Татьяна Матанцева /

/ Париж

Мастера граффити в Фонде Картье

В Фонде современного искусства Картье на бульваре Распай открылась выставка «Рожденные на улице» (Né dans la rue) — первая в мире ретроспектива граффити

+T -
Поделиться:

Десяти граффитчикам было выделено по персональной стене, остальные покрыли своими работами менее престижные поверхности: потолки, специально построенные заборы, каменные стены снаружи.

 

Один из «рожденных на улице» Дарко (Darco) объяснил мне, что не все работы, выставленные в Фонде Картье — граффити в строгом смысле слова. Ведь настоящие граффити — это художественное воспроизведение имени (а чаще клички) автора, к тому же граффити должны быть непременно противозаконны. Дарко рассказал мне о трех составляющих успеха граффитчика.

 

 

 

Куратор выставки Леан Сакрамон (Leanne Sacramone) рассказала, что самым сложным для нее было установить критерии отбора работ для выставки — что является произведением искусства, а что нет.

 

 

 

Сакрамон особенно гордится граффитчиком Криптой (Cripta) из Сан-Паулу. Он разрисовал в Фонде Картье целый коридор бразильскими пиксашау (pixaçao). По мнению Сакрамон, пиксашау напоминают руны.

 

 

На открытии выставки Крипта только и делал, что раздавал автографы.

 

 

Я спросила у граффитчика Джонвана (Jonone, Jon number one), живущего между Парижем и Нью-Йорком, как можно найти в граффити свой стиль. Его ответ был больше похож на рэп.

 

 

 

На вернисаж к Джонвану должны были прийти его русские друзья, но они так и не появились. У Джонвана оказались удивительные представления о русских:

 

 

 

Нью-йоркский классик граффити по кличке Син всегда носит часть собственных произведений с собой — на руках.

 

И даже на шее, на которой вытатуирована пунктирная линия с предложением отрезать по ней голову (cut here or here).

 

 

На открытие выставки в респектабельный Фонд Картье пришла толпа людей, многие посетители были в широких штанах, рубахах и с дредами.

 

 

Среди гостей я увидела Соню Рикель — она внимательно осмотрела всю выставку и поздравила Джонвана с успехом. На мой вопрос, может ли граффити быть для нее источником вдохновения, Рикель ответила, что не может.

 

 

Другим знатоком граффити оказался Жак Тубон (Jacques Toubon), министр юстиции в правительстве Ширака и министр культуры при Миттеране. Я спросила у него, какое место занимает граффити в современном искусстве. Тубон считает, что говорить об этом еще рано:

 

 

 

 

Обескураженная столь отдаленной перспективой, я вернулась к экспонатам. Мне показалось, что не надо ждать еще сотни лет, чтобы понять, что некоторые из них — настоящее искусство.