/ Москва

Андрей Шмаров: Они спасли своих акционеров

Жизнь поставила их в непростые условия. Но силой огромного напряжения, а иногда и ценой крови, они вывели свои компании и даже целые страны из кризиса. Андрей Шмаров предлагает свою версию Top-10 лучших кризис-менеджеров всех времен и народов

+T -
Поделиться:

1.  Аугусто Пиночет

Фото: AFP/EastNews
Фото: AFP/EastNews

В середине 70-х Аугусто Пиночет захватил власть в Чили. Проблемы и без того ослабленной президентом-социалистом Альенде экономики усугубил хаос военного переворота. Нужны были волевые решения и быстрый эффект. Советник Пиночета лауреат Нобелевской премии Милтон Фридман убедил своего босса в необходимости радикальной либерализации экономики: за снижением налогов и ослаблением госрегулирования последовал всплеск деловой активности.

Первая из известных реформ по типу «шоковой терапии» не просто получила одобрение Запада — американские газеты пестрили восторженными заголовками о том, как невероятно изменились улицы Сантьяго, какие шикарные машины там можно встретить, а уважаемые западные лидеры ломали головы над тем, как приспособить чилийскую модель под их нужды. В итоге технология Пиночета-Фридмана породила массу последователей — ей воспользовались практически все вырвавшиеся из советского блока восточноевропейские страны, и многие преуспели. Применил ее и дуэт Ельцин-Гайдар... Вам нравится, как у них получилось?

 

2.  Маргарет Тэтчер

Фото: GettyImages/Fotobank
Фото: GettyImages/Fotobank

«Железная леди» Маргарет Тэтчер поначалу избегала действий, грозивших снизить ее популярность в глазах избирателей. Но в ее «близкий круг» входили гуру свободного рынка — все тот же Милтон Фридман и Фридрих Хайек... Последний, вернувшись из Чили, находился под сильнейшим впечатлением: в письме Тэтчер он утверждал, что чилийская модель должна быть взята на вооружение странами Европы. «Кейнсианская (здесь читай — социалистическая) экономика Великобритании должна быть изменена», — настаивал Хайек.

И убедил: масштабная приватизация и развитие общества собственников, зарождение новых частных инициатив и принципиально иного типа мышления — несомненная заслуга Тэтчер. Начавшись с малого — предоставления квартиросъемщикам более или менее приемлемых условий для приватизации жилья, — реформа буквально сформировала менталитет нового национального среднего класса. И ставка Тэтчер оправдала себя — люди, существовавшие за пределами рынка, неожиданно оказались вовлечены в него. Они были активны, решительны и готовы на все, чтобы отстоять недавно обретенные права, ведь теперь им было что терять.

 

3.  Ли Якокка

Фото: GettyImages/Fotobank
Фото: GettyImages/Fotobank

Президент Ford, разработавший Ford Mustang и вытащивший из предбанкротного состояния корпорацию, после конфликта с Генри Фордом II в 1979 году возглавил совет директоров Chrysler. Компания в то время тоже находилась почти на грани банкротства: ежегодные убытки на фоне вялых управленческих решений, насыщение рынка конкурентами и, как следствие, вытеснение с него «отставших». Необходим был прорыв... или объявление о банкротстве.

Под руководством Якокки Chrysler не просто преодолел кризис: он захватил новую долю рынка и начал получать рекордную прибыль. Основой успеха стала принципиально новая концепция маркетинга, ключевая роль в которой закреплялась за коммуникациями. Прорыв должен был заключаться в продукте, остро необходимом новому обществу, но для создания этого продукта на рынок нужно было взглянуть с иного ракурса. Оказалось, что на нем катастрофически не хватает практичных автомобилей, в том числе вместительных малолитражек. Фактически компанию вывела из кризиса модель K-Car — нетипичное для США экономичное авто, вмещающее при этом 6 человек.

 

4.  Франклин Рузвельт

Фото: GettyImages/Fotobank
Фото: GettyImages/Fotobank

Президент, взявший на себя риски и огромную ответственность, Франклин Рузвельт объявил несостоятельность давно устоявшегося в умах американцев принципа «невидимой руки» рынка. Рискнув и взяв на вооружение почти социалистические постулаты британского экономиста Кейнса, Рузвельт оказался несказанно успешнее более осторожного своего предшественника, президента Гувера. Расширив сферу государственного вмешательства в экономику, развернув огромное строительство за счет бюджета, Рузвельт расшевелил частный сектор и вошел в историю как президент, вытащивший США из Великой депрессии.

 

5.  Борис Годунов

Власть, перешедшая Годунову, была ненадежна — экономический кризис, смятение в умах, политическая нестабильность. Сделав ставку на стабильность и упорядоченность, Годунов первым делом «закрепил» крестьян за феодалами законом «Об урочных летах». 

В условиях голода он пошел еще дальше — на беспрецедентные меры по помощи населению из средств казны. Но, вытащив страну из экономического кризиса второй половины XVI века, любви тех, жизнь которых он пытался улучшить, Годунов не снискал — слишком не соответствовал в своей западной рациональности тогдашним реалиям, укоренившемуся в умах образу «царя-батюшки».

 

6.  Владимир Ленин

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

Переход к новой экономической политике, НЭПу, был вызовом не только экономическим догмам, но и собственно смыслу советского строя и реальным риском для жизни, ведь нравы тогда были очень крутыми. Тем не менее в условиях разрухи, голода и всеобщего недовольства политикой военного коммунизма, Ленин легко и быстро наплевал на свою же главную идеологию и вернулся к рыночному хозяйству. НЭП эффектно оправдал маневр вождя, позволив с помощью частной инициативы в короткий срок преобразить экономику и накормить людей. Хотя, увы, и ненадолго.

 

7.  Джек Уэлч

Фото: GettyImages/Fotobank
Фото: GettyImages/Fotobank

Жесткий и авторитарный топ-менеджер стал легендой американского бизнеса. Под его управлением General Electric не только вышла из кризиса, но и увеличила свою стоимость более чем в 30 раз. Менеджерский подход Уэлча во многом сводился к ставке на персонал. Развитие и повышение эффективности людей – таков лейтмотив безусловно эффективного двадцатилетия правления Уэлча в GE. Именно он первый начал жестко проводить в жизнь принцип экономической теории о том, что труд не менее значим, чем станки, а значит, и затраты на персонал не менее оправданны, нежели затраты на все прочие ресурсы. Уэлч поставил — и выиграл: оказалось, что доллар, вложенный в развитие сотрудника, дает отдачу большую, нежели доллар инвестиций в железки. 

 

8.  Серджио Маркионне

Не имевший опыта работы в автомобильной отрасли, Маркионне в начале 2000-х реанимировал великий Fiat 500, резко нарастил продажи и вывел итальянского гиганта автостроения из глубокого кризиса. Итальянцы наделили Маркионне неограниченным кредитом доверия — сегодня он покупает Chrysler и Opel, его обожают сотрудники, а его влияние и популярность среди итальянцев поистине огромны.

 

9.  Джеймс Килтс

Легендарный глава Gillette получил в управление компанию со стремительно ухудшающимися показателями. Gillette непродуманно скупал непрофильные бренды — источники питания, предметы ухода. Такая диверсификация оказалась компании не под силу — прибыль начала снижаться, падал объем продаж, росли издержки. В конце концов в компанию был приглашен 52-летний Килтс, который, вопреки советам, занял жесткую позицию, категорически отказавшись от продажи непрофильных бизнесов. Наоборот, он стал запускать новые модели, чуть ли не ежедневно контролируя издержки и перенаправляя сэкономленные средства на маркетинг. Авторитарный контроль над финансовым департаментом и ставка на маркетинг новых моделей бритвенных станков (MACH3, MP3 Power) вывели компанию из кризиса.

 

10. Сергей Витте

Экономику России конца XIX века характеризовала тотальная неэффективность. Громоздкая налоговая система тормозила развитие и была настолько сложна, что вызывала не только негодование людей, но и закономерный вопрос: куда она должна привести страну? Но продуманная последовательная череда реформ — преобразование финансовой системы на базе золотого червонца, а также масштабное строительство железных дорог — вывела-таки экономику на новый виток развития. Тем не менее западный подход Витте вызывал много кривотолков и даже некоторое отчуждение, тормозившее воплощение его идей в жизнь.

Комментировать Всего 15 комментариев
Они спасли своих акционеров

Кто были акционеры Ленина? (Которых он спас:)

Именно, очень интересно... Кого конкретно он спас?

Единственным известным мне инвестором, поверившим Ленину и его стартапу под кодовым названием РСДРП(б),  была Германия, которая перевела ему 150 миллионов марок (за цифру я  не ручаюсь, но лень проверять)

Но они получили свой откат в виде развала русской армии и Брестского мира.

Пиррова победа немцев... Версаль, нищета, унижение, нацизм... А нехуя было вести безнравственную политику

Прежде всего, он спас свою братву, подельников (акционеров) друг от друга. Еще немного военного коммунизма -- и они перегрызлись бы. Случайно, что ли, Каплан стреляла?

Он и свой бизнес спас -- коммунистическую Россию... на беду остальным

Андрей, а я вот не думаю, что Ленин был кризис-менеджером. Я думаю, он был маньяком, причем кровавым, и одним из крупнейших в истории человечества убийц. Мне кажется, даже называть его кризис-менеджером как-то нехорошо по отношению к сотням тысяч человек, которых он уничтожил. Ты ведь, наверное, был  на русском кладбище в Париже? Там очень хорошо ощущается этот кризис менеджмент... Ленин, по-моему, помог справиться с кризисом в той же степени, в которой гильотина помогает справится с головной болью. Даже хуже, поскольку гильотина действует быстро, а за кризисный менеджмент этого засранца страна расплачивалась в течение века - миллионами жизней....

Он побольше уничтожил, чем сотни тысяч...

... миллионы...  он лишил страну прспективы на мирное становление как великой и процветающей экономической державы. Он и еще целый выводок уродов, причем во всей Европе (хотя он всех превзошел).

Но я говорю только об одном эпизоде в его деятельности -- вне зависимости от контекста. Оценка ленинизма в целом -- совсем другая история, и лучше, чем это сделал Солженицин в Красном колесе, уже и не получится, наверное... Я бы не взялся...

Но я, как бывший ученый, хорошо понимаю, что он прервал фазу подъема длинного экономического цикла. Поэтому вдобавок к преступлениям против человечности (Нюрнберг, жаль, запоздал), я бы ему припаял еще и антисозидание. Коммунистам, кстати, с их пошлостями про индустриализацию, подобный аспект экономической истории -- как серпом по яйцам...

То, что сдеалали со страной большевики, раз в 10 страшнее холокоста по числу жертв и немыслимо во сколько раз страшнее по общему вкладу в упадок предпоследней на планете империи.

В гражданке несколько миллионов, причем, лучших - идеалистов с обеих сторон, а потом уже на фоне срезанного пласта дворянства и трудолюбивого крестьянства взросло то быдло, что мы имеем сомнительное удовольствие лицезреть практически повсеместно... 

Андрей: я скорее соглашусь в Вами, что, свернув к  НЭПу (интересно узнать, кто его надоумил), В.И. Ульянов-Ленин проявил черты антикризисного менеджера. Вряд ли кто будет спорить с тем, что он, как и многие великие негодяи, был неплохим организатором (менеджером)  Мое возражение касалось заголовка "Они спасли своих анционеров"

Этот заголовок имеет отношение только к небольшому подмножеству Вашего списка. Звучит он красиво, но, честно, говоря - предельно неточен. Кстати, в логику это списка легго вписывается еще один "великий анти-кризисный менеджер" - В.И.Сталин, который, как и В.И. Ленин, сначала своими действями создавал кризис (загонял страну в кризис), а потом ценою жизни миллионов людей, страну из кризиса выводил.

Над заголовком и впрямь думали... считаю, что получился... кстати, однажды в Коммерсанте у меня приняли только 18-й вариант заголовка... до вечера изобретал...

Сталин не загонял в кризис (война -- особая история). Напротив, он поддерживал стабильность террора как экономическую парадигму.

Я как раз имел ввиду войну, когда писал о Кобе, как о кризисном менеджере

Ну если бы не вмешательство Сталина в обезглавливание армии и возвышение НКВД над всеми нормами права и морали, война (если бы вообще была), вряд ли стоила около 40 миллионов жизней, не продлилась бы и 2 лет, а немец не перешел бы и старой границы. Румыны и прочие недовойска капитулировали бы в первый же год и наши бы уже добивали несчастных призывников Вермахта уже за Одером.

Неделю не была - не читала. Опять та же штука - проклятая логика нашего времени - цена победы... Вывел из кризиса, не вывел...Пиночет номер один - это вообще непостижимо моему уму! Как будто валовый национальный продукт важнее человеческих жизней. Как будто мы истории не знаем и не испытываем сострадания к жертвам. Как будто мы сами не жертвы в определенном смысле. Не нравится мне это и все!   

В ходе развязанной Маргарет Тетчер войны за Мальвинские острова погибло более 1500 человек. Тетчер, тем не менее, национальная героиня