/ Лондон

30-летие «Виртуозов Москвы» в лондонском Барбикан-холле

Владимир Спиваков привез свой камерный оркестр «Виртуозы Москвы» в Лондон в рамках юбилейного 30-го сезона. Однако, как выяснилось, не только лондонский концерт, но и весь сезон был под угрозой срыва из-за атаки скинхедов

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

 

В огромном двухтысячном зале Барбикан-холла не было ни одного свободного места и многие зрители были явно знакомы. «Никогда еще не видела такой сплоченной публики!» — сказала сидевшая радом со мной известная скрипачка Астхик Варданян, игравшая когда-то у Спивакова. Едва она успела это произнести, как на сцену поднялся маэстро. Все тут же притихли: пожалуй, я никогда не видела такой внимательной публики! Первое отделение началось с симфонии соч. 110-bis Шостаковича, затем оркестр исполнил «Иллюминации» Бриттена вместе с британским тенором Тоби Спенсом. Во время антракта зрители собрались в фойе — обсудить услышанное за бокалом вина. «Хоть родительское собрание здесь устраивай!» — сказала мне Юлия Десятникова, директор Русской гимназии №1 в Лондоне, — на концерт пришло немало родителей ее учеников.

 

Лондонский скрипач Владимир Наумов сказал мне, что ему очень приятно слышать в Барбикан-холле представителей российской струнной школы.

 

Тут прозвучал звонок. Сбежавших (как это часто бывает) с половины представления не оказалось: в зал вернулись все. Во втором отделении «Виртуозы» исполнили Прелюдию и скерцо, соч. 11 Шостаковича, а затем Серенаду для струнного оркестра до мажор, соч. 48.

 

Выступления на бис я слушала уже из-за кулис. Здесь на большом экране отображалось происходящее на сцене, а на доске зеленым маркером был расписан подробный плей-лист сегодняшнего концерта.

 

Молодой гобоист Сергей Финоедов, стипендиат Фонда Владимира Спивакова, после исполнения Вариаций для гобоя с оркестром Россини вернулся со сцены растерянным. «Почему они все свистят?» Я попыталась успокоить молодого музыканта, объяснив ему, что в Лондоне свист из зала — выражение высшей степени восторга, а вовсе не недовольства, как в России. «Да? Тогда хорошо», — пожал плечами Финоедов.

Потом за кулисы заглянула Ольга Балаклеец, директор компании Ensemble Productions, которая и организовала концерт. Пока оркестр исполнял «Либертанго» Астора Пьяццоллы (это был уже третий выход на бис), Балаклеец вполголоса поделилась со мной своими эмоциями.

 

Тут появился Спиваков. Взял стакан воды, полотенце, вытер пот со лба. Но публика, похоже, и не думала отпускать «Виртуозов»: спустя мгновение ему пришлось вернуться на сцену, и оркестр исполнил «Венгерский танец» Брамса, буквально взорвав зал. Публика аплодировала в такт, а когда стало ясно, что на этом концерт закончится, все встали и стоя продолжали хлопать.

 

Под аплодисменты Спиваков ушел в гримерную, где я расспросила его о выборе репертуара для выступления.

 

Вдруг маэстро резко сменил тему и заговорил о том, что власти России замалчивают проблему скинхедов. За несколько месяцев до выступления двое музыкантов из оркестра, Денис Шульгин и Георгий Цай, подверглись нападению в Москве, и весь юбилейный сезон «Виртуозов», в частности, лондонский концерт, были под угрозой срыва.

 

Затем Спиваков стал укладывать вещи — дирижерскую палочку и ноты — в небольшой чемодан. «С музыкантами — как с английским газоном, который взращивают столетиями. Так и оркестр нужно взращивать годами», — размышлял он вслух.

Марго Григорян