Наша первая выпивка

В нашем детстве выпивать считалось большой доблестью, ритуалом взросления и присягой принадлежности к мужскому братству. Лет с четырнадцати собраться с друзьями или пойти на вечеринку значило выпить. Алкогольные напитки официально не отпускались до 18 лет, но цену на водку — сначала 2 рубля 87 копеек, потом, после подорожания, 3 рубля 62 копейки — многие знали с младенчества

+T -
Поделиться:

Участники проекта «Сноб» вспоминают свою первую серьезную пьянку.

Писатель Андрей Геласимов рассказывает, как в перестройку пил препараты, для питья не приспособленные. Художник Василий Кафанов и дизайнер Стас Жицкий выпивали в разных компаниях, но оба пили ликер, и с тех пор испытывают ко всем ликерам здоровое отвращение

Комментировать Всего 67 комментариев
«И опыт – сын ошибок трудных...»

Как-то раз во время студенческой пирушки по поводу начала летней сессии всё спиртное, закупленное на мятые горбачевские талоны, внезапно и подло закончилось. После недолгих прений, бахвальства и взаимных подначек решено было продолжить одеколоном «Капитанский». Лишь сильные духом или, как они тут же назвали себя, «настоящие капитаны», отважились принять вызов стихий, а я наутро выскочил из переполненного автобуса далеко не на своей остановке из-за одного только цвета лица своего лучшего друга. Тот хмуро впихнулся в автобус, набитый студентами, и повернул ко мне такую зеленую рожу, что любые метафоры были излишни. Это был честный темно-зеленый цвет, каким красили тогда стены ниже филенки в больницах, школах и домоуправлениях. Выше филенки стена обычно белела сильно пачкавшейся известкой, но о такой белизне моему другу в тот момент оставалось только мечтать. В автобус он попал на зеленой стадии. Белую требовалось еще заслужить. При этом он источал такое парфюмерное великолепие, что, оказавшись помноженным на цвет лица, оно вызвало у меня самые живые воспоминание о прошедшем вечере, и я ринулся из автобуса, протискиваясь через толпу и увлекая за собой подобно уходящему вглубь испуганному киту целую стаю беззаботных рыбешек. В числе исторгнутых мною из чрева автобуса оказался и друг, который тут же присоединился к моему порыву, и мы синхронно блевали прямо на остановке минуту или, наверное, даже две, удивляя окружающих слаженностью действий. Лица наши после оздоровительной процедуры благополучно побелели, но память о запахе одеколона «Капитанский» навсегда поселила в наших сердцах настороженное отношение к морю и морякам.

Впрочем, вскоре такое же отношение возникло у меня и к зубной пасте. Буквально через месяц после дерзкого эксперимента с парфюмерной продукцией я отправился в студенческий стройотряд, чтобы избавиться там от тяжелых воспоминаний. Движение ССО к тому времени по всей стране уже загибалось, поэтому жалкий девичий отряд из иняза загнали в страшную глухомань. Комсомольские рапорты, энтузиазм, фестивали агитбригад и патриотической песни, на которых в прежние времена можно и нужно было делать красивые стремительные карьеры, в середине восьмидесятых интересовали уже только совсем долбанутых старперов или неудачников, не поднявшихся к своим плешивым сорока пяти выше должности завотделом пропаганды и культмассовой работы горкома ВЛКСМ. Отряд педагогических девок со мной в роли единственного мачо доставили тогда на перекладных в самый дальний от последних намеков на цивилизацию медвежий угол, и до осени там забыли. Выбраться оттуда можно было лишь на стареньком «кукурузнике», который прилетал из райцентра по четвергам. В виде воспоминаний от этого летательного аппарата и от торжественного момента прибытия к месту трудовых свершений мне на всю жизнь осталось пятнистое стадо коров, не желавших расходиться с того, что называлось тут взлетным полем. Отряд визжавших от страха девок болтался в «кукурузнике» от борта к борту, а летчик, раскачивая крыльями, всё заходил и заходил над безмятежными коровами в надежде их разогнать и плюхнуться на освободившееся местечко. Сесть ему удалось на восьмой раз, хотя коровы так и не ушли. Они просто немного подвинулись к лесу и продолжали смачно обрывать губами слишком густую для взлетного поля траву. Полчаса визжавшие над их рогатыми головами девки волновали их при этом меньше всего.

По четвергам «кукурузник» завозил в таежный поселок водку, свежий хлеб и газеты. Ни того, ни другого, ни даже третьего, поскольку туалетная бумага в те времена была еще полным бредом, на всю неделю, разумеется, не хватало, а с учетом появления тридцати студенческих организмов эти подвозы превратились в едкую и безжалостную насмешку. Однако ни один самолет в мире, кроме АН-2, не смог бы тут приземлиться. На студентов же районному начальству было плевать. Жизнь тогда уже сильно опережала идеологию. Доисторическая эпоха тотальной пропаганды и комсомола заканчивалась, а до начала нашей эры всеобщих пиар-технологий, Селигера и разных «Наших» оставалось еще, как минимум, двадцать лет. Молодежь ощущала себя ненужной, и чтобы скоротать время до следующего момента политвостребованности, просто бухала и бесхитростно мучилась с бодуна. Поэтому в списке товаров, которых в поселке после подвоза в четверг не хватало даже до пятницы, на первом месте стояли отнюдь не газеты и хлеб. Летуны привозили всего ящик водки, а самогон местные оленеводы гнать не могли. Их раздражало то, что он капает, а не льется. Этим гордым наследникам Чингисхана для счастья сильно не хватало славянского смирения и покорности судьбе.

Не хватило смирения однажды вечером и бойцам студенческого стройотряда. Выпив на День строителя всю недельную норму водки и обратившись от этого в неистовых вакханок, однокурсницы поведали нетрезвому мне множество своих девичьих тайн, включая поразившие мой мозг истории о слоняющихся по городу онанистах, а затем сообщили, что обычная зубная паста тоже содержит спирт, и потребовали, чтобы я немедленно добыл его оттуда. Поскольку процесс добычи спирта из болгарской пасты «Поморин» мне был неизвестен, а признаваться в этом было вроде как не с руки, я лихо выдавил все содержимое тюбика в трехлитровую банку из-под персикового сока, затем наполнил ее водой, размешал и предложил пить большими глотками.

— Будет не так стремно, — заявил я, и вакханки припали к белесой влаге.

После того как была выпита примерно половина изделия, разочарованные участницы таежной оргии пришли к выводу, что их не берет. Я немедленно выдавил в банку еще один тюбик и, чтобы доказать свою состоятельность в качестве винодела, выпил остаток жидкости целиком. Полтора литра некипяченой воды и медузообразные комки зубной пасты меня не убили, но наутро я радикально пересмотрел свое отношение к личной гигиене. Зубы до конца смены чистил только печной золой. Чингизиды в засаленных ватниках объяснили мне, что так даже лучше.

— Сапсем белая будет. Зубы красибая. Псе депки твоя будет. Много секас. Учугэй. Зола — учугэй, секас — учугэй. Сладко-сладко.

Эту реплику поддерживают: Олег Утицин, Евгений Ильинский

Чего вдруг, Констанин Сергеевич?

Может и зря - но просто не сталкивался и не слышал о ситуациях, когда в студенческие годы "догонялись" одеколоном или поморином. Ограничиться ими на безрыбье - это возможно, но вот догоняться...

Владимир Тодрес Комментарий удален автором

В 1985 году наш курс оказался на картошке второй, но не последний раз. Прошло чуть больше трех месяцев с достопамятного постановления ЦК КПСС от 12.05.85 и последующего Указа Президиума ВС СССР. Влияние обоих декретов на ассортимент сельпо оказалось катастрофическим. «Осенний сад», «Аромат садов» и «Золотая осень», к которым мы успели прикипеть душой на первой картошке, исчезли.

Продвинутые студенты-химики, мы решили экстрагировать спирт из антистатика «ЛАНА-2», готовившегося на смешанной спиртово-хлорорганической основе. За отсутствием делительной воронки, процесс шел в трехлитровой банке и выглядел так:  в банку заливалась вода, в нее выпшикивался из баллончика весь антистатик, банка встряхивалась, смесь отстаивалась. Хлорорганическая фаза оказывалась внизу, водно-спиртовая – вверху, коагулировавшаяся пленка (видимо, из активных антистатических веществ) – на границе раздела фаз и сверху водно-спиртовой. Водно-спиртовую сливали через ткань (чтобы коагулят отделить), немного не доливая до конца, чтобы не зацепить хлорорганику. Разливали по стаканам, пили и шли на дискотеку.

Проблема в том, что экстракция никогда не проходит на 100%, тем более с первой экстракции (которая в нашем случае, ясно, была единственной). Так что на дискотеке приходилось часто отворачиваться от партнерш, поскольку остаточная органика то и дело поднималась вверх и выходила с хлороформным запахом и со звуком, который по-английски скромно называется burp.

На постдискотечный секас, однако, не влияло...

Все участники истории до сих пор живы, относительно здоровы и (многие) даже стали публичными фигурами, так что не будут здесь названы по именам

Это конечно прогрессивный метод, об использовании в таком качестве ЛАНА-2 и иной бытовой химии не слышал. Но все же народный способ получения спирта из промышленного клея БФ-6, основанный на том, что это неньютоновская жидкость с использованием сверлильного станка или дрели - технологически круче.

на картошке было туго со сверлильными станками. И даже с электродрелями. Если, конечно, не принимать во внимание метафорический стишок с митьковской миниатюры, изображающей мужика с дрелью и даму с пушным зверьком в руках: "Иди-ка, Клава, ко мне в постель - пускай увидит твой енот мою электродрель!" 

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Там и с БФ-6 было трудно :) Тему представляю, у меня было где-то по совокупности с постстуденческими годами то ли 9 то ли 11 картошек.

В бельевом шкафу, между простыней и кружевными накрахмаленными скатертями, бабушка моя хранила сокровище немыслимое и, как мне казалось, заморское: бутылку яичного ликера, неизвестно как попавшего в нашу водочно-портвейную сторону. Я давно ее заприметил и ходил облизываясь, постоянно доставал необычный пузырь, когда никто не видел, конечно, и рассматривал золоченую этикетку, потряхивал и так и сяк, словно старался узреть сквозь темное стекло то ли немыслимое блаженство, то ли Старика Хотабыча.

И однажды не выдержал, аккуратно отогнул фольгу, проколол шилом дырку в пробке и попытался высосать хотя бы капельку, чтоб приобщиться. Но проклятая бутыль не поддавалась, и я понемногу остыл и редко вспоминал о бабушкином тайнике. Прошло много времени, но бутыль так и лежала в темном бельевом шкафу и на встречу с частыми в нашем доме гостями не спешила.

Был я тогда в классе шестом и еще к выпиванию не пристрастился. Конечно же, пробовал все остававшееся на столах в рюмках спиртное после празднеств с малых лет, но все это было баловство, кто в этом не грешен?

Получилось так, что у одноклассника моего, Сережки Рыбкина, предки уехали на выходные, и он решил девчонок из класса позвать, так как в заначке у него имелась бутылка спиртного домашнего приготовления. Но уговор был такой, чтоб каждый из мальчишек, кто приходит, постарался и бухла достать, а то что за вечеринка «на сухую!».

Ну я и отпросился у своих пойти в гости под каким то хитрым предлогом, а чтоб не приходить с пустыми руками  прихватил бабушкино сокровище, в надежде что пропажи не заметят... Честно говоря, не помню, о чем я тогда думал и на что рассчитывал, наверное «бес попутал».

Жил мой приятель в коммуналке в большом сталинском доме на Ленинградском, окна его комнаты были расположены прямо над входом в метро «Аэропорт».

Пришел я к назначенному времени. Куря и от неопытности кашляя, бродило по комнате уже несколько ребят, а девиц пока не было. Принесенную кем-то бутылку вина мы сразу выдули и повеселели, но не настолько, чтобы переключиться на хозяйский напиток. Им оказался настоянный на спирту алоэ, и пить эту дрянь мы никак не могли.

Тут мне пришлось раскрыть карты и достать на всеобщее обозрение бабушкино сокровище. Как раз две девчонки подвалили, и я с гусарской лихостью выдернул штопором пробку.

Все приготовили стаканы, я наклонил бутылку, но из нее почему-то ничего не текло. Содержимое загустело так сильно, что превратилось в массу, напоминавшую вареное сгущенное молоко. Как я ни старался, все зря!

Все засмеялись и потеряли интерес к выпивке, но я не мог прийти в себя! Так давно хотел попробовать и... надо же какой облом!

Только когда Сережка притащил из кухни кастрюлю, я смог выбить содержимое из бутыли и с горя стал в одиночку хлебать ликер ложкой. Было вкусно или нет, уже не помню. Помню, что кто-то предложил добавить туда лечебную настойку из алоэ, и вроде дело пошло. Коктейль получился сильный. В голову мне ударило и понесло...

Помню, пытались играть в бутылочку и начали целоваться, помню, что пытался танцевать, но постоянно падал, помню, что подкатило, и я блевал из окошка с шестого этажа, прямо на выход из метро, а меня держали, чтоб не свалился, а я вырывался и буянил. Потом провал...

Был сильный скандал, мы орали и дрались, приходили соседи, домоуправ, но все это я узнал позднее, так как проснулся одетым в пальто на детской кроватке Сережкиной сестры, от бивших в глаза солнечных лучей. Увидел, что день в разгаре, и помчался домой.

Но напрасно я торопился.

— Алкоголик! — встретила меня криком бабушка. — Ты будешь валяться в канавах! Вор! Тебя надо на нары в колонию послать!!!

Ну и все такое прочее, в общем, полный набор...

До сих пор не могу понять, каким образом именно в тот день она обнаружила пропажу... И до сей поры к ликерам и коктейлям отношусь недоверчиво...

Но пью и поныне и пока еще не в канаве! Царство тебе небесное бабуля! Прости.

Эту реплику поддерживают: Олег Утицин, Виктор Енин, Евгений Ильинский

Первый раз в жизни я напился со своим одноклассником лет примерно в четырнадцать. То есть, выпивал-то я и до того, но как то все не удосуживался нажраться в зюзю. Повода первого нажирания совершенно не помню, скорее всего, поводом послужило то, что нам наконец-то продали спиртное в магазине, сочтя нас достаточно взрослыми. А купили мы в складчину бутылку какого-то жуткого ликера, изготовленного в дружественной соцстране — то ли Венгрии, то ли Чехословакии. Ликер был, кажется, псевдосмородиновый. Липкий и тягучий. Выпили мы эту бутылку (емкостью не менее 0,7 литра) в близлежащем парке «Сокольники», причем довольно оперативно для неопытных подростков. В памяти остались стохастические впечатления: мы стоим по колено в сугробах, среди каких-то дерев, и отчаянно блюем на девственно нетронутый снег. Потом я, лавируя и глиссируя, с трудом добрался до дома, мутным взглядом окинул изумленных родственников и молча упал в кровать. Карательных мер не последовало, кстати. Да я потом довольно долго до такого просветления и не допивался. Ликеры с тех давнишних пор на подсознательном уровне не уважаю, даже если они не венгерские. Разве что чешскую бехеровку изредка употребляю, но лечебно-гомеопатически.

Обычно человеческая память щадит ее носителей, стирая неудобные моменты биографии или убирая их на задние планы подсознания. Однако свою первую серьезную пьянку я запомнил очень отчетливо. Девятый класс, из пяти восьмых классов остались три девятых и наш класс пополнился новыми лицами. Так случилось,что первое большое сборище случилось на 8-е марта. Родители одного из новых мальчиков наивно оставили приличную уютную квартиру и ушли в ночь. Мальчик этот был тих и воспитан, как кролик из заходеровского Винни-Пуха,и у его родителей случился перенос на весь класс. Эта Ошибка обнаружилась примерно через полчаса после того как все собрались. Серьезные мужские разговоры почему-то велись на лестничной клетке подъезда,несмотря на свободную квартиру и полный стол закусок. Быстро организовалась сплоченная группа мальчиков с некоторым количеством водки и сигарет. Перемену в настроении девочек и их странное расположение вдоль стен я как то пропустил, ну не до этого было. Из 6 выпивающих мальчишек на ногах не осталось практически никого. Как говорится, алкоголь быстро впитался в кору детского головного мозга. Появилось «дежурное ведро», его подносил сосредоточенный наследник хозяев квартиры, но он явно не успевал. Кому-то вызвали бригаду скорой помощи. У меня появилось два ангела в лице моего близкого друга Леши Левина (участник проекта) и Совершенно нелюбимой мной отличницы Елены. Я был одет и выведен на улицу. Начало марта, довольно холодно и на улицах еще были сугробы, в которые меня периодически головой окунали ангелы,когда я пытался разговаривать с прохожими на разные темы. Единственное место, где меня могли «принять понять и простить», был дом моей бабушки. И надо же такому случится, что когда меня подняли на второй этаж, где жила бабушка, из ее двери выходила моя двоюродная старшая сестра с подружкой. Понятное дело, увидев родственника, я сильно обрадовался ,освободил руки от тяжелых ангелов... В «сталинских» домах широкие и длинные лестничные марши, освободившись от ангелов во плоти я рухнул вниз на милость Господа. Конечно можно говорить что я был в бараньем тулупе и большой шапке, удачно упал и много других банальностей. Но не зря же говорят что Господь хранит дураков, детей и пьяниц. А когда подобное создание едино в трех ликах... В общем,  человеческая память хранит, не отшибло :-)

Эту реплику поддерживают: Олег Утицин, Евгений Ильинский

Предостережение против пьянства я получил рано. В детстве меня водили на спектакль Петра Фоменко про пьянство на Руси — подборку русской классики про то, как люди пьют, которую он поставил в студенческом театре. Ну и про delirium tremens, дрожащий бред или, выражаясь по-русски, белую горячку. На протяжении всего спектакля дрожащий как осенний лист актер сползал по стене, повторяя: «Друг мой, друг мой я очень я очень болен...»

Первый раз я напился со другом детства Колей Пузыревым и двумя приятелями из пионерского лагеря. Колина мама приходила домой поздно. Мы собрались в их квартире на углу тогдашней улицы Чехова (Малой Дмитровки) и Садового кольца. Почему-то купили в Елисеевском магазине кубинский ром в понтовом дощатом ящичке, моментально выпили 0,7 этой очень крепкой жижи и моментально окосели. Началось веселье. Что это было за веселье я сказать затрудняюсь, но никто с балкона не упал и дом не поджег.

Веселье пришло к концу еще до прихода Колиной мамы. Она заведовала секцией молодых актеров ВТО, и молодые актеры к ним заходили запросто. Уже затемно заглянул какой-то очередной актер, и увидев, что происходит, понял, что нужно действовать, и действовать быстро. На наше счастье он оказался опытным молодым актером.

Первым делом он выгнал друзей-пионеров, которым еще предстояло ехать куда-то за Сокол. Не обращая внимания на их протесты, он выставил их за дверь и сунул в руки по пальто. Меня он умыл холодной водой и попросил помыть посуду, потому что я ему казался более или менее трезвым. А Колю он намеревался окунуть в холодную ванну. Пока он гонялся за Колей по квартире, я аккуратно сложил в уже полную ванну половички от двери. После чего за эту самую дверь был выставлен и сам.

Почему-то мы считали, что ведем себя как взрослые. Выпиваем в кругу друзей. Курим. Едим рыбные консервы из банки. Ведь не книги же нам читать, как детям, честное слово.

Самое интересное, что когда я добрался домой и завалился спать, мои родители ничего не заметили. Утром выяснилось, что я лег спать в зимних ботинках, но ноги, слава богу, были под одеялом.

Коля Пузырев - это нарицательное.

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин

Алексей,теперь можно собирать материал про первый секс,можно даже обезличенно:-))

Приобщаются к алкоголю не только мальчики, но и девочки и девушки! Мое боевое крещение было на мое семнадцатилетие,  на картошке в совхозе Комсомольский, куда нас отправили в начале первого курса. Кто-то сгонял в деревню, и вот мы сидим на нарах на певом этаже где обретались инязовки, (на втором были биологини) с алюминиевыми  кружками в руках! Что было потом - не помню, водку с тех пор не пью!

Спасибо, Надежда.

Я хотел у девушек тоже спросить, но боялся что посчитают вопрос бестактным.

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина

Так странно все это читать... Про детство практически и алкоголь в форме "напился". Я не осуждаю -- просто странно. У нас дома детям (лет с шести) за столом в праздничные дни всегда давали сперва пригубить вино -- сделать маленький глоток, чтобы ощутить по полной его вкус, а потом, уже непосредственно для питья, его смешивала с водой в разной пропорции -- в зависимости от возраста. Очень хорошо помню разговоры взрослых о вине. Например, приходили к кому-нибудь в гости, и взрослые первым делом пространно обсуждали вино. Осенью мы ездили выбирать и покупать молодое вино прямо к виноделам. Папа объяснял, как его производят, давал попробовать, и так далее. Лет с тринадцати по праздникам у меня за столом уже стоял бокал вина, не перемешанного с водой. Водку первый раз попробовала в 27 лет, в Петербурге. (Когда начала приезжать в Россию в 1993 году, так странно было видеть как люди напиваются в стелечку... так ужасно было видеть уже свалившихся и спящих в сквериках и на асфальте, что я к водке и близко не хотела прикасаться.) Мы с друзьями (норвежская фигуристка, марокканский архитектор, ливанец-студент, и два американца из консульства) поехали гулять в Пушкин, в дворцовый парк. Это был январь, все было завалено снегом, крещенские морозы... даже в трех свитерах и шубе я постенно околела и перестала чувствовать пальцы ног и рук. И тут марокканец достал из кармана небольшую бутылку водки и маленькие пластиковые стаканчики, и все очень обрадовались. Я  отказалась наотрез, но мне все наперебой бросились доказывать, что ничего плохого не будет, и я не буду валяться пьяная в стелечку где-нибудь в пушкинской подворотне, а просто согреюсь. Так и получилось. Правда я остановилась после первой "стопки" :) Так к водке всю жизнь и отношусь с большим недоверием. А вот с виски очень теплые отношения :) 

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин, Павел Новиков, Андрей Геласимов

Это наверно грузинская концепция приучения детей к вину ? Фазиль Искандер помнится тоже писал об этом ...

Я полагаю, что это международная концепция приучения детей к вину во всех винодельческих странах. Мне до сих пор странно видеть, как американцы или британцы пьют вино бутылками ПОСЛЕ ужина. Или вообще без еды. 

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин, Татьяна Пастухова

Насчет винодельческих стран наверно правда ... А в водко-, виски- и джиндельческих странах такой культуры наверно нет...

Эту реплику поддерживают: Iryna Sukhanenko

Думаю, Доктор, что ты прав. Когда я первый раз попала в ирландский бар, я наблюдала за англо-саксонцами как в зоопарке. Это совершенно другая модель поведения. 

Катерина, это не только модель поведения, это другая философия жизни, сильно отличающаяся от Романской.

Эту реплику поддерживают: Катерина Инноченте

Кстати, в Голландии детям на завтрак, перед школой, в 17 веке давали пиво. Чай и кофе были слишком дорогими.

а в древнем египте все пили пиво, так как вода была мягко говоря грязновата

Эту реплику поддерживают: Тата Донец

В Москве водопроводная вода тоже не чиста, и поэтому когда идешь ночью по столице, когда как сейчас ночи почти нет и светло далеко за полночь, из 5 встречных 4 пьют пиво, а на бульварах группы молодежи ваще сидят по горло в банках и бутылках от выпитого, так что кажутся бомжами нью-йоркскими, которые банки-бутыли собирают за 5 центов залога. И поэтому даже 18-летние пацаны, которые поколение назад были несколько в английском стиле недокормышами (starvelings) теперь все покрыты приятным таким слойком жирка и с пузиком. Прогресс.

хм. а на "картинках" они все в такой хорошей форме... а ведь в профиль пивной животик как раз и видно. 

Эту реплику поддерживают: Василий Кафанов

На папирусах, конечно! Найди мне хоть одного египтянина с пивным животиком на папирусах! Поспорим на пинту пива? :) 

Эту реплику поддерживают: Тата Донец

вода была грязная.... поэтому

интересно, чем провожают в школу нынешних голландских детей;)

да, конечно. Это грузинская концепция. В Италии тоже пили вино с детства и алкоголиков всегда было мало. В 70-е годы не было ограничения на продажу вина детям. Сто раз видел, как пацаны лет по 10 покупали фиаску вина в магазине--родители посылали.

Зато была эпидемия героина в начале 80-х

Наркотики вообще прошли мимо меня. Первый раз покурила в марихуану в 32 года :) А на дискотеках меня часто спрашивали:

-- Ты на коке? 

-- Я на коке... коле :))) 

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин, Алексей Воеводин

Я тоже практически наркотиков не употреблял. Смешно то, что я однажды проходил тест на детекторе лжи и провалил его на наркотиках. Сказал, что не употреблял, но детектор уверял меня что я вру. Странное дело. Я после этого сильно усомнился в их эффективности.

Эту реплику поддерживают: Алексей Воеводин

не учел петрушку, маковый рулет и плов с зилой

– также чай, кофе, укроп, пряности, приправы, макдональдс, сахар, соль, и вообще – жизнь, она такой наркотик... чем дольше живешь, тем вреднее, но приятно.

Эту реплику поддерживают: Млада Стоянович, Iryna Sukhanenko

Сахар (глюкоза и углеводы в принципе) -- это тот еще наркотик!

Сахар (глюкоза и углеводы в принципе) -- это тот еще наркотик!

– и Катерина Инноченте.

Все мы для кого-то наркотик, Леш. Но самое страшное (и прекрасное) начинается, когда это взаимно. 

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин, Алексей Воеводин

Дома вино мне налили наверно в первый раз лет в 13 - на еврейское совершеннолетие.

А напился впервые должно быть в классе девятом, в Баку, когда мы с командой одноклассников сорвались с уроков на шатал и очутились дома у Гриши. Пили портвейн Агдам ( а надо сказать, что Агдам, разлитый в бутылки в самом Агдаме, не имел ничего общего с напитком, разлитым где-нибудь на российском винзаводе) . Закусывали копченой кефалью, которую Гагик зачем-то обжаривал на сковородке.

Дошел домой сам, благо было через дорогу, но очень веселый.  Родители виду не показали, но на следующий день зачем-то рассказали, как папу ( который на моей памяти больше двух рюмок подряд не пил), в его студенческие годы друзья приводили домой и прислоняли к стене возле двери.

Эту реплику поддерживают: Алексей Воеводин, Евгений Ильинский

О да, была такая система.

Приводили домой, ставили к двери и звонили. А сами уходили. Но это друзья, чтобы жена или родители не видели, с кем набухался.

Был еще такой промысел--приводили люди посторонние и им следовало платить. Но это уже стадия ПОСЛЕ прислоления к двери и именно от этого вас наверно предостерегали родители.

Эту реплику поддерживают: Алексей Воеводин

Увы, предостережение не сработало ...

что случилось?

Все студенческие годы я напивался регулярно ... по-видимому, в том числе и из-за неуспеха у девушек ... приходил правда домой всегда сам, хотя иногда и на автопилоте ... пока на курсе пятом наверно не отравился коньяком ... думаю , что был какой-то острый алкогольный гепатит ... блевал три дня, и потом целый год во рту стоял вкус коньяка с лимоном ... с тех пор пью довольно контролируемо ...

Эту реплику поддерживают: Алексей Байер, Алексей Воеводин

Все студенческие годы я напивался регулярно ... по-видимому, в том числе и из-за неуспеха у девушек

– вот гады!!!!!!

как мама говорит в этих случаях: "сынок, это наша бабская подлость", при этом загадочно ухмыляясь и поправляя причёску.

Вообще-то они были правы ... Мне, чтобы произойти в мужчину, потребовалось еще лет пятнадцать ...

Вообще-то они были правы ... Мне, чтобы произойти в мужчину, потребовалось еще лет пятнадцать ...

– те, кто были правы на тот момент уже произошли в женщину?

По большей части - да.

на тему размера большей части подробности будут?

тогда казалось - что все ... потом - процентов 75 ...

тогда казалось - что все ... потом - процентов 75 ...

– ну дык это.... с чашечками надо. поддерживать %.

вообще-то превращение в половозрелую особь от размера не зависит ... изменения должны произойти в голове ...

Какая у тебя классная мама!

– да не то слово.

кстати, напишите какой-нить дневниковый пост о том "какая я нехорошая дрянь и стерва". с историями отшитых воздыхателей. ну чего стесняться.... имена можно подменить.

Не получится: я не дрянь и не стерва :) Отшитых воздыхателей нет, так как из простых человеческих соображений я не позволяю просто даже начать воздыхать тем, кто мне самой не интересен. Увы, Леша, суждено тебе остаться "без какого-нить дневникового поста". 

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин, Алексей Воеводин

Как не странно, но первый серьезный алкогольный опыт большинство человеков, приблизительно, в одинаковом возрасте получило. Мой был в те же 13 лет. Жили мы с папой в Алма-Ата, которая, как известно, славилась яблоневыми садами. К сожалению, не знаю сколько их осталось сейчас, но знаю что много садов было выкорчевано. Яблочное вино по 1руб.07коп., 1руб.17коп. и 1руб.37коп. было в продаже, практически, всегда в любом продовольственном магазине, имеющем вино-водочный отдел. Водку, которая в те времена (конец 70х) стоила 3р.62коп. и 4р.12коп., можно было купить из под полы за 5руб. Из под полы водку могли не продать некоторым взрослым (например, незнакомым, не постоянным покупателям), но нам, пацанам, если она была в наличии, продавали всегда. Мы по возрасту не могли быть сотрудниками ОБХСС. А еще, папа мой был военным врачем (он и сейчас жив - здоров и занят преподавательской деятельностью) и, соответственно, спирт в доме не переводился никогда. Спирта было так много, что прятать его в квартире было бессмысленно. Но напился я, таки, в хлам первый раз отнюдь не им.  Портвейном Агдамом. Белым. Бутылку 0.7L мы с товарищем выпили на двоих. Пили у меня в квартире. Закусывали репчатым луком (что б запах отбить )))) . Потом на волне эйфории что то кому то кричали из окна.... Среди всех прочих прохожих оказалась папина знакомая (или сотрудница - не помню). Я, конечно же, все отрицал, но папа понял все. Нет, криков и наказания не было. Помню, что мне было очень стыдно. Но...

Но это не повлияло на мои дальнейшие эксперименты со спиртным. В порядке эксперимента, помню, даже одеколоны и лосьоны пили. Но не более того. Только ради эксперимента. До спирта я то же добрался потом. Отливая из бутылок понемногу я доливал туда воду. Но вышел как то казус: совершенно случайно одна бутылка несколько раз подверглась моим манипуляциям. Это было случайностью. Ведь пивных бутылок со спиртом на антресоли было всегда не меньше 20ти. В результате крепость алкоголя в одной из них упала ниже 40%. И узнал об этом первым мой папа...

Портвейн Агдам -- 2, водка -- 4 )))

пива сверху.

Катерина, "2" и "4" это колличество или последовательность?))) Если последовательность, то что в начале и в середине?)))

Есть анекдот, который, скорее всего, многие знают... Но всё же: Девочка, лет шести - семи, заходит в вино - водочный магазин, подходит к прилавку и просит продать ей  пять бутылок водки. Продавщица участливо говорит: "Деточка, как же ты их понесёшь? Тяжело ведь!"  На что девочка, постояв некоторое время с озабоченым лицом, задумчиво ответила: " Вот и я думаю: может две прямо здесь выпить?"

Нет, это как голы в футболе :) Вы и Раскин забили портвейном, остальные четверо -- водкой ;) 

Эту реплику поддерживают: Евгений Ильинский

Кстати, я не знала Вашего анекдота! :) 

Мои одноклассники начали употреблять алкоголь еще в школе, смешивая водку с фантой, чтобы перед диско было веселее. Я водку не любил и не люблю до сих пор, а на вино денег не было, да и выпить всю бутыль один я был не в состоянии. Однако моим первым алкоголем было пиво, которое мне давали родители по 50 грамм в неделю, когда мне было четыре года, по совету врача, из-за содержащихся в нем пивных дрожжей, однако мне вскоре вкус воспротивел и практика прекратилась. 

 

Но вспомнил одну интересную историю, свидетелем которой я  стал на  первом курсе своего университета. Был Старый Новый Год или Татьянин день, народ собрался на квартире у одного товарища, тогда один умник решил посмотреть сколько он сможет выпить, а другие не стали его отговаривать. Ну люди взрослые же, сами разберутся, чего хотят. Парень выпил  шампанского вместе с нами, потом вина, потом немировку, потом уже все подряд и не разбирая. Спустя некоторое время хозяин квартиры предложил пойти погулять, а заодно проветрить нашего испытателя, на часах было около одиннадцати ночи. Испытателя долго ловили, кое как одели и почти полуголого, без теплых вещей вытащили на улицу. На улице народ стал кататься с горки, покатали и алкоголика, который к тому моменту стал замерзать. Осознав, что домой никто не торопится, парень решил пойти сам, но его никто не отпускал т.к. он не знал адреса. Улучшив момент, замерзающий решил сбежать, но то ли подскользнулся то ли зацепился, упал, пополз на карачках по сугробам, однако его поймали, и так  каждый раз, лишь с четвертого раза  ему удалось удрать.

Когда заметили пропажу, все веселье пропало. Я стал звонить беглецу, в надежде, что он хоть сообразит взять трубку, все стали бегать между гаражей и искать, в итоге увидели как он стоял у двери и тряс за шкирку бабушку-консьержку.

- 13 этаж, квартира Шубика, черная дубовая дверь справа! меня туда!

- Не пущу!

- Ты что? Ты Шубика знаешь? Вот  отведи меня к нему!

- Молодой человек, вы явно не туда! Семейство Шубик в списке не числится!

Мы подбежали, стали извиняться перед бабушкой, которая ни капли не испугалась. Тут подошла пара. Женщина прошла, а мужчина стал разбираться с нашими ребятами. Потом мужчина кого-то толкнул, в итоге  получил в тыкву, из окна первого этажа выскочил мужик в трусах, в майке и босой, начал наводить порядок. Я замечаю, что наш беглец вошел в подъезд и вместе с кузиной хозяина квартиры  бегу за ним, но поздно, он садится в лифт и уезжает.  Тогда мы помчались пешком по лестнице, он вверх, мы за ним, он вниз, мы за ним, он вверх, мы вниз, потом встали у окна на втором этаже  передохнуть. Смотрим как мужик в трусах всех раскидал по сугробам, потом его закидали снегом и самого затащили в сугроб, после чего  мы побежали на подмогу. Когда прибежали, мужик в трусах и мужчина, который пришел с дамой, жали нашим руки, дескать какие молодцы, своих не бросаете! Тут дверь открывается и раздается: "А вот и Я!  С Новым Годом! Ураааааааа!" Вздох облегчения,  всем объявили, что идем домой, гонки закончились.

Выходя из гаражей, которые окаймляют каждый двор в Люблино,  подопытный подскользнулся так, что бампер обледенелой и заваленной снегом машины оказался перед глазами. Он долго лежал и смотрел на него, никак не вставал. Когда мы подошли, парень посмотрел на нас и произнес: «Вот и всё! Странно, меня сшибла машина, а я ничего не почувствовал, ни капельки не больно! Как обидно, что такая глупая смерть получилась. Боже, что же теперь мама скажет?» и отключился. Его тормошили минут пять, когда он снова пришел в себя, на требование встать разразился бранью : «Вы что  идиоты чтоль? Как я встану, когда меня машина переехала! Что за люди, даже помереть спокойно не дадут!» Мы его потащили, пьяная туша товарища оказалась жутко тяжелой, его несли четыре человека, и почему то перевернули лицом вниз. На лестнице Он вдруг открыл глаза,  и, глупо похихикав,  сообщил окружающим: «Во! Правду в книжках пишут! Полетел куда-то! »

Дома его бросили рядом с аквариумом на пол, накрыв пледом. Через двадцать минут вдруг мне позвонила его мать. Мать была в истерике, она спрашивала где её сын, и почему он звонит ей в полпервого ночи и еле ворочая  языком сообщает: «Мамочка! Мамочка, меня сшибла машина, но ты не переживай, со мной все хорошо, я жив здоров и цел, у меня есть плед, а еще тут рыбки плавают…»

Потом было еще много много звонков, приезжал брат, чтобы убедиться в целости и сохранности испытуемого, хотел забрать, но плюнул и уехал без него.

Мы спать не ложились и до шести утра играли в карты, половина седьмого  несостоявшийся покойничек явился на кухню. Покойник был очень удивлен, увидев всех нас: «А что  вы тут делаете? Я же должен быть вроде один!  Как вы в раю то очутились?  Я просыпаюсь – кругом холодно и ни зги не видно, потом замечаю лучик света, думаю – ОН ждет меня, надо идти! Прохожу по коридору, в голове пусто, света все больше и больше, появляется полуоткрытая дверь, из которой  бьет столько света, что слепит.  Открываю – а тут вы, на табуретках и с картами! Ну чего ржёте то все?»

Не знаю, что дома было, но экспериментатор с тех пор не пьет, совсем, только зеленый чай.

Эту реплику поддерживают: Евгений Ильинский

Первый раз я выпил где-то лет в тринадцать - вместе с другом мы славно нахрюкались финским джин-тоником, привезенным его родителями из-за бугра. Но ничего выдающегося мы не вытворяли, помню разве что то, что очень боялся попасться маме. Но ее к моему приходу (и к счастью) дома не оказалось, и я быстренько завалился спать, понимая, что будить меня никто не будет.

А вот капитально я "ушел" в первый раз на праздновании Старого Нового года лет через пять после первого алко-захода. Мы с друзьями праздновали сие чрезвычайно важное событие в каком-то большом зале, снятом в одном из развлекательных комплексов на севере города, и в определенный момент в баре заведения закончился алкоголь (тогда так часто бывало), и мы перешли с местных бутылок на припасенные личные запасы. Я был уже в заметном подпитии, и поэтому предложение перейти на коньячок встретил с радостью - красивая бутылка "Мартеля" для юноши вообще была чем-то неизведанным и сверхжеланным. Хватило мне трех тостов - помню, пулей вылетел из-за стола и быстро нашел комнатку с заветными буковками WC. Провел там десяток незабываемых минут - сначала меня рвало, а потом совесть заставила замести следы))) После этого башку снесло напрочь - помню, как танцевал с друзьями в центре Невского, на углу с Садовой, как танцевал с какой-то взрослой дамой в Мани-Хани ( и один раз ее на пол уронил, за что стыдно ужасно до сих пор).

Процесс перемещения домой я из памяти заботливо стер еще в процессе перемещенияне, но друзья рассказали, что перед входом в парадную окунулся головой в сугроб, вылез и очень ровно и четко пошел. С утра я проснулся в чистой кровати, рядом стоял чистый тазик, а в холодильнике - бутылка кефира с запиской от папы "выпей, алкашня" и припиской от мамы "в последний раз". Коньяк, кстати, с тех пор у меня вызывает резко тошнотную реакцию, при том что виски и прочие дистиляты я пью без последствий. :)

Эту реплику поддерживают: Евгений Ильинский

На даче в Комарово у нас всегда было сухое вино.  Стояло, как  правило,  две бутылки вина в комнате почему-то под стулом, в углу.   И однажды, когда случилось остаться мне одной, не помню по какому поводу, вся толпа завалила ко мне. Было нас человек  шесть. Трое мальчиков и столько же девочек.  Кто-то увидел вино, и меня долго уговаривали. Я побаивалась, потому что бутылки было две, и  заметить пропажу одной бутылки   моим тетей и дядей труда бы не составило. Но меня как-то быстро убедили, что никто ничего не заметит, сославшись на то, что я могу объяснить пропажу тем, что бутылка разбилась. И мы ее выпили. Но что такое бутылка Совиньона на шестерых. Как слону дробина, поэтому никакого эффекта не случилось.  Потом  появились фирменные ликеры Марли, финские в год олимпиады, и продавались они даже в сельмагах Комарова. Но малые дозы  не позволяли достичь какого-то  бы, ни  было эффекта. У нас была большая компания. А водку я первый раз попробовала после последнего звонка. Всем классом мы поехали в Серебряный бор.  Не знаю, сколько было бутылок, но водка была хорошая Посольская. И выпив  четверть  пластикового стаканчика, а может быть и  половину, я не почувствовала  горького вкуса, это я помню точно. Прошла, как по маслу и только ощущение тепла в груди  приятно разилось внутри. Отношения с алкоголем у меня  ровные. Главный принцип –  не что пить, а с кем пить. А пропажу бутылки Совиньона заметили, о чем написали уже зимой в письме в Москву. Но никто меня не ругал.

Эту реплику поддерживают: Евгений Ильинский

Кальмэ ву, же ву при. Что же ты можешь писать о России?

Эх и компашка подобралась.

из скифской чаши

В нашем городе возрастной предел, после которого уже неприлично оставаться незнакомым с алкоголем, был несколько другим. В 15-16 лет многие уже были с ним  знакомы, но ровесникам всё ещё не удалось внушить мне в полной мере это странное чувство ущербности непробовавшего. Наверное, дело в папином примере - он лишь изредка выпивал рюмку-бокал, если же не хотел - никогда не пил и умел корректно и легко отказаться, оставаясь душой компании.

Но речь ведь не о том, как я не пил, а о том, как первый раз выпил.

Перед последним классом школы летом я оказался на раскопках в окрестностях Гудермеса. Там несколькими годами ранее шло строительство гигантского комбината, химического, если не ошибаюсь. И однажды некая комиссия или один из прорабов застали экскаваторщиков и водителя скрепера за прелюбопытным занятием: те устроили на краю свежевыкопанного котлована тир, камнями и комьями родной глины долбя расставленные в линию то ли вазы, то ли амфоры - трофеи экскаваторного ковша. Тир свернули слишком поздно - все вазы уже были поколочены, но гадание на осколках показало, что стройку придётся приостановить, а раскопки поселения хазарского периода начать.

За копание в хазарах взялся отряд третьекурсников во главе с профессором Виноградовым. Я же туда попал по приглашению одного из братьев-близнецов Виноградовых, сыновей профессора. (От истории я был относительно далёк, но предыдущей зимой писал реферат по литературе о декабристах на Кавказе, вот и решил пойти прямо в универ, на истфак, да и обратиться к самому главному профессору за недостающими сведениями. Он же передал меня в руки сыновей-близнецов. А летом оказалось, что можно и мечту первых классов школы воплотить - побыть археологом, и даже какие-то первые деньги заработать).

Так я, девятиклассник, оказался в банде матёрых третьекурсников-историков. Раскопки шли так себе - то ли разведали не особо удачно, то ли просто не везло, но копать хазар мы начали со стороны их хазарской поселковой помойки. Да, были интересные осколки, небольшие находки, какие-то бусины. Но ничего ценного не попадалось. Самая крутая находка - внезапный череп верблюда, переворачивавший с ног на голову все представления коллег то ли о транспорте, то ли о рационе хазар, - была уничтожена стаей местных собак, учуявшей в древних костях дичь. Непостижимым образом собаки ночью смогли скинуть череп с высоченной стены ангара, куда рослые студенты забирались по приставной лесенке, и раздербанили главное сокровище нашей экспедиции в прах.

А от северного отряда регулярно доносились радостные вести, разжигавшие в нас не самую белую зависть. Северный отряд копал в станице Ассиновской скифские курганы. Там была медь, наконечники стрел, золото. Но самый большой трепет вызывало не золото, а находка некой полностью сохранной скифской чаши. В хазарских помойках такого богатства не водилось. Как раз намечался негласный День Археолога (где-то в районе 12 августа), и все предвкушали.

Я к тому моменту совсем ещё не пробовал алкоголя. И предполагал отказаться и на этот раз, в Северном отряде. Оба отряда собрались за длиннющим столом под деревьями, оккупированными цикадами. Культурно разливали кажется "Пшеничную" и родимую чечено-ингушскую нефтянку из зелёных поллитровок ( по крайней мере распространено было мнение, что эту гонят из нефти). Я воздерживался, ссылаясь на юность возраста и нежелание пить, а никто и не настаивал особо. Но когда дело дошло до главных профессиональных тостов, на столе появилась та самая чаша. Древний сосуд наливали хорошенько, примерно на треть, держали двумя руками, каждый говорил тост, поздравлял коллег, выпивал до дна - получалось около полстакана в одно лицо. Скифскую чашу пополняли и она переходила к следующему по периметру стола. Когда чаша дошла до меня, я не нашёл ни повода, ни желания отказываться. Взял двумя руками, сказал, поздравил, выпил, удивился насколько ж невкусная эта штука. Чашу не кокнул.

Потом было очень весело, особенно старшим товарищам;-)

Проснулся утром в чьей-то коллективной палатке. Веселье куда-то делось, но было смешно не по-доброму. И голос хриплый.