Емельян Захаров и Дмитрий Ханкин привезли в Грозный выставку Алексея Беляева-Гинтовта «Хадж Ахмад Хаджи»

Когда Алексей Беляев-Гинтовт получил в прошлом году премию Кандинского за проект «Родина-дочь», некоторые либеральные критики назвали его фашистом. В этот раз он совершил еще более провокационный поступок, выставив в Грозном свои работы, воспевающие первого президента Чечни Ахмата Кадырова

+T -
Поделиться:

Получив премию Василия Кандинского, художник Алексей Беляев-Гинтовт признался, что намерен на эти деньги сделать некий масштабный проект, посвященный памяти Ахмат-Хаджи Кадырова.

Так оно и случилось. 16 больших холстов, щедро покрытых сусальным золотом, изображают Кадырова в разные годы его жизни — на фоне голубей мира, российских боевых самолетов и мирного сева на только что разминированных полях. Работы были выставлены в холле недавно построенного театрально-концертного зала, расположенного на главной улице Грозного — проспекте В.В. Путина. На фасаде здания, среди барельефов выдающихся представителей чеченского народа, имеются также портреты русских писателей, так или иначе связанных с Кавказом, — Пушкина, Лермонтова и Льва Толстого.

В ожидании открытия выставки Емельян Захаров давал интервью, рассказывал о заложенном в работах Беляева-Гинтовта смысле и объяснил, почему ему так нравится в Грозном.

Подробнее

Партнер Емельяна Захарова и совладелец московской галереи «Триумф» Дмитрий Ханкин сказал, что от выставки «Хадж Ахмад Хаджи» можно ожидать как предсказуемого, так и непредсказуемого резонанса.

Беляев-Гинтовт в последнее время трижды обращался к чеченской теме. «Это были картины, созданные в разное время и на разных стадиях военного конфликта. Что интересно, все три раза чеченцы моментально реагировали на обращенные к ним произведения».

Следы недавней войны сегодня почти не заметны в Грозном. Выбоины в домах аккуратно заделаны, здания в центре города покрашены и оштукатурены. Повсюду видны краны и идет стройка. Бросается в глаза разве что отсутствие деревьев — они были сметены огнем войны. И теперь тут одни только саженцы, свежие и молодые. Хотя на улицах и нет рекламы, вывески все знакомые: те же самые сетевые кофейни, японские рестораны и салоны сотовой связи, что и в любом большом российском городе. Многие мужчины, правда, по-прежнему ходят с оружием, но мы себя чувствовали здесь в полной безопасности.

По проспекту Путина гуляют женщины с детьми. В главной мечети Чечни, кстати, самой большой в Европе, множество молящихся. Рядом расположен большой, подсвеченный разноцветными прожекторами фонтан, а с другой стороны площади стоит памятник Ахмату Кадырову, который Беляев-Гинтовт изобразил на одной из своих картин. Гинтовт с восторгом показал нам место, где проспект Кадырова-старшего переходит в проспект Путина.

Несмотря на присутствие на открытии выставки почти всего чеченского правительства и президента республики, нельзя сказать, чтобы были предприняты какие-то особые меры безопасности. Все подъезды к концертному залу перекрыли, но к самому залу можно было пройти, миновав всего две «рамки». Незадолго до приезда Рамзана Кадырова огромный, совершенно разбойничьего вида охранник с винтовкой поинтересовался у меня, что я здесь снимаю. Я ответил, что хочу снять приезд президента. «Э, спасибо, дорогой, — сказал он. — Не надо. Иди наверх. Там снимешь». Спорить было бессмысленно, поэтому я отправился снимать внутрь здания, где чиновники и танцевальный ансамбль в национальных костюмах терпеливо ожидали появления президента.

Не прошло и нескольких минут, как появился Рамзан Кадыров, и выставка была открыта.

Первым предоставили слово художнику, и Беляев-Гинтовт, сильно волнуясь, поблагодарил руководство Чеченской Республики за возможность выразить свои чувства к Ахмат-Хаджи Кадырову, рассказал, как он страдал, когда шла война и как теперь поражен темпами восстановления Грозного.

Емельян Захаров провел президента Чечни по выставке. Кадыров внимательно слушал галериста, иногда трогал картины руками, словно хотел проверить, настоящее ли золото наклеено на холст, или уяснить для себя сложную технику Беляева-Гинтовта, который наносит изображение на холст голыми руками, окуная их в типографскую краску.

Большой друг Емельяна Захарова, бывший чемпион России по боксу и один из идеологов проекта Альберт Гучигов даже продекламировал Рамзану Кадырову стихотворение Байрона, которое, по его мнению, «было написано точно про Ахмата Кадырова».

После торжественного открытия выставки мы сели в кафе, расположенном по соседству с театрально-концертным залом. В ассортименте были только минеральная вода, лимонады, соки и мороженое. За соседним столиком отдыхали вооруженные охранники Рамзана Кадырова во главе с начальником охраны. Они тоже ели мороженое. Друзья организаторов выставки предложили съездить в парк аттракционов, где я наконец смог спросить у Емельяна Захарова, что его связывает с Чечней и что он думает об открытии выставки.

Днем, по окончании церемонии открытия, мы с организаторами, их чеченскими друзьями и Беляевым-Гинтовтом отправились в ресторан, расположенный на берегу пруда, где можно ловить рыбу, которую сразу же жарят и подают к столу. Во время застолья один из друзей Емельяна Захарова, занимающий высокий пост в чеченском Госнаркоконтроле, сообщил всем, что дарит Захарову дом в пригороде Грозного. Захаров очень обрадовался такому подарку и тут же всем объявил, что намерен отказаться от московской прописки и после оформления дома прописаться и платить налоги в Чечне.

 

Павел Гриншпун

Комментировать Всего 16 комментариев

Это отличный пиар-ход. Для галереи и художника — это прекрасный пиар, потому что это совсем необычный ход. Потому как все это происходит в Грозном и все об этом напишут. Так что, я очень рад за Емелю. Хотя, Беляев-Гинтовт мне кажется плохим художником. А то, что он делает — некрасивым. Мне совершенно не нравится то, что он делает. Поэтому, его победа на премии Кандинского была таким вопиющим скандалом. И не за фашизм, а именно потому, что он плохой художник. На фашизм мне наплевать. Если это будет сделано гениально, то пусть будет хоть фашизмом… И даже Кадырова рисовать — ничего страшного, если это будет талантливо. А то, что этот бездарь рисует Кадырова — мне это не нравится, несмотря на то, что Кадыров вроде как друг России. 

Кстати, я говорил с Калиммой — это такой чеченский художник, действительно талантливый, в отличие от Гинтовта — почему он не рисует натуру? Он говорит, на хрена мне туда ехать, там опасно. А этот взял и поехал…

Русские селебрити вообще заигрывают c чеченскими властями, потому что там деньги, ну и вообще интересно. Есть что-то остренькое и жареное. Съездить и посмотреть. Да и не только они. Вот Майк Тайсон туда ездил. Люди живут в однообразном мире и рады себе нервы пощекотать. А то, что Рамзан их приглашает — это, мне кажется, такое азиатское барство, типа, могу себе позволить пригласить лучших и самых разных, и все вокруг, в его окружении видят, какой он крутой — общается с Собчак и Тайсоном. Мне лично, этот Рамзан и все его окружение просто омерзителен. Я их несколько раз видел в Москве в каком -то узбекском ресторане, в Центре Международной торговли. Захожу, а там сидят жуткие какие-то бандиты, перекачанные, причем уже в годах. Такие, со сломанными носами, сломаны уши. Ну, поели, выходим, и он одновременно выходит — Кадыров. И эта вот банда — Кадыров с охранниками стоят на улице и что-то там обсуждают. И это такая мерзость, даже в худшие годы, в 90-х таких не было на улицах Москвы и на сходках, как вот эта банда. 

Я бы не сказал, что в тех картинах Беляева-Гинтовта, которые Емельян повез в Грозный, было больше золота, чем обычно. Кроме того, я сам недавно первый раз в жизни побывал во Владикавказе и привез оттуда, в частности, замечательный ритуал, связанный с ведением стола. Первый тост у них всегда за Всевышнего, второй тост за cвятого Георгия, покровителя мужчин, путников и воинов, третий тост непременно связан с причиной, по которой гости собрались. Дальше количество тостов зависит от длины стола, а последний тост всегда за изобилие. Все тосты исходят от старшего по столу, у которого есть два заместителя — один по правую руку, другой по левую.

Такая строгость довольно много объясняет в менталитете кавказских народов: они кому угодно найдут место и рано или поздно дадут произнести свой тост. Вот и Беляеву дали сказать тост. Все-таки он не за Всевышнего в этих картинах выступает, и даже не за святого Георгия, а скорее уж за изобилие.

Там потрясающие горы, и на фоне этих гор может происходить вообще все что угодно, любая чепуха. 

Я в Чечне никогда не был и не могу рассуждать о том, насколько она похожа на нашу страну в целом. Что касается Захарова и Беляева, я считаю, что художник должен продаваться. Для этого он совершает различные пиар-акции и вызывает общественный резонанс. Судя по тому, что мы это обсуждаем на «Снобе», у Емельяна вызвать резонанс получилось.

Идея сама по себе мне нравится. Я верю в кураторско-эпатажную искренность Емельяна Захарова. И вообще, почему Врубелю можно рисовать Хонеккера, Брежнева и Путина, а Беляеву нельзя рисовать Кадырова? Ерунда!

Думаю, что все проще. Как и ряд других современных художников, популярных среди властных лиц, он просто дествовал сугубо прагматически, понимая, и что результат в материальном выражении будет соответствующим, и что это прекрасный повод себя пропиарить. Так что думаю, здесь ни Кадыров, ни национализм, ни искусство не при чем. Бизнес и бизнес.

Я тоже думаю, что это - только бизнес и ничего личного.

Каждый ведет бизнес так, как считает необходимым, и этические стандарты тоже определяет самостоятельно.

Если задумываться над тем, у кого ты берешь деньги (я имею в виду клиентов), когда делаешь бизнес, то бизнес построить не получиться.

А ездить даже в самые опасные уголки Земли по приглашению местных авторитетных лиц намного безопаснее, чем ходить по улицам Москвы. В случае чего, со всех шкуру сдерут.

Я думаю, это их личное дело. Художник не всегда осознает, что делает: он вскрывает проблемы, которые происходят в обществе. Он сделал такую работу и привлек, таким образом, к этой проблеме внимание. Как он это делает — это уже вопрос его вкуса, совести, таланта. Часто это бывают достаточно одиозные поступки, не укладывающиеся в рамки общественной морали. Например, сюрреалисты всегда работали с социумом своим собственным методом, по принципу шоковой терапии и скандала. Во время Первой мировой войны была такая история с двумя французскими сюрреалистами: они написали в газету публичное письмо о том, что хотят записаться добровольцами в немецкую армию. Для французских патриотов, для солдат, которые погибали на этой войне, это было совершеннейшим кощунством. А художники считали, что они борются против империалистической войны. Они даже записываться никуда не собирались, просто хотели создать такую шоковую ситуацию, чтобы показать, что они против этой войны. Такие жесты кажутся странными и даже антисоциальными, а на самом деле просто призваны заострить проблему, привлечь к ней внимание. Мы не знаем, что думает художник и думает ли он вообще, но он видит проблему и с ней работает. В результате мы об этом говорим. Это же интереснее, чем если бы он показал просто красивый пейзаж.

Что касается портретов, то это такой вот стандартный вкус, характерный для 30-х годов прошлого века, такой кондовый социалистический реализм. Ну любит человек, что поделаешь, ему нравится. Если говорить собственно об Ахмате-Хаджи и Рамзане Кадырове, то в начале второй чеченской войны они наряду со многими влиятельными людьми, сражавшимися за независимость Чечни — и Майсаровым, и Ямадаевыми и т.д., перешли на сторону России. И Ахмат-Хаджи принял на тот момент очень опасное решение: он решил вытаскивать чеченцев из леса, что позволило ему, с одной стороны, создать силу, на которую можно было опереться, и тем спасти несколько тысяч жизней, а с другой — могло привести к тому, что кто-то из них его просто убьет. На мой взгляд, это очень смелое решение.

А Рамзан в результате стал поверенным в Чечне, за что Ахмат-Хаджи заплатил своей жизнью — я не верю, что его взорвали чеченцы. Кадыров стал главным человеком в Чечне, потому что там главный тот, кто реально может убить в Чечне любого человека. Но он действительно стал хоть что-то строить — если раньше деньги полностью разворовывались, то теперь выяснилось, что на них еще можно что-то построить. И мне кажется, на данный момент Рамзан Кадыров является самым сильным человеком в России. Он знает, что делает, принимает стратегические решения, пусть они иногда и обставлены чеченскими понтами. Как ни странно, он, на мой взгляд, не сделал ни единой политической ошибки. Что касается всех этих выставок, то тут уж я совсем не уверена, что это политика Кадырова, что у него это сейчас первая головная боль. У него есть дела поважнее: Ингушетия, Ямадаев, налаживание отношений с Кремлем и, конечно, налаживание экономики, потому что без нормальной работающей экономики в современном мире мало что получится. Но вот как заставить работать экономику в Чечне, если она не работает даже в России, я действительно не знаю.

Это абсолютная игра. Безнравственные вещи. Они понимают, что из этого можно извлечь выгоду. Это выгодная политическая акция. Это просто фашиствующие люди. Это просто какой-то бред.

Я к Гинтовту очень хорошо отношусь, а то, что Кадыров — это некий странный политический эксцесс нашей страны, ну да, но если б у нас все было благополучно, то не было б таких странных правителей. А то, что Беляев поехал туда, так он поехал не для того, чтоб обслужить какую-то политическую надобность, это ни в коем случае не идеология фашизма! Просто хороший художник сделал смешной проект для того, чтоб его заметили.

Странное мероприятие. Вроде как изображение людей, а тем более бывших лидеров, не приветствуется исламом (вспомним карикатуры на пророка в Дании и взорванные статуи Будды в Афганистане). При этом Кадыров-старший был муфтием. Театр абсурда какой-то. 

У меня два комментария в сторону как бы. Первое: можно играть-играть и заиграться... Второе: всех денег не заработаешь.

Художник — шут, а шуту больше позволено, шута сложнее пнуть. И исходя из этого статуса камень в него бросить сложно.Но если говорить, что художник не только шут, а человек с гражданской позицией, то, наверное, рисовать Кадырова странно и несимпатично. Художник любит деньги, и я думаю, что этот труд Беляева хорошо оплачен. Очень удобно лизать власть с позиции шута: вроде как ты лижешь несерьезно, но фига в кармане у тебя все равно лежит — ты же шут. Мне не нравится, когда художник начинает эту опцию активно использовать.Наверное, прославление губернаторов, начальников исполкомов, руководителей ЖЭКов — это какой-то инструмент, которым можно чего-то добиться. Возможно, даже Кадыров просияет от искусства и перестанет всех грохать. Мне лично такой способ несимпатичен, но при этом, как шут в шута, я не могу бросить камень.

да ну их всех в жопу.

Я считаю, что и России, и Чечне нужно повышать свой культурный уровень, тогда и отношения между ними будут лучше. Я хорошо отношусь к творчеству Алексея Беляева-Гинтовта, и то, что портрет Кадырова написан не Шиловым, а Беляевым - кончиками пальцев - расширяет сознание самого Кадырова в первую очередь, и если президент делает шаг в сторону современного искусства, то и страна немного становится культурнее.

Лешины акции всегда были игровые и провокативные. А лицо у него при этом было всегда мрачно-серьезное и взгляд убедительный. От "мертвых космонавтов" и до "родины-дочери" и кадыровских портретов. Я в этом контексте на них и смотрю и не думаю, что он преследует какие бы то ни было цели общественного пере- или недоустройства.