment who say that they will not wash their hands after shaking hands with an anstronaut - I got to touch real space history today!

Once again, great to see you here, it is a wonderful surprise. I think of you every time I travel out of Houston as your books are sold in the airport shop there!

Yours

Lena

Понимаю почему... К сожалению нет ни одного иного события, которое отражало бы все человечество как единую цивилизацию... Тараканы ..,

Пока все живущие на шарике наконец не ощутят себя единой цевилизациец и что цель лишь одна - экспансия ... Ничего ценного тут не произойдет... До того момента все лишь болтаете г-на в одной кострюле...

Занимаясь зелеными технологиями думаю лишь о том что будет с этим миром и цивилизацией через 150-500 лет... Все остальное глупо и не интересно