Школы инвалидам, инвалиды — школам

Школы надомного обучения уже 20 лет реализуют модель «мягкой инклюзии»: инвалиды учатся там вместе с детьми, у которых нет инвалидности, но есть опыт борьбы с болезнями. Здоровых детей туда не пускают

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

О школах надомного обучения я узнала в тот момент, когда их собирались закрыть. В них пока еще учатся дети-инвалиды и дети с ограниченными возможностями здоровья, и вопреки названию, это не занятия на дому, а настоящая школа, с классами и переменами, одноклассниками и кружками.

К общеобразовательной программе в школах надомного обучения прилагаются врачи, массажисты и психологи; в классах всего по 10-12 человек, а можно учиться в группах по 2-4; учителя не кричат на детей; родители крайне мотивированы; выпускники поступают в университеты и успешно социализируются. Маленький секретный рай для тех, кого не ждут обычные школы и кто сам не готов бороться за свои права в большом мире. Видимо, поэтому «большой мир» об этом явлении до последнего времени не знал.

Услышав о грядущем расформировании своих школ, мамы детей-инвалидов моментально подняли шум. Наверное, потому что они вообще умеют мобилизовываться гораздо быстрее других родителей. Прошла пара недель с того момента, как чиновники принялись исполнять планы по укрупнению образовательных учреждений, а «надомники» уже нашли юристов, журналистов, навели справки, создали общественную организацию, написали воззвание, собрали пресс-конференцию, организовали митинг, развили деятельность в соцсетях...

В сетях меня и обнаружила Наталья Андреева. У ее дочери астма и, следовательно, «ограниченные возможности здоровья» (ОВЗ). Наталья не хотела оформлять инвалидность и сначала отправила дочь в обычную школу. Но в течение года здоровье девочки так ухудшилось, что встал вопрос о том, чтобы переходить на семейное образование. Тогда они и узнали про школу надомного обучения «Поддержка». Дочка проучилась там несколько лет. Приступы почти прекратились, появились друзья. Теперь ее лучшая подруга — девочка с пороком сердца, которая тоже училась в обычной школе и еженедельно падала там в обморок, пока не перешла в «Поддержку». А Наталья стала активистом движения за права детей-инвалидов. Она рассказывает, что большинство детей с ОВЗ так и попадают в школы надомного обучения — из обычных школ, в которых они испытывают серьезный стресс. «Школьный стресс и здоровые дети с трудом переносят, а у инвалидов он проявляется особенно ярко», — поясняет она.

Двадцать лет назад все тоже начиналось с родителей, которые решили организовать собственные школы, чтобы социализировать своих детей-инвалидов. Тогда и речи не было о том, чтобы инвалиды учились вместе с неинвалидами, но родителям хотелось, чтобы они хотя бы общались друг с другом. Сейчас таких школ в России 22 (в Москве — 14), в них учится всего 3,5 тысячи детей. Попасть туда можно только по направлению из поликлиники — после медкомиссии и консультаций с врачами.

Родители инвалидов считают, что в этих школах реализована модель «мягкой инклюзии»: инвалиды социализируются среди более здоровых детей, которые имеют опыт борьбы с тяжелыми болезнями и поэтому в состоянии сочувствовать. Социализация же в обычных школах требует гораздо больших ресурсов и сильно зависит от учителей, которые не всегда готовы тратить дополнительные силы, время и внимание. Да, все больше родителей инвалидов, подсчитывает Наталья, отдают детей в обычные школы, чтобы все было как в настоящей жизни. Но пока большинство предпочитают изолированное обучение: они не готовы учить общество толерантности за счет собственных детей.

Вся эта история — о специальных школах с добрыми учителями, об интересных кружках, здоровой атмосфере, о сильной мотивации к учебе и высокой успеваемости — меня поразила. Существование нормальной школы, в которой захотел бы учиться любой ребенок, оказывается для инвалидов и больных детей невероятным везением. Кстати, почти за тот же набор признаков мы выбрали свою маленькую экспериментальную школу, долго ее искали и пережили не одно повышение цен на аренду. И, конечно, я бы очень хотела, чтобы в нашей школе учились инвалиды: я сама много лет проучилась в школе, где издевались даже над левшами. Но школ, подобных нашей, две-три на всю Москву, и все они для здоровых и обеспеченных... В общем, беседуя с Натальей, я вспомнила, что не только инвалидам нужны хорошие школы, но и хорошим школам нужны инвалиды.

Неизвестно, отстоят ли родители свой рай, теперь уже не такой секретный. Сейчас все школы надомного обучения собираются слить с i-школой — организацией, которая специализируется на дистанционном обучении инвалидов. Чиновники пообещали, что существенных изменений для учеников не произойдет, но родители, руководствуясь прежним опытом, им не поверили. В итоге шесть школ уже реструктуризировали, остальные восемь пока оставили в покое. Оставшиеся «на свободе» родители боятся, что слияние начнется летом, пока никого в городе нет, но собираются бороться до последнего. И мне кажется, мы еще услышим о «надомниках».

Читайте также

 

Новости наших партнеров