Художники тоскуют по прошлому

Иллюстрация: www.newmuseum.org
Иллюстрация: www.newmuseum.org
Сергей Зарва, Огонек, 2001
+T -
Поделиться:

Ostalgia — это крупнейшая выставка восточно-европейского искусства за последние 10 лет, которая проходит в нью-йоркском New Museum. Этот музей был основан в 1977 году Маршей Такер и является единственным музеем в Нью-Йорке, полностью посвященным собранию и представлению современного искусства со всего мира.

Создатель выставки — содиректор Нового музея Массимильяно Джиони. На подготовку масштабного мероприятия у него ушло несколько лет. «Моя выставка построена как этнографический музей, сохраняющий истории и изображения из исчезающего мира. “Остальгия” — это такая элегия; способ остановить время, свести счеты с нашим прошлым, примириться с ним, а не просто удалить», — говорит он о своем детище. И признается, что целью этой выставки было напомнить о том, что еще 20 лет назад мир был совершенно другим: Америка и Россия были врагами, ГДР и ФРГ разделял железный занавес, а многих стран и вовсе не существовало.

На выставке представлены работы 57 художников из 20 стран Восточной и Западной Европы, бывшего СССР и США. Все их объединяет тема «тоски по эпохе до объединения Германии» (именно это явление в 90-е и называли остальгией), все они по-своему описывают мир, существовавший до крушения идей социализма. В этом проекте представлены работы московского художника-фотореалиста, одного из основателей соц-арта Эрика Булатова, родоначальника московского концептуализма, художника Андрея Монастырского, художника и скульптора Дмитрия Пригова, Анатолия Осмоловского, Ольги Чернышевой, Николая Бахарева, Павла Пепперштейна и других.

Экскурсия по выставке, организуемая проектом «Сноб», имеет необычный формат. Это не просто обход экспонатов, а, скорее, неформальный диалог по-русски между одной из участниц выставки, художницей Дарьей Иринчеевой и молодым куратором советского искусства музея Зиммерли Юлией Туловской.

Часовая экскурсия завершится на крыше Нового музея, откуда открывается отличный вид на город. Продолжить общение участники смогут за легким ужином с коктейлями в винном баре The Monday Room, 210 Elizabeth Street, Soho.

Мероприятие доступно для посещения только членам клуба «Сноб»

Узнать подробности и стать членом клуба «Сноб» можно прямо сейчас

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Комментировать Всего 10 комментариев

Дорогая Вера! Пока есть, и я Вас записала. Дело в том, что из большОго числа желающих, откликнувшихся буквально в течение часа, не все явлаются членами проекта. На эту экскурсию мы можем пригласить только подписчиков, что указано в приглашении через линк.

Лена, спасибо большое!

Лена, запишите пожалуйста и меня.

Записалась, но там Waiting List -- уже?! И когда они только успевают? :) 

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova

Лена, хотел бы тоже записаться. Еще не поздно?

Please sign me up. I would also like to bring a friend.

Elena - can i please also get a ticket +1 if still available

Please sign me up.

One person.

Литературность визуального искусства советской зоны конца 20го века неудивительна: неконформистский ответ на контекст политических репрессий натурально выражался словами, а не на языке художественной абстракции. Понятно, что исследование чисто художественных тем было бы неактуально, пока коллеги и друзья рисковали арестом.

Масштаб выставки “Ostalgia” в New Museum (первой важной международной выставки, представленной музеем в их новом здании) усиливает это впечатление подборкой материала, отвечающей политическо-исторической теме выставки. Многие работы сознательно выбрали случайный и нехудожественный формат, или заставили чисто художественные темы играть второстепенную оформительскую роль. Но резкий контраст с темами, которое в это же время разрабатывало западное исскуство, не обьясняется только выбором языка: причины этого разрыва глубже.

Не в том дело, что исскуство советского периода “литературно” – это форма, – а в том, что его побуждают этические, а не эстетические принципы. Критерии подходящие к этому периоду: хорошо – плохо; правда – неправда; честно – нечестно; храбрость – подлость; лояльность – предательство. Красота не фигурирует. После всех поисков, экспериментов и относительности ценностей первой половины 20го века, поражает ясность и уверенность моральных критериев представленных работ. Даже Иммануил Кант позавидовал бы достигнутой здесь убежденности абсолютной истины: его поиски научной основы моральных и эстетических абсолютов не удались. А в СССР, на фоне Марксизма-Ленинизма (тоже абсолютной теории выросшей на почве немецкой философии), правда стала самоочевидной.

Ностальгия по советской эпохе, конечно, не позитивные воспоминания о репрессиях, лишениях и потерях, а ностальгия о моральной ясности этого периода, о четком понимании, кто прав, а кто нет – даже в серых тонах, в компромисах, были тогда понятны настоящие ценности.

Глубокое разочарование в пост-советском обществе, не сумевшем справиться с захлестнувшим его извне уже зрелым следующим этапом свободного культурного развития, порождает у части человечества, выросшей при или соприкоснувшейся с советским строем, остальгию к этой моральной чистоте (и грусть о том обществе, которое могло бы вырости на месте СССР).

Всем думающим рускоязычным необходимо поторопиться посетить эту выставку: она закрывается 25го Сентября.