Борислав Козловский /

/ Москва

Дети-билингвы обгоняют сверстников в развитии

Двуязычные малыши делают успехи, еще не научившись говорить

+T -
Поделиться:

Язык доведет  до Киева, а два языка — до понимания сути вещей. Дети, которые выросли в двуязычной среде, — лучший тому пример. При помощи двух групп младенцев, компьютерного монитора, аудиоколонок и пары видеокамер психологи Агнес Ковач и Жак Мелер из Италии сумели доказать, что уже в 12-месячном возрасте билингвы (которые, разумеется, еще не умеют говорить, а только слушают родительские разговоры) сообразительней сверстников. Простое, в общем, исследование обещает вызвать такой резонанс, что его взялся опубликовать журнал Science — одно из самых серьезных научных изданий в мире.

Детям ни много ни мало предлагали решить в уме задачу из области структурной лингвистики. Агнес Ковач делится деталями по телефону: «Мы рассказывали мамам, что мы хотим сделать, и усаживали детей в комнату, где их ничто не отвлекало от монитора».

Само собой, ничего особенного от младенцев не требовалось. Им всего-навсего предъявляли кукол на экране, а перед этим голос диктора произносил какое-нибудь ничего не значащее слово из трех слогов. Слова были двух типов. Если одинаково звучали первые два слога («КА-КА-пу», «БИ-БИ-ла», «МИ-МИ-го»), монитор показывал игрушку слева. Если первый и последний («КА-мя-КА», «ЗА-го-ЗА», «КА-бит-КА») — то справа. Картинка появлялась через несколько секунд после слова. Ученые ожидали, что дети, угадав закономерность, будут заранее переводить взгляд туда, где должна появиться картинка. Движения глаз записывала специальная видеокамера.

Потом подвели статистику. Как выяснилось, билингвам решить эту задачу проще (после слов типа «камяка» в 70 случаях из 100 они глядят в верном направлении — направо). У детей из «одноязыких» семей удачных попыток вышло даже меньше, чем ошибок: 40 против 60.

Опыт, рассказывает Ковач, ставили в Триесте — итальянском городе рядом с границей Словении, где смешанные браки не редкость, и половина жителей свободно общается на двух языках. «70 процентов наших билингв — как раз дети из семей, где говорят на итальянском и словенском. Но мы не стали ограничиваться только такой ситуацией. В остальных 30 процентах случаев один язык — итальянский, а другой — английский, французский или какой-нибудь еще».

Возраст испытуемых ученые выбрали сознательно (а предыдущая их работа касалась вообще семимесячных). Казалось бы, зачем такие сложности, если взрослый может и пояснить свои ощущения, и лучше понять, чего от него хотят? Но в эксперименте было важно избавиться от всего лишнего, в том числе от влияния сознания и учебы. В 12 месяцев дети только произносят первые слова. В 18 месяцев обычно уже накапливается словарь в 50 слов. И, само собой, чем дети старше, тем сильнее отличаются друг от друга.Пятилетнему, кстати, пришлось бы тяжелее: начнешь задумываться, что общего у «камитки» и «загозы», — пиши пропало. 

Полвека назад мало кому пришло бы в голову экзаменовать бессловесных младенцев бессмысленными словами. Считалось, что младенец — чистый лист, а раз так — что нового он сообщит ученым? Постановка вопроса сменилась с появлением знаменитой гипотезы Ноама Хомского, главного революционера в структурной лингвистике. Гипотеза гласит, что мозг ребенка обладает особым «языкоулавливающим устройством», которое взрослые утрачивают (и поэтому им тяжелее даются языки). Новый опыт — хороший довод в пользу того, что так все и есть.

Новорожденный, конечно, не держит в голове словарей итальянского и словенского. Зато в мозг от рождения вшита универсальная грамматика, общая для всех языков (в том числе и вымышленных, как в эксперименте). «Устройство» само устанавливает правила для речи, которую ребенок слышит — и дальше ограничивает себя этими правилами.

У билингв, по идее, «устройство» не просто поглощает вдвое больше информации. Еще оно запускает специальный механизм, чтобы сравнивать и разделять два языка. То есть видеть структуру, не вникая в смысл, свободно жонглировать абстракциями — в обход сознания. Такая дополнительная способность — по сути, новый режим мышления — билингвам достается даром.

Авторы статьи не делают выводов, как и когда эта способность включается у билингв. Зато Ковач охотно делится критериями отбора подопытных, которые можно принять за своего рода рецепт — как вырастить супербилингву: «Важно, чтобы язык был для родителей родным и чтобы ребенок слышал каждый из двух языков не меньше, чем сорок процентов времени».  

А у вас, дорогие члена клуба и подписчики, какой рецепт выращивания билингв? Какой опыт общения с двуязычными детьми?

Комментировать Всего 7 комментариев

Я завидую своим двуязычным детям. У них по определению есть два родных языка. Они учатся на английском и читают на английском. По-русски они читают и пишут с трудом. Русский имеет у нас статус домашнего, «маминого» языка. Когда они хотят, чтобы их не понимали англичане, они переходят на русский, это их «секретный» язык... Но мальчик в 14 лет довольно нескладно говорит по-русски и делает ошибки в английском. Языки смешиваются в его сознании. Девочка в 10 лет хорошо говорит на обоих языках, лучше их дифференцирует, но некоторые вещи (все, что имеет отношение к школе) ей все-таки легче сказать по-английски. Я постоянно их поправляю и помогаю освоить новые русские слова и идиомы, и все-таки в их речи очень много англицизмов и калек (копирование синтаксических конструкций) с английского. Мальчик учит в школе испанский, и он ему дается с большим трудом, да и вообще у него нет способностей к языкам. Девочка учит в школе французский и латынь, оба языка ей даются очень легко (она в меня). Мальчик больше англичанин, в девочке больше русского, или, можно сказать, мальчик больше похож на папу, а девочка — на маму... все очень индивидуально в абсолютно одинаковых условиях развития.

Читать дальше

Когда овладение двумя языками происходит одновременно в раннем детстве — папа говорит на одном языке, мама на другом, — дети сначала смешивают оба, выбирая из каждого более легкие (например, «дай» звучит по-русски, а car по-английски), потом начинают разделять их. На вопрос «Как тебя зовут?» мой сын ответит вам «Степа», а на вопрос: What is your name? прозвучит ответ: Greg (его имя Gregory Stephen по метрике)... У детей-билингв в ситуации соблюдения принципа «один язык — одно лицо», т.е. когда каждый из родителей говорит только на своем языке, формируется представление о связи языка со сферой применения (например, «мамины слова» и «папины слова»); иногда два слова из разных языков употребляются совместно (как бы с переводом) или выбирается устойчивый набор слов из двух языков.

Чем больше внимания уделяют родители развитию каждого из языков, тем меньше они смешиваются, но какой-то элемент интерференции все же неизбежен. 

Свернуть

Дети бывших наших республик: прибалты, украинцы, кавказцы, среднеазиаты и др.- практически все были как минимум двуязычными. Возможно, это помогало им лучше не только адаптироваться, скажем, в Москве, но даже утверждаться профессионально и социально.

Своих детей я приучала к английскому с пеленок, и это стимулировало их развитие.

Тут интересно вот что: темы, которые Вы обсуждаете с детьми на английском и на русском - одни и те же? Есть подозрение, что иначе возникает привязка к контексту, языки разделяются уже на смысловом уровне, и тогда думать на обоих языках уже не выйдет.

А если Вы решили уравнять языки в правах, то как этого добиваетесь?

Да, темы одни, все в игровой форме: сказки, стихи, песни, считалочки. Все естественно и легко.

Мой сын хорошо говорит на 6 языках. При этом 3 из них родные, т.е. без акцента и ошибок, а английский без ошибок, но с тоненьким акцентом. Но он рос в мультиязычной среде. А для того, чтобы сохранить его русский язык я приложила немало усилий: читала ему вслух, нашла ему хорошего частного учителя, он писала сочинения, и самое главное - дома мы говорим только по-русски.

Хотя в конечном итоге, мне кажется, это зависит от индивидуальных способностей и особенной переработки информации. Я знаю много русских детей, которые уже через два года проживания за рубежом утрачивают русский, т.е. приобретают сильный акцент, забывают лексику и их русский становится крайне прямитивным, при этом и новым языком они владеют не блестяще.

Много лет тому назад я читал про исследование, которое провели в США на 22 000 детей иммигрантов. Проверяли корреляцию между тем, как дети успевают в школе по английскому языку и английской литературе и тем, на каком языке они говорят дома с родителями. Выяснилось, что те дети, который говорят дома на родном языке родителей, добиваются лучших результатов в школе по английскому и литературе, в сравнении с теми, кто говорят на не родном для родителей английском языке.  

Я не просто всегда говорил с детьми по русски, я говорил с ними на сложном языке, никогда его не упрощая, кроме того, я пытался заменить им "улицу". Всю табуированную лексику дети знали от меня. Я помню, как мой сын звонил мне из Болдера, где он учился и спрашивал: "Папа, что такое "где детские грибочки"? (Я сразу понял, что он слушает Высоцкого :)

Моя дочь попала в школе в 0.1% лучших школьников по английскому и литературе.  

But everything come with the price. Негативным результатом того, что мы с женой всегда говорили с детьми по русски стало то, что я не смог улучшить свой английский.

А теперь уже поздно :(

мои дети - трилингвы. у папы - один язык, у мамы - другой, в окружающем мире - третий

способ достичь этого - говорить с ребенком только на своем языке и предпочтительно не понимать его, если он тебе отвечает на неправильном (или не отвечать самому, если он отвечает на неправильном)

кстати, младшие дети - не совсем трилингвы, с русским есть некоторые (небольшие) затыки. Это потому, что некоторое время, пока они были маленькие, я бывал дома только уик-эндами... Соответственно, русский дома не звучал постоянно.

Троекратно замеченный мною эффект: - читать начинают позже на всех языках, - новые языки усваивают быстрее, - когда начинают - то уже читают как из пушки, много и с удовольствием, и пишут лучше моноязычных сверстников