Скажи, кто твой сосед

Где бы мы ни жили, кем бы ни работали, куда бы ни иммигрировали и как бы ни обустраивали пространство вокруг себя, соседей обычно выбирать не приходится. Станут ли они нам второй семьей или превратят нашу жизнь в ад — исключительно вопрос везения. А вам повезло с соседями?

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Андрей Бильжо:

Я уже 17 лет живу в старом доме в центре Москвы, в моем подъезде всего 15 квартир, поэтому я знаю всех соседей.

С семьей, живущей на моей лестничной площадке, у меня вполне человеческие отношения, у меня на чердаке в мастерской даже стоят их старый стол и кушетка. Соседка Элеонора — типичный представитель русско-советской интеллигенции.

Совсем другая соседка снизу — Наташа. Это безумная, лживая, хамоватая, толстая в прямом и в переносном смысле тетка. Она угрожала мне и моему сыну, взламывала дверь в мою мастерскую, в результате я перестал с ней здороваться. Когда она проходит по подъезду, запах от ее чудовищных духов остается там еще на день. При этом у нее милый, очень тихий, боящийся ее муж.

Люди у нас в подъезде живут самые разные, сложный, противоречивый подъезд, но таких, как эта Наташа, слава богу, больше нет.

Когда у нас в одной из квартир был пожар, мы всем подъездом скидывались, чтобы помочь пострадавшей семье. Когда в подъезде возникают какие-то проблемы, я начинаю звонить в ЖЭК и орать, что я народный художник СССР, заслуженный журналист и так далее, и если вы через 15 минут не решите проблему, то все лишитесь своей работы. Только это и действует. Так, например, я победил крыс.

Когда мой сын был маленьким, мы жили в другом доме, в Теплом Стане у самой кольцевой дороги. Наш балкон выходил на задник овощного магазина. Иногда там можно было увидеть штук 10 одновременно писающих мужиков. За стенкой, где спал мой сын, соседи бесконечно пили. Заканчивали часа в три ночи, а в пять утра уже просыпались и начинали снова. Как-то они в состоянии пьяного веселья столкнули с лестницы своего дедушку, он упал и разбился. После этого сорок дней длились поминки, они не просыхали. Впрочем, они и так не просыхали. Они ненавидели нашу собаку, потому что она на них все время лаяла (назвали ее жидовкой), при помощи палки с крючком воровали мои рубашки, когда те сушились на балконе, и в то же время, зная, что мы врачи, ходили к нам за рецептами. Был там один выдающийся человек. Однажды, когда он выходил из подъезда, соседи разбили бутылку из-под шампанского о его голову. Он молча стряхнул стекло с головы и пошел дальше вместе с ними сдавать бутылки.

Виталий Комар:

После 30 лет (почти полжизни) в Нью-Йорке я не уверен, что знаю хоть одного своего соседа, который отвечает российским представлениям об американцах.

Для меня Нью-Йорк — это город исключений из правил. Он — столица не Америки, а ООН. Это весь мир в «имперской миниатюре» интернационального стиля.

Сейчас моя мастерская рядом с Бруклинским мостом, в Дамбо, в старом доме середины XIX века. Сначала там был военный арсенал, потом — студия эротических фильмов, теперь — все, что угодно.

До этого я 20 лет работал между «Китай-городом» (Chinatown) и «Маленькой Италией» (Little Italy). Пересекая Канал-стрит, я за минуту делал то, на что у Марко Поло ушли годы. Мои тогдашние соседи — американские китайцы и американские итальянцы, благодаря своей нетипичности, являлись типичными ньюйоркцами: все вежливо улыбались, вкалывали и не тратили время на споры о том, кто из них первым изобрел лапшу или макароны.

С начала 90-х я живу на Бродвее, рядом с Нью-Йоркским университетом, где улицы заполнены студентами со всего мира.

Наш дом — тоже типичное исключение. Это кооператив работников искусств, где среди моих друзей-соседей есть и киношница (американская японка), и живописец (американский бразилец), и пианистка (американская гречанка). Мы заходим друг к другу в гости только после телефонного звонка: и не только на кофе или чай, но и на саке, и на кашасу, и на узу, и, конечно, на рюмку водки.

Я для них — сосед-художник, но не плоско-одномерный, а трехмерный «русско-американский еврей». В Москве такие многогранные определения своих друзей-соседей не в ходу. А зря. Россия может гордиться своими евреями. Я имею в виду не только всем известных ученых, музыкантов, поэтов и художников.

Однажды, в середине 90-х, с одним своим родственником я попал на Брайтон-Бич. Это район Бруклина, где живут многие эмигранты из России. В русском ресторане, куда мы пришли, Американский союз русских ветеранов праздновал 9 мая. Честно говоря, я не ожидал увидеть так много увешанных орденами и медалями седых соотечественников — живущих в Америке русских евреев. Все эти награды они получили за участие в Великой Отечественной войне.

Ирина Неделяй:

Мы живем в тихом и зеленом районе Стэйтен-Айленда, застроенном в начале XX века особняками в викторианском стиле. Наш дом имеет три этажа и три квартиры, по одной на каждом этаже. Мы живем на втором и, соответственно, имеем соседей не только по улице, но и по дому. Нашего соседа сверху зовут Сальваторе, Сальф, как он сам себя называет.

Внешне Сальф очень похож на инопланетянина и, как это ни смешно, имея в виду его имя, отчасти на телевизионного персонажа Альфа. Когда Сальф эдак по-своему смотрит на тебя, возникает ощущение, что смотрит себе на нос. И не потому что у него астигматизм какой-нибудь, это вы неправильно поняли, а как бы вот на нос, не дальше. Он живет один. Никто к нему не ходит, и гостей у него не бывает. Когда мы только приехали, дома у нас не было ни компьютера, ни интернета, поэтому мы каждый день ходили в библиотеку пялиться в компьютер. Несколько раз мы там замечали Сальфа, который тоже сидел у компьютера. Нам это было очень странно. «Ведь он коренной американец, чего ж у него, компьютера нету?» — подумали мы с дочкой Стасей. До сих пор не знаю ответа на этот вопрос.

Слышно, что по дому он ходит в ботинках. Кроме того, изо дня в день он слушает «Дип Перпл» и «Лед Зеппелин» и иногда странные такие колыбельные в духе Синатры. Когда ему приходится с нами общаться, он закрывает грудью вход в свою квартирку так, как будто он Синяя Борода. Увидев эту картину несколько раз, Стася, увлекавшаяся Эдгаром По, всякий раз при виде Сальфа, тащащего сверху большой мешок с мусором, прищурив глаза, говорила: «Интересненько, однако, что это у него в мешке такое крупное, не труп ли?»

Читать полностью тут.

Комментировать Всего 11 комментариев

У нас маленький подъезд, в котором всего восемь квартир, так что с соседями мы встречаемся часто. Самая тесная связь у меня с теми, кто живет напротив: это двадцать узбеков, которые сильно пьют, много работают и отчаянно меня боятся, потому что я им все время грожу полицией. Правда, полиция ни разу ко мне не приезжала, а наш участковый меня игнорирует. Сосед с третьего этажа считает, что я не должна раздувать скандал, потому что участковый не просто жулик, но и бандит. Собственно, к этому мнению склоняются все наши соседи, кроме одного — соседа с четвертого этажа. Его зовут Игорек, он военный, участвовал во всех российских гражданских войнах: прошел через все чеченские, был в Абхазии и Нагорном Карабахе. Это огромный мужик с шрамом через все лицо, немного глуховат, потому что был контужен. Он тоже любит выпить, а еще он любит собак, охотиться, гонять на мотоциклах и большие машины. К нему частенько заезжают однополчане, и тогда дым стоит коромыслом, никто в подъезде не спит, потому что ребятки громко слушают музыку, пьют водку, орут и курят, не переставая. Иногда Игорек в одиночестве слушает музыку — тоже по ночам, очень громко, часто это песня Кипелова на repeat «Я свободен». Так что мои дети ее знают, кажется, уже наизусть.

Игорек — единственный человек на земле, которого я поздравляю с 23 февраля, потому что иначе он может обидеться, и тогда плохо дело.

Так вот, возвращаясь к участковому — Игорь уверен, что знает на него управу: «надо просто вломить пару раз» и дело с концом. Но практически именно он и является нашим участковым: его боятся все не только в нашем подъезде, но и во дворе. В любом случае: скандал с соседями, кто-то выкинул мусор не там, где положено, бомжи забрались в дом (у нас в доме расположен магазин, где продают крепкий алкоголь и «отпускают» иногда его «в долг») — можно запросто звонить Игорю в квартиру и жаловаться. Он никогда не лезет в драку, более того, по-моему, никого ни разу не бил. Он просто подходит к обидчику и, глядя ему в глаза, говорит: «Тебя уе*ать на *уй, я не понял?» После этого обычно проблема быстро решается.

Эту реплику поддерживают: Алена Рева

В нашем доме живут две разные демографические группы. Первая — пенсионеры от 70 и до 90 (они живут в доме с момента его заселения), вторая — молодые семьи с двумя-тремя детьми, которые въехали в течение последних 10 лет. Со старшей группой жильцов мы здороваемся, спрашиваем про внуков, но за сахаром не заходим, а вот с молодыми семьями отношения довольно дружные. На моем этаже живет американская семья с тремя детьми. Наши дети иногда по этажу гоняют мяч. Семьи, живущие на втором этаже, кооперируются на Хэллоуин и устраивают в общем коридоре целый аттракцион с пауками, которые двигаются, с дымом и, естественно, с конфетами.

А еще нам очень повезло, поскольку вскоре после того, как в дом въехали мы, в нем же нашли квартиру наши очень близкие друзья, а потом еще одни. Из-за всеобщей занятости я не могу сказать, что видимся мы чаще, чем делали бы это, не живя в одном доме, но одолжить что-то по-соседски всегда можно. Очень нам пригодилось это соседство в прошлом сентябре, когда мы ожидали ураган «Айрин». Друзья, живущие в пяти минутах ходьбы, в гости идти отказывались, боясь быть застигнутыми на чужой территории, а мы все, живущие в одном доме, собрались у нас, принесли еду и допоздна ожидали прихода урагана. В хорошей компании ожидать неизвестного было гораздо веселее.

В детстве в своем подъезде я знала практически всех соседей. Дом был ведомственный, изначально там (как и во всем поселке Москворечье, в котором он находился) жили в основном сотрудники ВНИИ химической технологии, поэтому все друг друга знали. Тогда это была совершенная деревня, и спрятаться от зоркого ока соседей было невозможно. Соседей по площадке я знала с детства: они все были бабушкины коллеги. На третьем этаже жила мамина одноклассница, боевая тетка, старшая по подъезду. Соседу снизу я в детстве с балкона прицельно плевала на лысину.

Став взрослой, я переехала в другую квартиру и сразу познакомилась с соседями. У меня тогда совсем недавно родилась дочка, и я, заснув, залила сразу два этажа (я жила на верхнем, пятом). После того как мы сделали в обеих квартирах ремонт, мы стали с соседями лучшими друзьями. Они кормили моих детей конфетами каждый раз, когда их встречали, а мы помогали, например, девочке с третьего этажа готовиться к выпускному экзамену по английскому.

С еще одной соседкой я познакомилась в роддоме: мы лежали вместе в палате, а потом, вернувшись домой, с удивлением обнаружили, что живем в одном подъезде и конкурируем теперь за маленькую площадку под лестницей, где можно оставлять коляски. Пока они не переехали, наши дети очень дружили. Ее дочка была во дворе совершенно своей и во время прогулок опекала мою совершенно домашнюю девочку.

Еще у нас были замечательные соседи со второго этажа. В маленькой двухкомнатной квартире жила женщина с огромной белой собакой, две ее взрослые дочери-близняшки и еще маленький сын и муж одной из них. Мужа звали Толян. Он, кажется, не работал и много пил, и часто ночевал на лестнице. Со мной всегда был очень обходителен: помогал таскать сумки и коляски на мой высокий пятый этаж, иногда стрелял деньги, рублей по 50, и почти всегда возвращал. Со временем он все чаще ночевал на лестнице и в какой-то момент совсем пропал. Потом его жена оказалась беременна, и он стал снова появляться. Попросил у меня старую коляску: «Меня не было, я болел, а у нее вот ребенок будет, надо же помочь». Потом забрал у меня старую раскладушку, которую я тащила на помойку.

Два месяца назад я переехала, живу теперь в большом 12-этажном доме с лифтом, пока еще никого там не знаю и чувствую себя от этого страшно неуютно.

В той квартире, где я жила раньше вместе с мамой, я знала всех соседей. Это консерваторский дом — стены там якобы толще, чем в обычных домах, и поэтому, ну и просто потому, что в доме поселилось много музыкантов, можно было заниматься музыкой до 11 вечера, даже позже. Дом небольшой, и все друг друга знают, многие дружат, а двор даже выиграл какой-то конкурс как самый уютный.

Недавно я переехала. С новыми соседями подружиться времени не было. Но после того, как мы купили квартиру, я обошла всех соседей, познакомилась и извинилась за грядущий ремонт. Соседка за стенкой — одинокая старушка — иногда обращается к нам за помощью. Например, недавно она попросила починить ей радиоприемник, со словами: «Ну вы же на телевидении работаете, наверное, разбираетесь».

Расскажу про дом, в котором я живу сейчас, розовый сталинский дом 28-ого года постройки с богатой историей. 

Знаю соседку Наденьку, она живет на нашем этаже (третьем), и, когда идет домой в плеере, всегда громко поет песни, на всю лестницу. Однажды я вышла кормить подъездную кошку в одних трусах, а дверь и захлопнулась. Наденька пустила меня к себе, налила мартини и завела разговор "мужики-козлы". Мне очень понравилось, теперь мы иногда ходим друг к другу в гости. 

Знаю соседку снизу - у нее маленький ребенок, который почему-то не растет. То есть, наверное, растет, но уже несколько лет она приходит к нам в разгар вечеринок и сообщает, что можно потише, потому что ребенок - маленький. Может быть. Мы не проверяли. 

Знаю соседа сверху - месяц назад он залил нашу квартиру и еще две квартиры под нами. Обои у нас на кухне приобрели бурый оттенок, а подвесной потолок от ужаса повесился и теперь выглядит криво. Сосед пришел и сказал: "Извините". 

Знаю соседку с первого этажа. Она взяла наш телефон, чтобы во время потопа звонить и спрашивать: "Еще течет?". 

Знаю соседа сверху из другой квартиры. Это 19-летний гопник, который курит и пьет Ягу на лестнице с дружками. Однажды мы вышли с ними покурить. Он спросил, кем мы работаем. Мы сказали, что журналистами. "А че, бля, возьми у меня интервтью, че!" - сказал он с уважением. 

Знаю соседку с Поднебесной -  с пятого этажа. Это Полина Козловская. Когда-то мы жили в кардинально разных районах Петербурга, а теперь живем в одном доме в Москве и дружим. Мне кажется, у меня дома есть кастрюля Полины. 

Подозреваю соседку справа, если стоять к окну лицом. Одну зиму она так кашляла, что я не могла заснуть. Потом, наверное, поправилась. Но перестала с нами здороваться. После того случая. Летом она сидит на соседнем с нами балконе и читает книгу. 

Знаю соседа с четвертого этажа. Он живет со старенькой мамой, и ему очень мешают все звуки, особенно, когда дети с пятого этажа танцуют брейк. Тогда он звонит и говорит: я вызову милицию. А его мама говорит: вы знаете, что тормоз изобрел не Матросов, как написано на табличке? Она живет тут с 28-ого года и помнит женщину, благодаря которой в этом подъезде постелили дорогую паркетную доску. 

Знаю подъездную кошку. Ее зовут Подъездная кошка. У нее очень красивая и блестящая шерсть, драное ухо и нет половины хвоста. Весь подъезд кормил ее, а она приносила котят. Один раз я даже принимала роды, точнее, она рожала на моем коврике, а я писала смс: "Подъездная кошка рожает у нас на коврике!". Но она ушла в другой подъезд. Мы опечалились, но иногда появляются слухи, что она вернулась. 

Никого не знаю, их не слышно и не видно. Устраивает вполне.

Эту реплику поддерживают: Евгения Горац, Елена Привалова

мои соседи, наконец-то, утихомирились. после 4х лет непрерывного ре-моделирования своих апартаментов, они, наконец-то, закончили крушить, ломать, и снова возводить. и даже отказали себе в традиционной субботней забаве -- что-то тихо и долго сверлить по утрам, начиная с 9ти часов. я дала себе слово, что когда буду делать ремонт, первым делом вывешу плакат на видном месте -- прошу, мол, извинить за неудобства, и прочий дискомфорт. 

соседи напротив живут в доме уже 20 лет. большая, шумная семья, с 2мя взрослыми мужиками. каждый раз, когда я слышу призывы о "вспомнить о правах свободных граждан нашей страны, которые должны иметь право изъявить свою волю", я выхожу на площадку перед лифтами. позавчерашние пирожки в пластиковом блюдце. банка, тошнящая окурками. дохлый кактус. сломанный детский стульчик. батарея пивных банок. вижу всё это, и успокаиваюсь. мои соседи не ходят голосовать - по воскресеньям они отсыпаются от своих личных митингов и забастовок, проходящих всегда пылко, по-удальцовски, с хлопаньем дверей, и отсылами к известной матери.

соседей снизу я знаю достаточно близко. ремонт их потолка был проспонсирован мною после того, как отсоеденилась труба от стиральной машинки, образовав пучину, поглотившую не только мою ванную, но и их. пикантность ситуации состояла в том, что я на тот момент была в долгосрочной командировке, и посему не только предотвратить, но и ликвидировать последствия бедствия не смогла. делать это пришлось соседке из другого подъезда. она -- моя вторая мама. покормить, обогреть, отследить, в чём я на улицу выперлась, и в который час -- чтобы потом маме, живущей в другом городе, сообщить. 

кто-то в доме ездит на ЕКХ, а кто-то -- на Бентли жестокого, непрощающего розового цвета. 

а вообще, контингент моего подъезда вполне отвечает представлениям иностранцев о России. хмурые, неприветливые, скучные. без балалаек, правда. но любят пиво -- оставляют его в лифтах регулярно.

приходится внедрять культуру в массы. прочитанные журналы, например "Сноб", выношу на специальный столик с какими-то растениями. журналы исчезают очень быстро. не удивлюсь, если их берёт самый приветливый человек в доме -- киргизка Айгуль, которая с 5ти утра чистит и моет все три подъзда в доме. 

В доме моего детства всех соседей положено было знать, положено было здороваться, быть вежливой и придерживать дверь лифта, чтобы зашедший за тобой в подъезд человек тоже мог им воспользоваться. Соседям оставляли ключи,  к соседям всегда можно было пойти, если родителей не оказалось дома, у соседей можно было взять собаку погулять. Соседей приглашали в гости, с соседями старались не ссориться из-за протечек и шума, поэтому родители запрещали шуметь, громко слушать музыку, кричать и " беситься". У нас был хороший дом. Теперь там все совсем по другому.

 С мужем мы начали жить в новостройке, одними из самых первых сделали ремонт и вселились, после чего пережили шесть-семь затоплений и пожар (на лесничной клетке). Соседи напротив уехали за границу первыми, потом отправились путешествовать мы. Одна квартира так и стоит не заселенной уже скоро десять лет, в дальней квартире живет пара, наверное они выросли не в таком доме, как дом моего детства.

А недавно сбылась моя мечта о собственном доме, я долго выбирала место, так чтобы южный склон, побольше земли, хороший открытый вид и соседей  поменьше. Все сошлось, осталось построиться. С соседями мы познакомились случайно-зашли в ресторанчик поужинать с московским приятелем, а тут к хозяйке ресторана завалилась толпа наряженных в карнавальные костюмы местных жителей. Так вот наш сосед напротив -"Муссолини", да и другие тоже приличные все люди.

А у меня с соседями не заладилось... Как то быстро я от них сбегала. А потому что переезжала я за свою короткую жизнь уже примерно... не помню сколько раз. Помню что несколько переездов назад было 12, а потом я сбилась со счета.

Поначалу, лет до 11, я жила в маленьком домике в лесу. Ходить до ближайшихсоседей было далековато, но и потребности особой я в этом не испытывала. Естественно, мы знали, где кто живет в радиусе 10 километров, но соседского экстаза  я при этом не испытывала и кукол с соседскими детишками не делила.  И сейчас понимаю что это правильно, потому что из 6 детей которые пошли со мной в школу не наркоман/алкоголик/умер/сидел, пожалуй только я....

Потом 2 года я жила в большом для меня но на самом деле маленьком городе в большом доме. Мои окна были на пол метра выше окон соседей, за что они, видимо, тихо меня ненавидели и очень часто показывали в окно половые признаки обоих видов, а по утрам старательно не уступали дорогу при выезде из гаража... Вообще город был молодой (30 лет) и густонаселенный (50 тысяч человек на площади 3х3 километра), поэтому половина населения была друзьями и соседями, а половина, видимо, еще не очухалась от того, где находится. И было совершеннонормально не знать соседей по площадке.. 

А потом понеслась.....

Самое интересное, что почти всех соседей в лицо, по привычкам и по именам я помню только с периода своей короткой жизни в Германии. Помню, был у нас там один сосед, который каждый день во дворе мыл своюмашину и пылесосил в ней коврики. При том что ездил на ней от силы пару раз в неделю. Сейчас, говорят, он отправился путешествовать по европе. Видимо, хочет помыть свой пассат в каждом европейском городе... Еще милая соседка Агнес из квартиры напротив, она вязала непрерывно. На память о ней у меня осталось 3 пары пестрых носков, которые служат мне уже лет 6 ... А еще меня радовал тот факт, что в домофонах не было цифр - были фамилии - по 6 в каждом подъезде.

А потом понеслось... Жила я пару лет в общежитии. Нас там было всего 40 человек, Готовили мы по очереди - как в армии. Зато был несомненный плюс - гардероб увеличивался ровно в 5 раз - в комнатах жило по 5 человек. И это было невероятно!

Помню, как жила в "мокрой квартире" - за год соседи сверху сменились трижды и затопили/делали ремонт у меня дважды.

Сейчас я живу в 2 местах - в Москве часть времени и часть времени за городом. В москве это имитация "гнездышка"  в половине стародревней коммуналки с пронафталиненой соседкой, которая рассекает на четверке, сдает невероятное количество жилья в аренду за невероятные деньги, и периодически умирает от стука моих каблуков и запахов, которые мы издаем: ароматических свечек,  мыла ручной работы, пиццы, печеных яблок, кальяна, туалетных вод и жареной картошки. Периодически она производит серию диверсионных атак в мой адрес, а потом приходит извиняться с пирожками. Кроме нее в квартире есть еще мужчина-тень, которому она сдает одну из своих комнат. Он одевает постоянно светлые футболки и настолько тихо ходит, что несколько раз в ночи я принимала его за привидение и начинала дико орать и прыгать среди коридора.

А в другой квартире я знаю только бабушку из соседней квартиры, которая оплачивает мои счета за коммуналку, поливает цветы и периодически, видимо из жалости, моет посуду. Она благоухает просроченными лекарствами, ходит в одном и том же ситцевом халате уже пол года и постоянно рассказывает как ругается с ЖЭКОМ из-за того, что каким то невероятным образом соседи сверху воруют из ее крана холодную воду, а оплату за эту воду невероятным образом начисляют в ее счета. И так каждый месяц. Еще она почему-то меня постоянно жалеет и говорит что "переживает и волнуется". В целом невероятно милая женщина. Заочно знаю еще соседей сверху. Они мигрируют по квартире, видимо с помощью локатора вычисляя место где я сплю и начинают топать и разговаривать надо мной ровно в половине второго. Втроем. Я несколько раз уже перебиралась из комнаты в комнату, но скоро отомщу им и буду спать в ванной. Посмотрим, как они меня там вычислят!

Следующий раз обязательно перееду в квартиру на последнем этаже. Никто не сдает, случаем ? ))

У меня есть цикл маленьких историй - там и пор соседа было

   Раньше у нашего соседа была жена. 

При встрече она всегда здоровалась, доброго вечера желала, а иногда стучала в дверь и серьезно предупреждала:    "Мы сейчас ругаться сильно будем, вы двери-то прикройте, а то наши крики вашей детке уроки делать помешают.  А знаете что, вы и окна прикройте-то, а то мы материться крепко станем... уж, извините"  "Ничего, ничего, пожалуйста", - мы отвечали, - "Спасибо, что предупредили". Она нисколько не преувеличивала - ругались громко и изысканно, но услышать и вправду можно было только если не последовать ее рекомендациям по закрытию окон и дверей.  А летом она от него ушла. Последний их диалог был несколько загадочным: - Отдай мои деньги! -она кричала, стоя уже на лестнице, с чемоданом в руках.

- На, бери! - он швырял ей вдогонку какие-то свертки. 

 - Нет, это твои деньги! Ты мне мои отдай!

***

После ее ухода, он целый месяц сидел на балконе неподвижно и курил, молча глядя перед собой. Этот период сменился другим - к нему стали приходить разные красавицы: блондинки, брюнетки, рыжие, и даже с зелеными волосами. То одна придет, то другая. А то и сразу две. Этот период тоже закончился. Красавицы исчезли, а он вновь впал в оцепенение: сидел все время на балконе и курил.

 Утром рано уходим на работу - сидит, вечером поздно возвращаемся - сидит.  А однажды мы вернулись за полночь, и он вдруг сказал взволнованно, совершенно трезвым голосом: --  Ребята, посмотрите, какое небо! Какие звезды! Это что, всегда так?

Эту реплику поддерживают: Майя Богданова, Таня Ратклифф

Наш дом-бывшая кабельная фабрика. В  нем девять квартир и мы очень хорошо знаем всех соседей. Среди них два художника, два дизайнера, один клоун, и одна ( я уверена в этом!)-шпионка.

Когда мы въезжали в этот дом предыдущие жильцы (кстати, впоследстии ставшие одними из персонажей нью йоркского реалити шоу) нас предупредили, что жильцы любят всем домом отмечать День Благодарения. Меня сначало это ужаснуло, т.к. я сразу же себе представила чинное сидение за большим столом с молитвенно сложенными руками. Но оказалось, что  День Благодарения в нашем доме-это очень здорово. Все жильцы устраивают изощренный общий стол по принципу: закуски-в одной квартире, горячее-в  другой, дессерт-в третей, танцы и игра на барабанах -в четвертой. В этот день  двери квартир  открыты и дети носятся по всем этажам и играют по всему дому. Мы недавно впервые устроили Старый Новый Год в нашей квартире для наших друзей и соседей, а в мае у нас намечен Cinco de Mayo во дворе.