/ Париж

Три русских художника в галерее «Синий квадрат»

Дайэн Бил (Dianne Beal) более 20 лет проработала с русскими художниками в Америке, а в конце 2007 года открыла свою парижскую галерею, дав ей символичное название Blue Square. На днях в Blue Square открылась выставка трех русских художников Espace nature

+T -
Поделиться:
Фото: Анастасия Микова
Фото: Анастасия Микова

На двух этажах галереи выставлены рисунки маслом Яны Быстровой, цветочные композиции в стиле поп-арт Фаины Кремерман, а также скульптуры Игоря Шелковского.

Среди гостей присутствовали мэтры русского нонконформизма Оскар Рабин и Владимир Янкилевский, в разное время выставлявшиеся в Blue Square. Они с любопытством осмотрели работы художников и поздравили галеристку, которую знают уже очень давно. Я спросила Дайэн, откуда у нее такой интерес к русскому искусству.

 

 

Дайэн рассказала, что впервые приехала в СССР еще в 1979 году с твердым намерением познакомиться с русскими художниками. Но ее друзья, инженеры по профессии, у которых она остановилась, искусством не интересовались и не знали, где искать в советской России нонконформистов. Впоследствии оказалось, что проще всего их найти в самой Америке. Ведь именно там в итоге обосновались Булатов, Васильев, Кабаков и многие другие. Со временем все они стали друзьями Дайэн. А вот с Фаиной Кремерман и Яной Быстровой галеристка, как выяснилось, сотрудничает впервые.

 

Обе художницы уже 20 лет живут в Париже, но познакомились только на вернисаже. Фаина Кремерман посетовала на то, что сейчас никто не хочет выставлять «просто живопись». По ее словам, все гоняются за концептуальным искусством; найти понимающего галериста в Париже оказалось практически невозможно.

 

 

Впрочем, некий концептуализм в работах Кремерман все же присутствует: иногда она отходит от цветочных композиций и создает картины из мраморной крошки, песка и лески.

 

 

По словам Фаины, работать с этими материалами еще и физическое удовольствие.

 

Картины Яны Быстровой развесили в отдельном зале, она провела там весь вечер и с терпением экскурсовода отвечала на вопросы публики.

 

 

Когда я спросила художницу, что она имеет в виду под «провоцированием интерпретированием» (именно так были представлены работы Быстровой в пресс-релизе), та задала мне встречный вопрос, показав на один из своих рисунков: «Что вы здесь видите? Ну же, не стесняйтесь!» — «Стога сена, — уклончиво ответила я. — А что это на самом деле?»

 

 

Третий участник выставки, художник и скульптор Игорь Шелковский, проживающий в Париже шесть месяцев в году, сейчас как раз уехал в Россию. Зато на вернисаж пришел его близкий друг, арт-критик Владислав Красновский.

 

Уже покидая галерею, я повстречала одного из участников группы «ПГ» Илью Фальковского. Он оказался в Париже проездом из Лилля в Москву и остановился у своей галеристки, проживающей через дорогу от Blue Square: «С художниками не знаком, просто услышал шум под окном. Дай, думаю, зайду». Кажется, русских художников в Париже действительно стало слишком много. А может быть, просто город для них уже слишком маленький.