Максим Котин: 
Испытание Вегасом

Сюжет приключенческого фильма «21» с Кевином Спейси — факт биографии Семена Дукача. Он исполнил мечту работяг всего мира и вместе с другими выходцами из MIT обыграл казино мира на многие сотни тысяч долларов. Тем самым он пытался наказать несправедливую систему, которая обманывала доверчивых игроков, но прошли годы, прежде чем он понял, что наказывал и обманывал лишь себя — и в результате чуть не разрушил всю свою жизнь. 

Фото: Chris Malyszunski
Фото: Chris Malyszunski
+T -
Поделиться:

Некоторые поезда бостонской подземки напоминают советские трамваи. Часто они состоят всего из двух вагонов, и сиденья там расставлены рядами, а посередине проход, который разделяет их так, что с одной стороны оказывается одно место, а с другой два. Семен Дукач всегда садится там, где два. Потому что так можно скрасить поездку интересным разговором и познакомиться с соседом, а еще лучше соседкой.

Когда-то он ощущал себя застенчивым, но теперь познакомиться с интересной девушкой не составляло для него никакого труда. Не так уж сложно произвести впечатление, если ты не зануда и если тебе есть что рассказать о том, как ты прожил сорок лет свой жизни. Особенно если за эти сорок лет ты стал обеспеченным и знаменитым.

Семен Дукач стал обеспеченным, проложив себе путь из американского захолустья, в котором оказалась его эмигрантская семья, в Колумбийский университет, где он получил возможность изучать программирование, а свободное время проводил, взламывая по модему чужие компьютеры. А знаменитым он стал, попав затем в аспирантуру легендарного MIT, где быстро нашел способ хакнуть нечто посерьзнее, присоединившись к команде профессиональных игроков в блэкджек, а потом и организовав собственную.

О том, как студенты и аспиранты MIT, используя знание математики и командную игру, поставили на колени все главные игорные дома планеты и выиграли в общей сложности несколько миллионов долларов, американский писатель Бен Мезрич написал две книги. На основе первой (Bringing Down the House, по всему миру продано два миллиона экземпляров на шестнадцати языках) актер и продюсер Кевин Спейси снял фильм «Двадцать одно». После этого Семен Дукач — главный герой второй книги, Busting Vegas — не только познакомился с Кевином Спейси, но и сам стал кем-то вроде звезды: у него стали брать автографы и его начали приглашать на ток-шоу. Правда, когда это случилось, он уже давно бросил играть и переключился на софтферный бизнес.

И вот он жил насыщенной жизнью молодого еще, но успешного человека. Мог себе позволить работать не больше двух часов в неделю, жил в собственном доме в благоустроенном пригороде Бостона, занимался виндсерфингом и танцевал аргентинское танго, то есть он совсем не утратил интерес к познанию мира и садился в подземке с той стороны, где два кресла, а не одно. Просто тогда он не знал еще, что при приближении к сорока в жизни человека все меняется, и рано или поздно самопрезентация перед незнакомым человеком, особенно если этот человек — интересная молодая женщина, начинает напоминать нечто среднее между резюме и эпитафией.

И вот когда в очередной раз Семен Дукач стал рассказывать девушке о том, что представляет из себя его жизнь, у него появилось совершенно неожиданное и крайне неприятное чувство, потому как с каждым новым словом ему все больше казалось, что его жизнь совершенно ничего из себя не представляет. И, как это ни парадоксально прозвучит, хотя все формальные признаки успешного человека были налицо, в каком-то смысле это было действительно так.

Фото: Данил Головкин
Фото: Данил Головкин

 

* * *

— Как же мы их поимели, — говорит Семен Дукач, пока за окном машины мелькают засыпанные снегом сопки и безжизненные кусты, вполне интернациональный пейзаж с сереньким небом, знакомый Дукачу, наверное, еще по советскому детству, и мне на какое-то мгновение начинает казаться, что мы едем из Москвы в Ярославль, а не из Бостона в Коннектикут играть в индейской резервации в блэкджек с десятью тысячами наличных в карманах.

— Когда здесь открылось новое казино, — продолжает он. — Они не рассчитали свои силы, было много новых дилеров, которые не очень хорошо знали правила. А мы приехали всей командой, мы были подготовленные. Ах как мы много выиграли! Четыреста тысяч в один только первый день.

Не Семен Дукач придумал, как обыгрывать казино в блэкджек. Первое описание базовой техники появилось еще в 1962 году в книге профессора математики Эдварда Торпа Beat the Dealer. На многие годы центром подготовки профессиональных игроков стал кампус MIT, в котором Торп некоторое время преподавал. Семен Дукач еще студентом слышал об этом, поэтому когда увидел в унивреситете объявление о наборе в новую команду, отнесся к идее вполне серьезно.

По правде, он не очень тогда понимал, что вообще делать со своей жизнью. В Колумбийском университете он привык считать себя компьютерной звездой, но в MIT таких звездных хакеров и программистов были десятки, если не сотни. Кроме того, идея получить phd и посвятить себя компьютерным наукам потеряла свою привлекательность, как только он сделал работу, а ему сказали, что это интересно, но теперь надо описать то, что делали до него в этой области другие ученые.

Семен Дукач подумал: почему бы не провести хорошо время и не заработать немножко денег? Ведь он был беден и он был молод, а кто скажет, что для бедного молодого человека недостойна цель просто заработать много денег? К тому же он ведь и представить не мог, что решение начать игру по-крупному не только принесет ему капитал и славу, но и окажет столь разрушительное воздействие на всю его жизнь.

Как выяснил Дукач, обыгрывать казино не так уж сложно. Главное научиться считать — есть карты, которые увеличивают вероятность выигрыша, есть карты, которые уменьшают, если в колоде осталось много “хороших” карт, надо ставить по-крупному, и тогда ты неизбежно по законам больших чисел и статистики окажешься в плюсе. Звучит просто, но в условиях реального казино требуется немалая подготовка, чтобы не сбиваться со счета. Чтобы освоить эту специфическую науку, у Семена Дукача ушло несколько месяцев ежедневных тренировок.

Куда сложнее для него было научиться притворяться. Хотя игрок считает карты в уме, сотрудники казино утверждают, будто эта процедура в их заведении нелегальна. Иными словами, они просто вычисляют профессиональных игроков и выдворяют их вон. Приходится заниматься лицедейством, менять внешность, гримироваться, разыгрывать сцены, маскируясь под тех, кто проигрывает крупные суммы ради забавы или престижа. И поначалу тебе кажется, что это довольно веселое занятие.

— Но когда ты играешь роль, это же рано или поздно начинает влиять на твою личность, — признается Дукач. — Любой актер становится героем, которого он играет, хоть чуть-чуть. В Лас-Вегасе я чувствовал, будто я хитрее всех. Я когда ехал на машине, мог подрезать или проехать на красный. Потому что кругом все дураки, выбрасывают свои деньги, а я тут зарабатываю. Им вообще лучше будет, если они опоздают — меньше проиграют… Но если ты будешь все время вести себя как козел, рано или поздно заблеешь.

Фото: Chris Malyszunski
Фото: Chris Malyszunski

 

* * *

Об этом Бен Мезрич не писал в своем бестселлере. Об этом не снимал фильм Кевин Спейси. Об этом Семен Дукач не рассказывал на своих семинарах про стратегию игры в блэкджек, которые он стал вести после того, как историю о казино раскрутили в Голливуде. Он вообще далеко не сразу осознал, что становится козлом, причем в то время, когда общество начинает его считать обеспеченным и успешным. Более того, ушли годы на то, чтобы понять: именно столь впечатляющий жизненный опыт обострил в его жизни те неразрешимые противоречия, которые в других людях обычно тлеют под слоем экзистенциальных сомнений и будничных забот.

В каждом человеке, наверное, какая-то естественная жажда приключений и великих свершений борется с тривиальным стремлением к комфорту и безопасности. Сменить надоевшую профессию или попросить прибавку к жалованию? Взять ипотеку или эмигрировать? Завести третьего ребенка или развестись к чертям собачьим?  Но мало кто в действительности переживает настоящие приключения — выбираем мы, конечно, прибавку и ипотеку, чтобы потом убивать в себе авантюриста и героя книгами Бена Мезрича или фильмами с Кевином Спейси. Поэтому, в отличие от Семена Дукача, знать не знаем, что эта наша обыкновенная жизнь и есть самая большая на свете авантюра.

В книге, описывающей его подвиги, жизнь игрока представлена как череда волнующих приключений. Они не зря оказались достойны голливудской экранизации. Пентхаусы, лимузины, коктейли, девушки, грабители, сумки наличных, авиакрушения, предательства, дружба, любовь. И хотя автор не стеснялся дополнять реальность фантазиями (так в книге появилась откуда-то сексуальная и математически одаренная студентка, которую главный герой в финале заваливает на стол в аудитории MIT), книга довольно точно передавала приключенческий дух робингудства, который царил в команде.

— Казино обманывают людей, — говорит Дукач, заезжая на стоянку казино. — Это система, которая фундаментально создана для того, чтобы облапошивать. Как только ты начинаешь играть на большие суммы, к тебе сразу садится дядя, предлагает тебе бесплатную выпивку и притворяется твоим другом. Ты знаешь, что он притворный друг, но если у тебя с друзьями в данный момент плохо, ты начнешь клевать и ставить все больше и больше. Людям нужно внимание, любовь и забота. Они проигрывают дома, бизнесы и всю свою жизнь. На этом построен Вегас. Он гнилой насквозь. Поэтому если ты обыгрываешь казино, можешь считать, что ты Робин Гуд.

Фото: Chris Malyszunski
Фото: Chris Malyszunski

 

Идея стать Робин Гудом должна была казаться тогда молодому Семену Дукачу страшно увлекательной. Благодаря отчаянной попытке родителей вырваться из советской Москвы из-за железного занавеса, он вынужден был прокладывать себе дорогу в американской жизни всеми средствами, доступными физически слабому, но упрямому подростку-еврею. Однажды, чтобы отстоять свое право на существование в этом малопонятном ему мире, пришлось избивать противника каким-то пластмассовым кувшином.

Он ненавидел любую несправедливую систему, а любая система несправедлива. Иными словами, он был воинствующим анархистом. Его сложно в этом винить — когда его родители приехали в Америку, ортодоксальные евреи, взявшие семью беженцев под опеку, первым делом сделали десятилетнему мальчику обрезание, воспользовавшись тем, что родители полностью потеряли ориентацию в пространстве и не решились протестовать. И пока Семен не вооружился пластиковым кувшином, его унижали, били, грабили, и он не испытывал большой симпатии к Системе, которая обрекла его на это. С самого детства Семен Дукач хотел заработать много денег и стать свободным, но ему хотелось сделать это, взломав Систему, он хотел пиратских, хакерских, робингудских денег.

Однако Рубин Гуд ведь отдавал деньги бедным и только поэтому прославился в веках. А Семен Дукач большую часть выигрыша возвращал инвесторам, на деньги которых он играл, ну и остальное брал себе. Правда, первая радость от появления в карманах пачек с наличными позволяла ему некоторое время не обращать внимания на то, что в мифах и легендах Робин Гуд всегда остается благородным и честным, даже когда переодевается в доспехи рыцаря засранца Гинзборна, а сам он, Семен Дукач, чтоб войти в образ “большого игрока” — якобы русского торговца оружием — вел себя как самый настоящий засранец. Мог потребовать в ресторане блюдо клубники, даже если клубники не было в меню, а когда официант пытался его урезонить, он унижал его и настаивал на том, чтобы тот взял два десятка десертов, на которых сверху лежало по клубничке, выковырял из них ягоды и сделать ему желанное блюдо. Он оправдывал себя тем, что наказывает систему. Но не мог признаться себе, что в то же время просто наслаждается ролью.

Фото: Chris Malyszunski
Фото: Chris Malyszunski

 

* * *

— Мы сейчас увидим очень грустных людей, — вздыхает Дукач, когда мы направляемся от парковки к зданию казино. — Бабушки и дедушки, которые от скуки и бессмысленности сидят в одиночестве с утра до вечера и кидают маленькие монетки в автоматы, как роботы.

Если вам кажется, что американское казино придумано для богачей, шейхов и рок-звезд, то вы просто никогда там не бывали. Обстановка напоминает фойе большого провинциального кинотеатра, в котором вдруг решили провести фестиваль-карнавал. Основной посетительский контингент американских казино составляют работяги, служащие и мелкие предприниматели, еще не успевшие заложить свой бизнес — ну и пенсионеры, которые, как и было предсказано, действительно сидят за автоматами и бросают монетки, как роботы.

— Какие-то дети лишены дедушек , — досадует Семен Дукач. — То ли они далеко. То ли они сами не любят внуков. То ли их не любят внуки. Тут где-то под нами целый автобусный гараж. И каждый пятнадцать минут сюда приезжает автобус с пенсионерами.

Два года назад граждане США и гости страны оставили в казино 57 миллиардов долларов (таковы оценки экспертов PricewaterhouseCoopers). И это еще кризис сказался — в последнем докризисном году MGM Resorts International, одна из крупнейших компаний при обороте больше семи миллиардов долларов сообщила о чистом доходе больше полутора миллиардов. Люди проигрывают в казино “дома, бизнесы и всю свою  жизнь” несмотря на то, что сегодня в самой банальной Википедии можно почерпнуть исчерпывающую информацию о том, как в казино не проигрывать деньги, а зарабатывать.

С самых первых дней атмосфера казино казалась Семену Дукачу отвратительной, он ненавидел эту фальшивую роскошь, лицемерие хозяев и цинизм “больших игроков”. Он хотел их наказать, но должно было пройти несколько лет, чтобы Семен Дукач понял, что это дорога в никуда.

Примерно в это же время он увлекся книгами Айн Рэнд — работы апологета индивидуализма и капитализма произвели на него сильное впечатление. Семен Дукач, впрочем, не задумывался тогда, что она-то считала Робина Гуда одним из самых вредных героев цивилизации, как раз потому что он отбирал деньги у богатых и отдавал бедным. Но вот о чем Семен Дукач задумался, так это о философском предзназначении денег. Рэнд считала, что деньги нужны для того, чтобы обменивать свои лучшие достижения на лучшие достижения других людей». Но неужели игра в блэкджек — это лучшее достижение, на которое способен был Семен Дукач?

Первая команда, в которой Дукач был лишь одним из игроков, развалилась меньше чем за год. Тогда он организовал свою, и со временем она освоила необычный бизнес в совершенстве. Внедрила компьютерную систему учета наличности. Научилась честно платить все налоги. Освоила более продвинутые техники, чем простой подсчет карт. Одна из них, например, заключалась в том, чтобы подглядеть последнюю карту в стопке, а потом, когда крупье даст игроку сдвинуть колоду, снять точное число карт, чтобы знать, где окажется увиденная нижняя карта (трюк требует изрядной ловкости и многих недель тренировки). Но потом развитие остановилось, действия стали доведены до автоматизма, посещение казино начало напоминать будни рабочего на обувном конвейере. А приключения ведь рано или поздно приедаются, и остается нудная рутина: постоянные перелеты, накуренные помещения без окон, несчастные лица кругом, страх быть узнанным и выброшенным из зала или роскошного отеля, притворство и ощущение, что ты, может быть, и отбираешь деньги у плохих парней, но ничего не создаешь. Да и размер выигрыша ведь ограничен максимальными ставками, поэтому превратиться в действительно богатого человека благодаря блэкджеку нечего было и мечтать. В самом деле, выпускник MIT мог бы найти своим мозгам лучшее применение.

Фото: Данил Головкин
Фото: Данил Головкин

 

* * *

«В казино играют невеселые люди, — говорит Семен Дукач, обводя взглядом игорный дом, наполненный, несмотря на будний день, людьми в рваных кроссовках “найк” и клетчатых рубашках. — Но они хотят эйфории — даже не денег. Когда они выигрывают, они ловят кайф. Это случается редко. Поэтому он так силен».

Я ловлю себя на мысли, что эти игроки, на которых я только что смотрел свысока, в общем-то мало чем отличаются от обыкновенных людей. Я тоже хочу не денег, а кайфа. И в моей жизни, как и в нынешней жизни Семена Дукача, эйфория так же редка. Да и чем вообще эта бессмысленная погоня за случайным выигрышем отличается от моей или вашей жизни? Как и у каждого обыкновенного человека, имеющего некоторую жизненную стратегию, практически у каждого игрока есть стратегия игры, но в девяносто девяти случаях из ста это просто самообман, основанный на мистике и незнании элементарной математики, и только избранные счастливчики (или гении) следует действительно работающей системе. А у вас, что ли, иначе?

Элементарная математика: если десять раз подряд выпала решка, какая вероятность того, что в одиннадцатый раз выпадает снова решка? Интуитивно кажется, что вероятность крайне мала, а на самом деле она ровно такая же, как и при любом другом случае — пятьдесят на пятьдесят. Однако столы с рулеткой оборудованы дисплеями, на которых транслируется ряд последних выпавших цифр, на его основе игроки просчитывают сколь хитроумные, столь и бессмысленные стратегии. Ну а вы, что ли, лучше?

Только избранным, таким как Дукач, хватает таланта и сил хакнуть систему. А для всех остальных история заканчивается так, как заканчивается очередной розыгрыш на наших глазах — дилер выдает небольшую стопку одному счастливчику и сгребает со стола гору фишек, которая исчезает в дыре, выпиленной в столе. «Время от времени за фишками подъезжает тележка, потому что им некуда больше падать», — комментирует Дукач.

Фото: Chris Malyszunski
Фото: Chris Malyszunski

 

Осознав, что это его квази-робингудство — тупик, он создал софтверную компанию FastEngines, которая стала заниматься совершенно неавантюрной, но крайне необходимой оптимизацией программного кода сайтов. Он продал ее, когда уже совсем прекратил играть в блэкджек. Сделку закрыли за две недели до краха доткомов. Акции софтверных компаний обрушились, а Семен Дукач остался с несколькими миллионами наличных — и браком, который, несмотря на наличие трех детей, шел под откос примерно с той же скоростью, с какой рушилась экономика Кремниевой долины.

С первой женой Дукач познакомился еще в Колумбийском университете, жена наблюдала превращение Семена из бедного студента в профессионального гэмблера. Только много позже Семен Дукач осознал, что последовавший развод тоже оказался отчасти следствием травмы, полученной Вегасом.

— Успешные люди чувствуют себя сильными, и успешному человеку легко забыть, насколько все хрупкое вокруг него, — говорит он. — Да, мы ссорились, интересы разошлись, но со временем я понял, что недостаточно ценил положительные качества жены. Как оказалось, их не так легко найти. Человеческое благородство, честность. Я думал, это ничего особенного, а оказалось — редкость. И главное, дети… Я довольно сильно повредил им разводом. Ведь для любого ребенка самое болезненное, если не считать смерти родителей — это их развод. Но я тогда подумал, что все можно. Порожденное Вегасом ощущение, что ты важнее всех, а остальные идиоты, очень разрушительное. На меня это повлияло грандиозно. Оно сделало меня хуже. Я сейчас пытаюсь сделать себя лучше.

Фото: Chris Malyszunski
Фото: Chris Malyszunski

 

* * *

Как Семен Дукач пытается сделать себя лучше, я наблюдал за несколько дней до нашей поездки в казино.

Недавно он купил землю рядом со своим летним домом на берегу океана. Хозяева продавали дешево, и Семен Дукач просто не мог не купить участок, понимая, что шанс заработать слишком высок — можно будет или отель построить, или хотя бы поставить палатку и продавать сосиски.

Чтобы заниматься развитием территории, надо было получить разрешения. В России, объяснил мне Дукач, можно дать взятку и делать что хочешь, а в Америке нужно притвориться, что ты не знаешь, чего хочешь, и ждешь, что чиновник (например, мэр) тебе что-нибудь посоветует; и хотя все равно сделаешь все по-своему, чиновнику будет казаться, что он тоже участвует, и поэтому он необходимые разрешения даст. Ирония заключалась в том, что Семен Дукач и правда не знал, что точно хочет построить и был совершенно искренен, когда говорил, что хочет наконец сделать что-нибудь хорошее для людей и, может быть, горячие сосиски для прохожих будут лучше, чем отель?

Желание делать что-то хорошее пришло далеко не сразу — для этого надо было получить капитал и свободу, а потом разочароваться и в том, и в другом. В то время как большинству людей задача решить финансовые проблемы чуть ли не заменяет смысл жизни, Семен Дукач разобрался с денежным вопросом к своему тридцатилетию и оказался вынужден искать для своей жизни какую-то другую сверхидею. И поначалу ему показалось, что цель может быть в том, чтобы просто-напросто получать удовольствие от жизни и заниматься самосовершенствованием. Но оказалось, что этого недостаточно, во всяком случае, для человека, который когда-то жил как герой приключенческого фильма.

— Я, например, начал учиться летать на вертолете и только спустя пару лет осознал, почему мне на самом деле нравится летать, — говорит Дукач. — А мне подсознательно нравилось всего одна идея — на вертолете кого-то вытащить из тюрьмы. Вообще, если честно, это единственное применение этого аппарата, для всего остального намного удобнее иметь самолет… Вот если б я жил в России, я собрал бы большую команду и вашего Ходорковского вытащил силой.

Робингудство, судя по всему, долго еще после Вегаса не давало ему покоя. Но за отсутствием в Америке Ходорковского, Семен Дукач долгое время развлекался тем, что садился там, где было запрещено, и совершал опасные маневры, пролетая, как Чкалов, под мостом.

— Я делаю неправильные вещи просто ради того чтобы это было не по правилам, — признает Дукач. — Это ведь такое счастье — быть революционером. Сейчас осталось так мало зла в мире. Так мало возможностей сделать что-то рискованное в борьбе с большим злом ради большого добра… Может даже и Ходорковского не стоит вытаскивать. Мало ли что он там прежде натворил.

Фото: Данил Головкин
Фото: Данил Головкин

 

* * *

Желание бороться с большим злом ради большого добра окончательно оформилось у Семена Дукача пару лет назад по достижении сорокалетия, когда он понял, что случайная встреча с интересной девушкой в бостонской подземке перестает приносить удовольствие, а рассказ о себе становится чем-то средним между резюме и эпитафией.

Когда он был юным, смысл он видел в том, чтобы хакнуть систему. Потом он пытался найти смысл в том, чтобы систему использовать. Достигнув зрелости, он предположил, что смысл на самом деле в том, чтобы попытаться систему изменить. То есть несостоявшийся Робин Гуд решил стать Матерью Терезой. На практике идея оказалась трудно реализуемой.

Сначала он заинтересовался программой социальной адаптации трудных подростков — ему показалось, что возможно отвлечь детей от криминала, помогая им открывать какие-то интересные бизнес-проекты. Но познакомившись с программой поближе, он быстро в ней разочаровался, потому как увидел, что детей обманывали и ничего хорошего и интересного в ходе программы не открывалось.

Тогда он решил заняться спасением мира в глобальном масштабе и познакомился с бывшим президентом и лауреатом Нобелевской премии Джимми Картером, которого страшно уважал за миротворческую деятельность. Он думал, что может быть получится войти в его команду и помочь с миротворчеством.

И Джимми Картер действительно сказал ему, что он способен помочь. Нет, конечно, Дукач не сможет, как Картер, ездить по всему миру и решать глобальные задачи, но зато он сможет изменить мир, если возьмет какую-то одну проблему (например, конфликт евреев с арабами) и потратит оставшиеся годы на ее решение (например, переехав в Израиль и став посредником в переговорах). Но переезжать в Израиль и решать локальные задачи Семену Дукачу не захотелось.

Фото: Данил Головкин
Фото: Данил Головкин

 

Тогда он отправился в MIT, где стал изучать разные студенческие инициативы. И натолкнулся на идею копеечного механизма, который можно было прицепить к велосипеду и чистить с его помощью кукурузу. Штуковина предназначалась для Танзании, где крестьяне делали так: они набивали кукурузой мешок и лупили по нему палкой, от чего гибла чуть ли не половина урожая. А вот прицепив эмайтишную железяку к велосипеду, индивидуальный предприниматель мог бы ездить по деревням и предлагать за небольшую плату чистить кукурузу более инновационным способом, причем, что немаловажно, не регистрируя фирму и не платя налоги.

Семену Дукачу идея показалась гениальной, то есть хакерской и робингудской. «У них же там вся экономика контролируется маленькой прослойкой людей, и никакая демократия там не сработает, и что бы ты ни подарил бедным, богатые это отсосут, а бедные останутся бедными, поэтому критически важно дать там людям возможность зарабатывать деньги так, чтобы с них даже налоги нельзя было снять», — объясняет Дукач. Мне на мгновение кажется, что он вообще говорит про Россию, а не про Африку, но я отгоняю эти глупые мысли.

Поначалу Семен Дукач включился в студенческий проект с небывалым энтузиазмом. Помог собрать на него деньги и убедил авторов идеи, что надо самим переезжать в Танзанию. Он и сам туда отправился, чтобы помочь все наладить. Предполагалось, что к его приезду производство инновационной молотилки будет уже организовано, но когда он прибыл, увидел вместо работающего образца гору железок. Через пару дней образец надо было показывать на ежегодной фермерской выставке, и Семен Дукач стал носиться как угорелый, чтобы успеть. Успел и получил удовольствие. «С голодными работать приятнее, чем с сытыми», — говорит он.

Но в Танзании ему понравилось все же не настолько, чтобы бросить все и уехать из Бостона. И он вернулся. Возможно, представшее перед его глазами зло и творимое им добро снова показались ему недостаточно масштабными. А может быть, после Вегаса он уже просто потерял способность видеть большое в малом. Наконец, когда тебе сорок, между осмысленным приключением и пустым комфортом гораздо естественнее и разумнее выбрать комфорт (а необходимую дозу адреналина получать, пролетая, как Чкалов, под мостом).

Хотя даже если бы Дукачу вдруг оказалось достаточно скромной роли рядового африканского прогрессора, не мог же он в самом деле переехать в Танзанию после того, как Вегас и порожденное им ощущение, что все можно, разрушили его брак. «А дети? А бывшая жена? А ее новый муж? — восклицает он. — Развод очень сильно привязывает тебя к месту. Это еще одна причина не разводиться. Потому что если жену еще можно перетащить в Африку, то вот бывшую жену — нет».

Фото: Chris Malyszunski
Фото: Chris Malyszunski

 

* * *

У Семена Дукача, однако, десять тысяч долларов в кармане, и профессиональная гордость не позволяет ему уехать из казино без выигрыша. Правда, с блэкджеком нам не везет, Дукач считает один стол, другой, третий, но всюду колода оказывается плохой, подсчет показывает, что лучше не ставить. Для очистки совести он занимает место за столом для покера и за пару часов выигрывает пятьсот баксов. Хоть тут и нечем особенно гордится, потому что робингудства здесь мало, ведь в блэкджек ты играешь против казино, а в покере против других игроков.

Покер вообще не ремесло, а искусство, математика тут не работает, здесь нужно уметь блефовать, а для этого хорошо понимать, что противники думают о тебе и о том, что ты думаешь о них. Удивительно вообще, что Дукач остался в плюсе, ведь только через час игры он понял, что неправильно блефует. Потому как пытался представить себя в глазах противников молодым стеснительным юношей, каким он и был, когда играл в казино. А он уже давно не такой молодой и не такой стеснительный.

Судя по всему, в последние годы Семен Дукач стал совсем уж нескромным и может легко заявить на полном серьезе, что в ближайшее время станет сказочно богатым. «Вегас был ерунда, — говорит он, покидая казино. — Я хочу заработать миллиарды. Недавно у меня снова появилась амбиция, хочу быть как Уоррен Баффет! Хочу построить бизнес-империю. И построю».

План строительства такой: вывести на IPO компьютерную компанию SMTP, получить возможность покупать другие бизнесы за счет обмена акциями и таким образом заложить основу для будущей бизнес-империи. За свою журналистскую карьеру я видел немало амбициозных предпринимателей, но ни один из них не решался всерьез заявлять, что не только хочет стать, но и станет в ближайшей перспективе Уорреном Баффетом (при том что самый любимый стартап Дукача, в который он пытался вложиться по полной — сайт знакомств gottaflirt.com — с треском провалился несколько лет назад). Но в некотором смысле у Семена Дукача просто не осталось выхода. После того, как у него не получилось ввязаться в борьбу с большим злом ради большого добра, он не придумал ничего другого, как вернуться к тому, с чего начинал. Делать деньги.

Фото: Chris Malyszunski
Фото: Chris Malyszunski

 

Дукач уже приступил к реализации плана — вывел SMTP на биржу в начале мая (капитализация в первый день составила около $100 млн, потом упала до 35). Правда, если раньше он зарабатывал сравнительно немного, участвуя в веселых авантюрах, то теперь он видит смысл в том, чтобы заработать действительно большой капитал, посвящая себя довольно рутинному, если не скучному делу (SMTP занимается довольно унылым, на сторонний взгляд, бизнесом — массовыми рассылками по электронной почте). Главное, что отличает и в то же время объединяет зрелого Дукача с тем авантюристом и хакером, которым он был прежде, это желание наконец заняться настоящим робингудством.

«Миллиарды я хочу заработать, чтобы вернуться к благотворительным проектам, только в другом масштабе, — признается Дукач. — С этими миллиардами я буду делать интересные вещи, какие никто не делает. Человечеству нужно больше прогресса. Я не вижу достаточно прогресса в психологии, политике, философии. Я вижу огромный прогресс в физике, компьютерах и в том, как делать дешевые атомные бомбы. А я не хочу, чтобы моих детей подорвали дешевыми атомными бомбами какие-то сумасшедшие козлы…»

Вы можете сказать, конечно, что этот человек совсем сошел с ума. Но вы можете также сказать, что в этой бессмысленной игре, которую представляет из себя жизнь, Семен Дукач все же пытается найти смысл. Потому что он стал обеспеченными и знаменитым, играя в бессмысленный блэкджек. И поэтому на собственном опыте прочувствовал, что бессмысленность — это ведь самая разрушающая форма зла.

Фото: Chris Malyszunski
Фото: Chris Malyszunski

 

* * *

В казино, которое только что скрылось за поворотом, мы приехали по моей просьбе — Семен Дукач давно не играет. Несмотря на выигранные пятьсот баксов, посещение игорного дома оставляет его равнодушным. Но мне кажется, даже не переступая порог казино, он все же остается игроком и авантюристом.

Только это, наверное, может объяснить, почему он недавно сделал предложение своей девушке и задумал создать новую семью. Учитывая трех дочек, которых он воспитывает вместе с бывшей женой, сына от другой женщины, дочку невесты от первого брака и предшествующие десять лет свободных отношений — это авантюра почище блэкджека и намерения заработать миллиард.

На днях Семен Дукач собирается посетить профессиональную компьютерную выставку в Лас-Вегасе. Этот город не только игровая мекка, но еще и популярное место проведения выставок. SMTP размещает там стенд, но вот сможет ли сам хозяин компании посетить собственный стенд, еще вопрос. Строго говоря, из-за былых подвигов в Вегасе за появление на собственности владельцев отеля теоретически его могут даже арестовать, и Семену Дукачу лучше бы не испытывать судьбу. Он, однако, хочет рискнуть.

Комментировать Всего 27 комментариев

Я правильно понимаю, что компания SMTP спам рассылает?

Нет, неправильно. Она рассылает письма по подписчикам. Часто когда регистрируешься в интернете, тебя спрашивают: хочешь получать наши новости по почте? У болших брэндов типа Кока-Колы или какого-нибудь Dove могут быть сотни тысяч подписчиков на новости. Как им всем отослать письма? Почтовые серверы кстати начинают блокировать такие рассылки, принимая их за спам. Для этого и нужны такие компании, как SMTP. Плюс они обеспечивают клиентам сервис, интеграцию с их информационными системами (письма могут динамически генерироваться в соответствии с данными пользователя), собирают статистику по реакциям и т.п. Если бы это был спам, на биржу бы их вряд ли пустили))

вот я и удивилась, спасибо за разъяснение

Захватывающая биография! 

О Семене я узнал давно, из местного документального фильма как раз о той самой команде MIT. Запомнился вусмерть, потому что, во-первых, не прятал лицо, как все остальные, во-вторых, харизматичность и неординарность видны были невооруженным глазом.

Но, при всем моем глубоком уважению к Семену, я не думаю что у него получится эти планы осуществить. Нет-нет, что миллиардером он станет, я вполне допустить могу. Но, чтоб изменить мир - вряд ли. И я объясню почему.

На его пути будет две большие засады, капкана.

Первый - этот миллиард изменит самого Семена. На пути к этим деньгам неизбежно придется делать вещи, которые не делать нельзя. Придется играть роль, которая "рано или поздно начнет влиять на его личность". И к финишу придет совсем другой человек, с другими целями и задачами.

На подобные грабли (в меньших, конечно, масштабах) наступает множество эмигрантов. Человек, бывший в России инженером/программистом/врачом приезжает в Нью-Йорк, скажем, и говорит себе: "чтоб зацепиться тут, пойду-ка я в таксисты, а потом, когда стану на ноги, вернусь в программирование/стану врачом". И, как правило, у него в будущем уже ничего не получается, потому что - "приличная зарплата", "получены новые знания и умения", "потерял квалификацию в своей старой профессии", и т.д. и т.п. Неверная цель "зацепиться хоть как нибудь" изменила человека навсегда.

Ну, хорошо, допустим что Семен не попадет в ловушку "Маска, ставшая лицом".

Второй капкан я бы назвал "силки Сколкова".

Почему вы решили, что именно миллиарды долларов это тот самый инструмент, которым можно добиться прогресса в психологии, политике, философии?

Эта такая сфера, в которой, скорее, можно навредить деньгами, чем помочь.

Когда Резерфорда спросили, сколько должен зарабатывать ученый, он, совершенно гениально ответил: "Хлеб, масло, но не джем!". Потому что "джем" убьет ученого и привлечет огромное количество хищников и паразитов, которые будут пилить и "хавать" ваши миллиарды с гиканьем и чавканьем.

По каким, собственно, критериям вы собираетесь оценивать "прогресс в философии"? Вот, то-то и оно.

Жажду к научному познанию, желание разобраться в основах мироздания, их нельзя просто купить или сотворить за деньги. Нельзя лишь деньгами "проапгрейдить" совесть, честность, искренность, жажду творчества у своего персонала.

Можно долго и муторно выращивать их, не пытаясь, как Карлсон, каждый день выкапывать свою "персиковую косточку", чтоб посмотреть, не видны ли уже результаты.

А мир изменить можно, и, для этого совсем не нужны большие деньги.

Мы кстати по второму пункту дискутировали с Семеном. Я ему приводил в пример Гейтса и со свойственным московскому жителю скептицизмом говорил, что стоило, мол, зарабатывать, чтобы потом раздать дармоедам. А Семен меня убеждал, что можно тратить эффективно, а дармоедам не давать. У него есть, кстати, интересная концепция, чем можно заняться, может он тут появится — расскажет. А вот что касается первого... Вы считаете, что большой капитал делает человека однозначно хуже?

Если первоначальной целью было именно накопление денег, то, да, хуже.

Если человек стремился к какой-то иной цели, а деньги ему достались просто как "бонус", то, чаще всего, нет, человек не станет "плохим". В качестве хрестоматийного примера могу привести  основателей "Гугла", у которых была интересная научная идея, и они ее даже хотели пристроить кому-нибудь, но, пришлось заняться самим. 

Много примеров можно привести. В нынешние времена такие случаи встречаются почаще.

Когда вначале дело, "идея", то, тогда, думаю, и получается "остаться человеком".

Мне кажется, что никто никогда не мечтает просто о деньгах. Деньги представляются средством получения благ, достижения власти, признания, самореализации и т.д. То же можно сказать и о мечтах о "деле". То есть зачастую это одно и то же

В списке слово "самореализация" - лишнее. Потому что все остальное лишь своеобразные синонимы слова "деньги" (правда, сейчас, опять же, многое меняется). И стремление к власти, признанию, когда они становятся единственной "идеей фикс", точно так же портит людей, как и неудержимое стремление к богатству.

Если вспомним случаи, когда люди оказывались на вершине властной пирамиды почти случайно, когда их заносила туда цепочка "сказав А, надо говорить и Б" (например, Томас Джефферсон или Авраам Линкольн), то, политики эти делали удивительно много для своей страны и власть не развратила их и не испортила.

Хотя, это работало не всегда, признаю, взять хотя бы того же кхмерского Джаявармана.

Интересный, конечно, вопрос, с большим дискуссионным потенциалом. 

самореализация

Мне кажется что "самореализация" это отнюдь не лишнее. 

Процесс важнее результата.

Наверно я один из не многих кто знает Гейтса (с 1984) дольше чем Семена (с 1996).  :) 

Правда Сеню я знаю ЗНАЧИТЕЛЬНО лучше. 

Да я и не пытаюсь их сравнивать.

С точки зрения философии Гейтс не изменился. Для Гейтса деньги никогда не имели значения. 

Деньги никогда не являлись целью. Да и власть наверно тоже. Я думаю что целью являлась иммено "самореализация".

Что касается Семена то я не могу предсказать станет ли он миллиардером но чем смогу помогу. :) 

Одно сказать могу с полной уверенностью деньги его не изменят. Ну может и по выпендривается месяц, другой 

но внутри останется собой и постарается изменить мир в лучшую сторону. 

Хотя кто его знает где эта лучшая сторона?

Disclosure: 

close personal friend of Semyon Dukach, 

Board member of http://smtp.com

Извените за ужасный русский язык.

Сто лет не писал. Да еше и деслехик :)

Видите, ли, Вадим, путь, который избирает Семен - он очень традиционный. Что может быть традиционнее намеченных вех "разбогатеть - сильно разбогатеть - конвертировать богатство во власть и изменить мир"?. А систему надо просто "хакнуть", сделать все коротким путем. Найти единственный рычаг, который нажать и перевести стрелки.

Насчет "лучшей стороны" - мне кажется, что я знаю, где эта лучшая сторона. Я и пришел сюда, на Сноб, чтоб потихоньку рассказать про все придуманное. Но, я не буду обгонять время, слишком большой пласт нужно поднять. Вот так, в одном комментарии, не изложить.

Да согласен

Eсть не линейные способы изменять мир.

Есть способы не требующие колоссальной энергии (денег). Ну скажем "crowdsourcing". 

Мы пытались думать на эту тему. Результата нет.

Например мы потратили кучу времени пытаясь понять как привлечь молодежь к науке. 

Как сделать знания "cool shit. И я лично пришел к выводу что самый лучший способ это голивудский.

Я уверен что фильм The Social Network  сделает очень много для развития технологии и entrepreneurship (извините не знаю как по русские). На порядок больше чем Сколково. И во всем мире а не только в Америке.

Но это лирическое отступление. 

А пока лучших идей нет пусть Семен зарабатывает деньги и хоть как то двигается в заданном направлении :)

Я умею придумывать. И, в принципе, я знаю ответ и на этот вопрос. "В принципе", потому что это "подмножество" более общего решения более общей задачи. 

Но, все у меня движется ужасно медленно. Продвигаюсь по жизни как Панцер Кампфваген Маус.

Читаю биографию Семена, и поражаюсь, потому что я почти полный антипод. Какой там вертолет, я даже автомобиль не вожу, к своему большому стыду!

Зато время подумать есть, тут я Панцер Кампфваген Маус II. 

Владимир, а как сделать все коротким путем? где тот рычаг? мы бы все дружно пошли дергать))

Я это к тому, что когда слезаешь с метафоры и задаешься вопросом, ок, что делаем-то, непонятно, что. Следуем философии малых дел?

Vladimir Kovalev Комментарий удален автором

Мир изменить

по разному можно, подходов много.  иногда представте даже деньгами можно повлиять положительно.  главное ведь желание, идеи влияют на людей, и создают через их усилия свою реальность.

Sense of Life Experiments

Спасибо Сеня, что поделился своей насыщенной биографией, бизнесс идеями и философскими рассуждениями к которым пришел сам. Ты всегда был для меня вдохновением,  своего рода двигателем к поиску и достижению новых целей.

Мы все экспериментируем со смыслами жизни. Я думаю проблема в том, что смысла как такового нету. Но, наверное,  каждый стремится найти именно то что будет приносить радость, которая не будет приедаться со временем, то что будет ощутимо наполнять жизнь, а не придаст всего лишь временное фальшивое чувство душевной удовлетворённости.

Как бы это утопически ни звучало, но я думаю, что именно помощь  другим приносит реальное счастье. Я замечаю, что очень много состоявшихся, обеспеченных, зрелых людей находят смысл жизни и душевный покой именно помогая другим людям в нужде. Когда мы делаем счастливее других, это уже доказано докторами, у нас меняется химический баланс в организме, мы чувствуем себя лучше и это состояние не приедается. Помощь - это лучшее средство от депрессии без лекарст. И как видно из твоей биографии, у тебя позывы в этом направлении есть. Так что не испортил тебя Вегас!

Кому, как и сколько помогать, это уже каждый решает сам, главное не навредить своей помощью! :) А необохдимость в адреналине, кайфе, эйфории, это твои необходимые условия жизни. После того как тебе удалось прочувствовать определенную немалую их дозу в юности, играя в блэк джэк и рискуя жизнью, уже другой дороги нет. Тебе надо восполнять ту же дозу и больше. А что как не зарабатывание денег по крупному совмещает риск, стресс, адреналин и работу мозга? Вот и лови кайф.

Вернусь к смыслу жизни. Возможно, есть и другие пути достижения неподдельного счастья, например, постоянное духовное совершенствование, умение прощать. Можно продолжать копать в этом направлении, если есть желание.

Вот так мне видится в 30 лет.

вот еше интересные коментарии которые мне прислали напримую

Есть статья о человеке – Семене Дукаче, - неординарном, умном, талантливом, интересном, с богатым внутренним миром и совершенно небанальным восприятием мира внешнего. О человеке неравнодушном и увлекающемся. О человеке, склонным как к рискам, так и к глубокому причинно-следственному анализу… Все это есть.

Но нет человека Семена Дукача – как личности. Нет того, что не менее характеризует внутренний мир: морально-этические норм, отношения к людям, предпочтений в литературе кроме Айн Рэнд,  нет упоминания просто о человеческих качествах и так далее. То, что отсутствие подобной информации «схематизирует» личность – факт.

А глобально, - индивидуальность и масштабность личности – статья не показывает.

У меня при прочтении все время возникало чувство, что автор поленился, что ли, досказать о тебе, обошелся штрихами к портрету. Или не понял тебя. Или скатился к самопортрету «я, Максим и Семен Дукач».

Нет цельности, которая характеризует путь неординарной личности. Даже если жизнь – цепь взаимоисключающих, на первый взгляд, событий, поступков, решений, переходы между ними всегда чем-то обусловлены. Человек, переходя от одного состояния в другое, задает себе вопросы, пусть подсознательно, - «почему, зачем, куда, с какой целью, что хочу, что могу, что не хочу…». Это внутренний разумный эгоизм (в положительном смысле).

Характер и система жизненных ценностей не статичны, это постоянное движение, ежесекундное. Формирование пути и мировоззрения  - процесс, а вот как раз процесс, включающий переход со степени на ступень автор статьи не показал. Он наметил пунктирами – и все. Картины нет.

Есть фрагменты, - Семен тут, потом туда, потом то, потом это. Автор усиленно муссирует только один тезис, - все в твоей жизни определила начальная точка, - ИГРА в молодом возрасте в тех условиях, с теми составляющими, с теми правилами. И всё последующее – это твои попытки – выдернуть из себя «стереотипного поведение гения казино и т.д». И как тебе это не особо удается. Однобоко. У читателя возникает чувство, что его надули, - автор «подсовывает» какого-то «странного» Семена Дукача.

(Еще раз подчеркиваю, - это мое видение, оно субъективно, оно может быть ошибочным и неправильным, не претендую на истину.)

После статьи напросилось следующее сравнение, немного утрирую.  Как резюме (не мое, - впечатление от материала). Вот такой Семен Дукач описан в «Снобе. Ты,  играя и выигрывая, подсел на «иглу» успеха, денег, на самомнение «я имею право, потому что я ИМЕЮ право, потому что я выше и умнее, а вы ниже и глупее», потом ты понял, что стал сильно зависимым от этого образа жизни. Как сказал классик «бытие определяет сознание», твое бытие стало формировать такое сознание, которое шло вразрез с жизненными принципами. Ты, поняв, что, если так пойдет дальше, - то уже начнешь изменять и принципам, и морали, и воспитанию, - решил «соскочить».  Но до конца так и не смог,  несмотря на все старания, желания, авантюры, переоценку ценностей и т.д. И с тех пор – твоя жизнь это вечная борьба с собой, не с системой, которая внешняя, а с системой внутри себя. При отрицании системы общественной, - ты стал заложником системы собственной. Ты теоретически все понимаешь и хочешь изменить себя, мир, близких – хочешь видеть реальную пользу от того, что делаешь, философствуешь, размышляешь, все время что-то ищешь, пробуешь, не боишься и т.д., - но ты не соскочил.

Как на пружине, - один конец закреплен намертво в точке «слагаемое успеха», ты сжимаешь пружину, в момент ее сжатия строишь планы, концепции, рассчитываешь высоту, создаешь перспективную модель, прогнозируешь возможности, просчитываешь риски, - потом отпускаешь себя, себя – пружину  и…….. Вот как раз после этого «и…..», что происходит после этого «и…..»  - не ясно. Нет ответов, нет информации, нет действий Семена Дукача (еще раз подчеркиваю, я не о тебе реальном, а о твоем образе-портрете, который вырисовывается из статьи).

Ты допрыгнул до того, до чего хотел? Или ты ошибся в расчетах? Ты прыгнул ради прыжка? А может, это была проба или очередной «полет над мостом». Бунт против правил? Или создание новых правил? А может эксперимент?   Или ты допрыгнул до желаемой высоты и увидел то, что хотел увидеть? А кто прыгает с тобой? В какой связке? Их риски тоже просчитаны? Понимаешь, на эти вопросы ответов в статье нет, информации нет. А без них она – плоская, не многомерная.

Максим хорошо написал об отправной точке, упомянул о твоем неприятии системы, желании что-то изменить в себе, в жизни, в мире (но что – так и непонятно).

Но он вывел тебя – человеком, который все время только пытается. Только пытается. Это тоже позиция, заслуживающая огромного уважения, так как большинство людей даже не пытаются что-то поменять. Но как личность, многодельную, интересную личность – он тебя не показал. Иногда, во время прочтения,  вообще возникало ощущение, что жизнь Семена Дукача это поиск черной кошки в черной комнате, в то время как кошки в комнате-то и нет.

А я уверена, просто уверена,  - что ты гораздо масштабнее и, что самое главное, - есть вещи, которых ты-таки достиг и которые – реальный предмет для гордости: в себе, в жизни, даже если сейчас пребываешь в сомнениях, даже если считаешь их «не очень то», даже если они меньше планов на будущее.

Что очень понравилось, - фотографии и твоя прямая речь. Да вот еще, - большой диссонанс между тем, что ты говоришь и тем, как Максим это комментирует, интерпретирует. Лучше, на мой взгляд, бы было просто большое, хорошее, пусть провокационное в чем-то, пусть в чем-то авантюрное – но интервью. С нестандартными вопросами. Так как твои ответы – нестандартны.

Все. На этом все.

Но, в любом случае, - какое бы не было мое мнение о материале, - он интересен. И, поверь на слово, ты резко отличаешься от, так называемых, российских стереотипных бизнесменов, клонированных, как из пробирки. Замечательно, что мир пока еще не оскудел на умных и порядочных авантюристов.

Я прекрасно понимаю, что эта публикация - просто публикация о человеке просто в журнале Сноб, некое паблисити,  PR, представление с целью привлечения интереса к персоне как к факту и, соответственно, к бизнесу. Тем более, что твоя биография более чем интересна "зрелищными" моментами, которые можно "обыграть". Я понимаю, что Максим, в первую очередь, исходил из этого. Но  мне есть с чем сравнивать. Я, наверное, принадлежу к другой школе, когда под очерком (а по жанру это именно очерк) подразумевается, в первую очередь разноплановая информация о человеке, то есть - многогранный пресс-портрет, а не оттиск. Да и просто считаю, что личность твоего масштаба достойна, не знаю как точно сказать, - большей палитры, что ли. Максим написал, видимо, так, как умеет, но дело в том, что часть статьи - это откровенная игра фразами и самолюбование "ах, как я метафорично умею писать" - на фоне биографии Семена Дукача. У меня вообще возникло подозрение, что он несколько завидует тебе.

Провокационное в чем-то, ... в чем-то авантюрное – но интервью

Что бы знать разносторонность характера Семена, надо пожить в шкуре его жены, друга и бизнесс партнера. Или всех троих собрать и попросить говорить правду, что может быть не просто. Вот пожалуйста - идея для следующей работы.

Всегда конечно можно придумать то, чего не хватает в статье, чтобы показать многогранность.  Максим писал то что знал. А выбирают интересные фразы (“играют фразами”) все кто любят писать, все кто любит свою профессию.

Я восхищена открытостью Семёна. Вот и выявилась одна из черт его характера. Если бы статья была ".. провокационное в чем-то, ... в чем-то авантюрное – но интервью" не уверена что я бы верила всему написанному.

Семен, даже не знаю, что сказать))

С чем-то я наверное соглашусь. Но по сравнению с публикациями, которые были про меня прежде, ради справедливости должен сказать, что статья Максима намного более честная. По крайней мере, факты корректны. И у меня не было ощущения, что Максим завидует, это предположение мне кажется натянутым. Конечно, очерк мог бы быть глубже и больше рассказать о моих ценностях, этике и т.д. Но текст получился намного лучше, чем я ожидал и чем я мог вообще надеяться. 

Максим, не могли бы сравнить Семёна с Чичваркиным? Или хотя бы сказать, чего между ними больше - сходства или различий?

Лена, сравнить могу, но не думаю, что от этого будет какой-то толк)) Настолько разные исходные условия, характер, биография. Чичваркин, как и мы все тут, это человек постсоветский. Семен американец, не думаю, что советское прошлое как-то на нем отразилось (эмиграция да, но не СССР как таковой). Чичваркин прирожденный торговец, продававший трусы по лоточникам. Семен хакер и компьютерщик... и т.д. Мне кажется, единственное общее, что есть между ними — это склонность к авантюрам. И еще я думаю, что только сейчас Чичваркин попал в ситуацию, в которой Семен оказался лет десять назад. Но мне кажется, что выходить из нее он будет иначе.

для меня упрощённая модель предпринимателя -это  человек страшной пробивной силы + ограниченный какой-то одной идеей в данный момент времени. Всё остальное кажется ему гораздо более мелким и неинтересным, и поэтому нет выбора кроме как долбить в очень узком направлении. Я читала обе книги ("Чичваркин. Е...гений" и "Удар по казино"),. "И ботаники делают бизнес" пока нет. Но мне кажется, что в ней герой "нетипичный" предприниматель. Это не так?

Не совсем. Он нетипичный как герой книги - потому что принято писать про тех, кто заработал миллион. Но как предприниматель он как раз типичный и вполне подходит под Ваше определение. Страшной пробивной силы, несмотря на то что "ботаник")) Кстати они как раз с Чичваркиным хоть и сильно отличаются, но во многом похожи. Семен в этом смысле — совсем другой персонаж. Может быть, потому, что интернет-предпринимательство — какая-то совершенно отдельная тема, уникальная.

не думаю, что поэтому: Шей из "Доставляя счастье" и ребята из Rework в схему вписываются ))

похож ли Семён на Бендера? ;)

Похож.

В конце концов конечно придется переквалифицироватся в управдомы.

не самый плохой конец по нынешним временам :Р