/ Москва

Георгий Франгулян: Сев рядом с моим Бабелем, люди будут понимать, насколько он крупнее их

Журналист и социолог Рейнхард Крумм написал первую биографию Исаака Бабеля, а Георгий Франгулян сделал проект первого в мире памятника писателю, который должны установить в Одессе. Мы устроили им встречу, чтобы они смогли обсудить любимого писателя и проект памятника

Фото: Олег Никишин
Фото: Олег Никишин
Георгий Франгулян
+T -
Поделиться:

 

Проект «Сноб» уже представлял биографическую книгу Рейнхарда Крумма «Исаак Бабель: Биография», автор также прочитал членам клуба лекцию «Почему я написал биографию Исаака Бабеля», а скульптор Георгий Франгулян уже рассказывал на сайте, как он выиграл конкурс на лучший памятник Бабелю в Одессе. Теперь мы встретились в мастерской Георгия Франгуляна на Плющихе, чтобы обсудить его работу.

После признаний в любви к писателю и его творчеству Крумм поинтересовался, откуда у Франгуляна именно такая идея памятника. «У художника образ возникает не из головы. Это всегда на ощущениях. Если из головы, то это не художник. Я могу анализировать, но только задним числом. Почему он сидит? Потому что он на пороге своего дома. Ступени — это одновременно и порог дома, и Потемкинская лестница в Одессе, которая очень значима как образ. И колесо, которое здесь прокатывается, — это и Конармия, и телеги, которые ездили, стуча по мостовой, — в "Одесских рассказах" это еще как отражено. А также это колесо судьбы, которое прокатилось и отрезало его от этого мира. Это колесо отрезало от нормальной жизни много судеб в нашей стране. Так что это еще и символ такого молоха, который все перемолол. А еще помните знаменитую эйзенштейновскую коляску из фильма «Броненосец Потемкин»? Как она скачет куда-то вниз, и это символ неизбежной трагедии. С ней тоже есть перекличка. Вот так все вместе и сложилось».

Рейнхард Крумм отметил тщательную работу скульптора с деталями, очень ему импонирующую — у него у самого похожие методы. «Надо все узнать. Например, какая погода была, когда Бабель родился. Погода была солнечная, и это не случайно. Какие очки у него были. И ручка самая любимая, если я не ошибаюсь, «Паркер». На пресс-конференции в Одессе, рассказал Франгулян, кто-то задал ему вопрос: «А вот если бы Бабель ожил, что бы он сказал по поводу того, что вы сделали?» «Я очень надеюсь, что он написал бы!» — парировал скульптор.

Рейнхард Крумм, который теперь часто читает лекции о Бабеле, рассказал, что слушатели обыкновенно делятся на две половины: одни очень уважают писателя и страстно любят его творчество, а другие относятся к нему резко негативно. «И середины никакой нет. Те, кто против, обычно говорят, что он сотрудничал с НКВД, поэтому, даже если он хороший писатель, памятник ему ставить не нужно». В окружении Франгуляна таких людей нет. «Вокруг меня только те, кто выражает ему свои любовь и восхищение, может, поэтому они и мои друзья тоже».

 

Павел Гриншпун