Максим Суханов: Если прятаться в тени, своего не добьешься

Учреждения культуры будоражат кадровые скандалы. «Ушли» руководителей государственного музея-заповедника «Петергоф», Московской консерватории и ГИТИСа. А вот актеры театра Вахтангова отстояли право выбирать худрука. Максим Суханов рассказал проекту «Сноб», как им это удалось

Фото: Leemage/Fotolink
Фото: Leemage/Fotolink
+T -
Поделиться:

 

Мне кажется, что для Министерства культуры актеры не очень-то важны — с ними продолжают общаться как с крепостными: «Вам кого-то дали, с ним и работайте». Так было и в нашей ситуации. 60 с лишним актеров театра Вахтангова выступили за то, чтобы Римас Туминас, режиссер с мировым именем, продолжал работать. Часть людей была против, но большинство было за него. Надо было это большинство выслушать.

К сожалению, на первое наше письмо реакции не последовало. Чтобы оценивать действия министра культуры, надо находиться внутри ситуации, а потому остается только гадать о мотивах его действий. Но для меня очевидна дезориентированность в пространстве культуры тех людей, которые ею руководят. Кто-то подставляет министра, давая ему такие советы, либо он действует по звонку, по приказу, которого нельзя ослушаться. Вряд ли новый министр культуры разобрался во всем сам. Тогда ему не пришлось бы потом публично выступать и извиняться за ошибку. Если бы мы случайно не узнали, что готовится снятие нашего художественного руководителя, то все бы произошло, когда мы уехали в отпуск, и в сентябре на сборе труппы оказались бы лицом к лицу совсем с другим человеком, которого вообще не ожидали увидеть.

Наш случай должен стать примером для всех остальных. Нельзя оставаться в тени и молчать. Мы высказали свое мнение. Нас не услышали, и мы заявили об этом еще громче. Если так будут поступать все, то люди во власти поймут, что сначала следует разобраться в ситуации: понять, кого они собираются менять, что это за человек, талантлив ли он, на кого его хотят поменять и для чего?

Очень хорошо, что в случае с нашим театром министр признал свою ошибку. Он приехал, посмотрел репетиции, сказал прекрасные слова о режиссере. Прекрасно, что это было сделано публично, но осадок от того, что была попытка провести кадровые изменения келейно, остался.