Карен Шаинян /

87839просмотров

Урезать желудок, чтобы похудеть

В жизни почти каждого полного человека наступает момент, когда, кажется, готов на все, чтобы только похудеть. Обычно этот кризис заканчивается очередной неудачной диетой или депрессией средней тяжести. Но кое-кто набирается мужества решить проблему самым радикальным способом. И меняется до неузнаваемости

Фото: Getty Images/Fotobank
Фото: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

В мире существует несколько сотен диет и считаное число хирургических способов похудеть. За все время обучения в российском мединституте я ни разу не слышал об операциях, во время которых отрезают часть желудка, загоняют в желудок шар или перетягивают его бандажом. Впрочем, никаких других методов лечения ожирения нам тоже не рассказывали. Поэтому операции вроде бандажирования (gastric band) или шунтирования желудка (gastric bypass), о которых я теперь каждый день читаю в англоязычной научно-популярной прессе, кажутся мне таким же достижением далеких цивилизаций, как альтернативные источники энергии и выборы столичного мэра.

Между тем эти операции уже несколько лет делают в России. На днях я познакомился с Мадиной Гусейновой — женщиной 47 лет, которая поставила бандаж на желудок, благодаря чему похудела почти вдвое. И об этом знакомстве я просто не могу не рассказать.

В 2007 году Мадина весила 112 килограммов. «Причем всем и себе самой я говорила, что вешу 108. Может, покажется, что разницы нет, но у жирных людей каждый килограмм на счету. Конечно, я перепробовала все диеты, но на зеленом салате и минеральной воде похудеть невозможно. Сколько раз я худела, столько же раз набирала еще больше. Я готова убить каждого, кто продает тайские таблетки. От них ты только становишься дураком и перестаешь есть. Я похудела на 28 килограммов, но потом набрала все 45».

Жизнь полного человека похожа на ад не из-за постоянной слабости, одышки, отеков и болей, а главным образом из-за отношения окружающих: «Представьте, стоило мне только переступить порог магазина, продавцы кричали: "Женщина! Вашего размера нет!" В маршрутках меня заставляли платить за два места, на улицах дети открыто издевались. Дошло до того, что я старалась просто не выходить из дома».

Фото предоставлено героем материала
Фото предоставлено героем материала

«В общем, когда я услышала, что бывают такие операции, когда в желудок ставят баллон, чтобы меньше есть, я отправилась покупать билет в Москву».

В операции, на которую Мадина рассчитывала, врач ей отказал. Сказал, что в ее случае нужно ставить не баллон, а бандаж. И вот здесь невозможно обойтись без некоторых технических деталей.

«Есть несколько операций, — объяснил мне хирург Рашид Аскерханов, доцент кафедры хирургии Московского медико-стоматологического университета, который учился этим методикам в США. — Какую именно выбрать, зависит от степени ожирения. Пациентам с небольшим лишним весом мы рекомендуем ставить силиконовый баллон, который с помощью эндоскопа помещается в желудок. И человек элементарно меньше ест. Однако это может быть только временной мерой: через полгода баллон нужно удалить. Пациентам с более тяжелым ожирением мы предлагаем одну из эндоскопических операций. Например, силиконовый бандаж — такое кольцо, которое перехватывает желудок и делит его на две части. Пища сначала попадает в верхнюю часть, объем которой всего 40 миллилитров, и заполняет ее, создавая чувство сытости. Чтобы наесться, человеку достаточно пол-яблока. За год такие пациенты теряют около 35 килограммов. С бандажом можно ходить всю жизнь. Есть и более сложные операции. Например, продольная резекция, или sleeve, когда удаляется большая часть желудка. Или шунтирование (gastric bypass), при котором желудок пересекается таким образом, что пища в обход желудка попадает сразу в тонкий кишечник. Поэтому в итоге усваивается только 25 процентов съеденного».

Первые полтора месяца после операции Мадина вспоминает как худшее время в своей жизни: «Это был настоящий ад. Представьте, что вы привыкли съедать курицу целиком, а теперь не можете проглотить ничего, кроме нескольких ложек бульона. Когда бандаж затянут, можно есть только горячую жидкую пищу — по 40 миллилитров каждые полтора-два часа, либо такой же объем сухой пищи, которую ни в коем случае нельзя запивать, иначе она просто поднимется обратно. Холодное тоже пить невозможно: желудок сжимается и выталкивает его обратно. Мне пришлось забыть о волокнистой пище: любимые фрукты и овощи желудок не принимает даже в перетертом виде. Никаких шашлыков, только белое куриное мясо или рыбу. Первое время от недостатка микроэлементов и витаминов у меня начали выпадать волосы. Чтобы этого не происходило, нужно принимать витамины, но я этого не делала, за что до сих пор себя упрекаю».

Врачи говорят, что, когда ставишь бандаж, пациент просто забывает о еде. «Это не так, о хорошей еде не забываешь никогда. Первое время есть хочется постоянно, и неспособность это сделать страшно раздражает. Ты замечаешь, сколько в внимания в жизни уделяется еде! Я возненавидела телевизор. Я перестала смотреть рекламу и сериалы. Можно затянуть бандаж на желудке, но не на мозге, поэтому первое время он требует привычной еды в привычных объемах. Я даже научилась обманывать себя: покупала курицу, садилась за стол, жевала ее и выплевывала. Так за первый месяц я сбросила 8 килограммов».

Удобство бандажа в том, что его можно регулировать: ослаблять (если вес нормальный) и затягивать туже (когда снова нужно похудеть). Причем это делается уже без всяких операций. От кольца, опоясывающего желудок, тянется трубка с портом, который крепится под кожей. С помощью укола специальной жидкости кольцо расширятся, плотнее перетягивая желудок. Также можно выкачать жидкость, чтобы ослабить кольцо, и тогда человек может есть, как обычно.

Через полгода после операции Мадина похудела на 23 килограмма. Постепенно, регулируя бандаж каждые полгода, она планомерно теряла около 4 килограммов в месяц, пока не дошла до своего нормального веса — 58 килограммов (при росте 171 см).

Фото предоставлено героем материала
Фото предоставлено героем материала

«Со временем я научилась контролировать аппетит, спокойно переносить периоды похудения и держать себя в руках, когда бандаж не затянут. Я покупала красивую вещь на размер меньше, вешала ее на видное место и говорила родным: через месяц я в нее влезу. В итоге похудела на 20 размеров: с 56 (ХХL) до 36 (S). Сложно передать, насколько это добавляет уверенности в себе. Не только потому, что к стройному человеку совершенно иначе относятся окружающие, но, главное, потому, что ты знаешь, что смогла сделать то, что 20 лет тебе казалось невозможным. Хотя до сих пор бывают дни, когда я просыпаюсь и с ужасом думаю, что не похудела. Все спрашивают, как я это сделала, но когда начинаешь честно отвечать, людей это шокирует. Они не хотят слышать про операцию, которая стоит как автомобиль, про две ложки бульона каждые два часа. Они хотят слушать ерунду про зеленый салат. Может быть, поэтому я не знаю никого, кто похудел бы, как я».

Сегодня такие операции в России стоят от 100 до 250 тысяч рублей. Ни одна обязательная или добровольная страховка их не покрывает. Потому что у нас нет официальных стандартов лечения ожирения. Несмотря на то что в России лишним весом страдает более 50 процентов населения, а ожирением — 15 процентов, эти болезни формально вообще не считаются болезнями. Потому и студентам в медицинских институтах не рассказывают ни про ожирение, ни про методы его лечения. А вот на Западе уже много лет эта проблема признается, и подобные операции делают по страховке: в Израиле ставят бандажи, в США делают продольную резекцию (sleeve), а в Канаде — шунтирование (gastric bypass).

С одной стороны, 250 тысяч рублей — это солидные деньги. С другой — врачи в Америке (где такие операции стоят ровно на порядок дороже) подсчитали, что потраченные деньги отбиваются за полтора года. Причем не столько за счет экономии на еде (хотя и это тоже), сколько на лекарствах и визитах в больницы. Пациенты отказываются от инъекций инсулина, у них проходят болезни суставов и боли в спине, в общем, резко уменьшается количество поводов обращаться к врачам. 

Главное, что необходимо для операции, — это строгие показания: «Как и любое оперативное вмешательство, эти операции сопряжены с рисками. Поэтому их нельзя использовать, чтобы избавиться от пары лишних килограммов. Только если пациент страдает ожирением, я могу взять его на операцию. Определить степень ожирения можно по формуле: вес человека в килограммах, разделенный на квадрат роста в метрах. Индекс в пределах 20-25 означает, что у вас нормальный вес, 26-30 — это уже лишний вес, 30-35 — ожирение первой степени, 35-40 — ожирение второй степени и так далее. Самые полные люди обладают ИМТ больше 50 (и весят больше 200 килограммов)».

Читайте также

Комментировать Всего 16 комментариев

Не могу себе представить, как можно сесть и съесть целую курицу, это при том, что у меня каждый " лишний" килограмм -подарок желанный. И как лезет эта курица, если человек ХОЧЕТ быть стройным?

Да и фраза " на салате нельзя похудеть" -это шедевр!

Ожирение как болезнь

Люди, страдающие ожирением, часто не знают, когда они голодны. Их аппетит провоцируется внешними раздражителями и различными формами дурного самочувствия. Потребность в еде в данном случае является реакцией, скорее, на конфликт и личностные проблемы, нежели реакцией на внутренние физиологические стимулы (голода). Еда в таких случаях — это защита от негативных аффектов, в особенности от депрессивных эмоций и страха, как в раннем детстве. Без изменения психологии и корректировки эмоционального состояния снижение веса практически невозможно. В самом питании заложен некий психологический элемент успокоения нервной системы, «залечивания» душевных ран. В немецкой литературе существует термин: «сожрать сало печали». Дефицит защищенности, любви, признания, как своеобразный голод, может привести к замещению чрезмерным потреблением пищи вплоть до обжорства (пищевое пьянство). Прием пищи может являться проявлением самовознаграждения на фоне скуки и недостатка любви. Многие женщины ищут в сладостях те радости, которых им не хватает в реальной жизни. Снижение веса становится для них достаточно трудной проблемой.

Рашид, а когда такая женщина похудела (пусть даже таким диким способом, как описанный выше), у них скука и дефицит защищенности пропадает, как Вы полагаете?

Мои пациенты когда видят свой результат ( 2 месяцев после операции), у них сбывается та надежда о которой они думали всю жизнь. Они начинают худеть. Уже скука перерастает в новые идеи, они думают о том что оденут ту одежду о котором мечтали всю жизнь, им делают комплименты.. У них пропадают сопутствующие заболевание связанные с лишним весом. Появляется активность в обществе, работе и в семье. Их либидо становиться намного выше чем было прежде... Одним словом они становятся другими людьми...

То есть женщина когда-то была обыкновенная, но "конфликт и личностные проблемы" привели ее "к замещению чрезмерным потреблением пищи вплоть до обжорства". Она стала толстая. Пыталась худеть, но никуда не девшиеся личностные проблемы каждый раз приводили к возвращению килограммов. Спустя много лет ее прооперировали, она похудела, а личностные проблемы исчезли в процессе операции и больше не вернулись... Так?

Гм, я полный профан в психологии, но разве не может быть так, что настолько сильная и постоянная положительная эмоция сметет какое-то количество личностных проблем самим своим наличием?

На какое-то время - несомненно сметет. Удовольствие надеть джинсы, раздеться на пляже, восхищенно-завистливые ахи знакомых теток, которые спокойно живут себе толстыми и время от времени дежурно жуют салатик, в кошмарном сне не помышляя ложиться под нож по поводу своего веса. Потом все это закончится (Психически здоровый человек ведь не может вечно радоваться тому, что он к пятидесяти годам все еще носит одежду 36 размера). Ну и образуется та точка, которая и запустила все эти процессы. С поправкой на возраст и перенесенные испытания, конечно. Это если ожирение было преимущественно психогенным, само собой. Если речь о врожденном, допустим, нарушении метаболизма, или о доброкачественной, гормонально активной опухоли, то ситуация, разумеется, совершенно другая (и к операциям на желудке никакого отношения не имеет).

Не, с физиологическими причинами понятно, я именно о психогенном. Просто процессы-то могли быть запущены довольно много лет назад и куда-то уже чисто психологически придти в итоге, к некоторому балансу, а ожирение остается "в наследство"...

То есть, психологические проблемы у человека уже решены? А жрет он неостановимо просто "по привычке"? Ханна, я, конечно, не специалист по ожирению, но вот Рашид - специалист, и он, вроде бы, говорит о другом: механизм все время нуждается в подзаводке - "Еда в таких случаях — это защита от негативных аффектов, в особенности от депрессивных эмоций и страха, как в раннем детстве. Без изменения психологии и корректировки эмоционального состояния снижение веса практически невозможно."

То есть, если все проблемы уже в прошлом, так и ненужный более, неконструктивный и дискомфортный для человека  способ их решения должен был бы постепенно угаснуть... Нет?

Не столько по привычке, сколько потому, что в игру вступает приспособившаяся за много лет к неверному пищевому поведению физиология, мне казалось, но если специалист говорит про подзаводку... охохо. У меня просто у близкого человека такая проблема, ситуация уже достаточно критичная, и что с этим делать, я не совсем понимаю - теряюсь и паникую, т.к. загнать к психологу взрослого постсоветского дяденьку непросто, а дяденька отделывается пока вечным "вот я сейчас возьму себя в руки" и попытками не есть после шести. А здоровье все, здоровье каюк, и никто не молодеет со временем, ну и все это не очень весело, конечно.

Что ж, Ханна, терпения и обязательно удачи Вам и Вашему другу :))

Я много раз видела, как люди решают изменить свою жизнь и меняют (в том числе и свои отношения с едой).  Может быть, просто для него еще не пришло время? Или он сам не так видит ситуацию, как ее видите Вы? Ведь с годами не молодеют и не здоровеют не только полные, но и худые люди...

Спасибо :)

Не, видеть-то он видит - диабет второго типа ему не поставили только из милосердия уже. И о психологических причинах что-то немножко понимает. Но, увы, тоже верит пока в эту модель "в один прекрасный день я возьму себя в руки", а психологические проблемы со стажем в двадцать лет, я боюсь, никаким взятием в руки не решатся особо - разве что другой какой невроз вылезет, ничуть не веселее прежнего.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Личностные проблемы это однин из факторов приводящих к ожирению и нельзя его применять ко всем конечно... У кого то эти проблемы исчезают, так как проблема ожирения у них более серьезная чем остальные проблемы...

Погодите, погодите, Рашид!

Я с Вами совершенно согласна - ожирение это, безусловно, многофакторная проблема. И вот у данного конкретного пациента, основная проблема, допустим, какой-то эндокринный дисбаланс. Надо думать, для решения проблемы его ожирения этот дисбаланс и надо лечить, а вовсе не операцию на желудке делать.

А вот у этого пациента никакого дисбаланса нет, а есть привычка неконтролируемо жрать в связи с нерешенностью личностных проблем. Здесь, понятное дело, надо решать личностные проблемы, иначе, похудев и порадовавшись модной одежде и себе в зеркале, товарищ окажется в той же точке, с которой все пошло.

А для кого же - показания к этим операциям?

Konechno ne hochetsya priznavat endokrinologam i dietologam to chto problemu s lishniim vesom mojno reshit" s pomosh'y bariatricheskoi hirurgii... Est mnogo faktorov i patogenezov ojireniya, odin iz nih eto endokrinnii, on po statistiki 8% ot vseh drugih faktorov. No daje oni podaytsya nashemu lecheniy, esli u pacienta narushen endokrinii disbalans, to ojirenie ego usugublyaet. Vipolniv bariatricheskuy operaciy, endokrinnie pokazateli prihodyat v normu libo blije k normi (etu problemu ya seichas issleduy v svoei doktorskoi dissertacii). A te pacienti posle nashih operacii bolshe ne popravlyautsya, tak kak umen'shaetsya u nih ne tolko kollichestvo pishi no i vsasivanie ee.

(izvinite za latin' ya seichas ne v Rossii)

Странно все это.....ведь фактически происходит насильственное ограничение пациента в еде.... а это главное удовольствие в жизни... Я вот когда-то был худеньким  нервным юношей  и просто мечтал немного растолстеть чтобы  жирок меня бы стабилизировал ментально... однако хрен там .... ни фига не толстелось  мне в Москве  сколько бы не ел... Только уже в Японии пару размеров таки накинул... там   жизнь спокойная , размеренная, еда жутко вкусная хотя и очень здоровая с точки зрения диетологии.

С тех пор вернуться к  той экстремальной худобе уже не могу... оказывается жировая ткань раз возникнув уже никуда не девается  и живет по своим собственным законам....

Поэтому мне нравится идея липосакции... то есть физического удаления жировой ткани... вместо замаривания себя искусственным голодом  путем уменьшения обьема желудка.  После такой операции у человека появляется  возможность не отказывая себе в еде и в удовольствиях оставаться некоторое время достаточно худым  для своего самоудовлетворения  от вида себя в зеркале.....  ну а потом еще раз и еще....

Вооbщем хотелось бы услышать от специалиста   сравнительный анализ  - липосакция против уменьшения обьема желудка.....  что вреднее для здоровья? - морить себя голодом или  ударно наращивать жирок ни о чем не заботясь и делая время от времени достаточно безопасную   хотя тоже хирургическую процедуру.

 

Новости наших партнеров