Денис Смыслов спасает человечество от «ненужного» газа

Попутный газ, за который взялся Денис Смыслов, является побочным продуктом добычи нефти. Наверное, все видели по телевизору гигантские факелы на фоне буровых вышек? Смыслов отмечает, что в советское время никто даже не думал о возможности использования этого «никчемного» сырья.

+T -
Поделиться:

Сегодня Россия вместе с Нигерией, Ираном и Ираком входит в десятку стран с самыми большими объемами сжигаемого без всякой пользы попутного газа.

 

Но при сжигании газа загрязняется атмосфера. Кроме того, это топливо можно использовать: если утилизировать всю попусту сжигаемую сегодня «попутку», можно целый год снабжать электроэнергией всю Москву.

 

Правительство России под нажимом экологов еще три года назад призвало нефтяников добиться к 2012 году утилизации 95% добываемого газа. Однако для этого не было создано ни экономических стимулов, ни законодательной базы. Зато обещали отбирать лицензии у компаний, которые не выполнят поставленной им задачи.

Но сегодня выросла внутренняя цена на природный газ и родственный ему попутный — и заниматься им наконец становится выгодно. Появились компании, которые предлагают нефтяникам свои услуги в этой области.

 

Подробнее

Есть три способа утилизации попутного газа. Просто использовать его как топливо для ТЭС тут же в районах нефтедобычи, но здесь эта лишняя электроэнергия никому не нужна. Газ можно закачивать обратно под землю — тем самым увеличивая дебит, или производительность нефтяной скважины. Наконец, сжижать газ и уже в таком виде поставлять его на рынок. Компания Дениса Смыслова может делать все это вместе; он знает, и как подать свои идеи.

«Когда мы готовились к выставке "Нефть и газ – 2009", то долго думали, чем бы удивить народ, — рассказал Смыслов проекту «Сноб». – Решили использовать в оформлении стенда элементы советской символики. В одежде и подарках эта тенденция проявилась уже давно, а вот на рынке инжиниринговых услуг ничего подобного еще не было. Мы взяли советские плакаты и немного переделали надписи, сделали смешно».

 

 

Смыслов отмечает, что это ход был замечен, хотя иностранные партнеры и были сначала недовольны.

К задаче добиться 95%-ной утилизации газа к 2012 году большинство специалистов относятся скептически. Даже правительство уже перенесло этот срок на два года. А вот Денис Смыслов уверен, что, если нефть продолжит дорожать, к 2014-му в России будет использоваться не меньше 60–70% попутного газа.

Олег Рашидов

Комментировать Всего 8 комментариев

Я вижу реальные результаты изменения в общественном сознании из-за работы фондов и организаций. Мы реально защитили бельков. Это реальная победа. И действительно, запретили уничтожение бельков законом. Поэтому рано или поздно деятельность таких организаций приводит к результатам. И во всем мире существование этих организаций вносит вклад в мировое сознание. Я сам всегда откликаюсь на такие призывы, стараюсь по мере сил использовать свой общественный вес на то, чтобы лишний раз об этом сказать.А что касается бизнеса, я очень далек от экономической составляющей. Если есть хоть малейшая возможность сделать на этом бизнес, мы должны прислушаться к опыту стран, которым удалось это сделать. Тем более что если этот вид бизнеса может улучшать экологию, это должно поддерживаться и государством.Норвегия достигла поразительных результатов на почве защиты окружающей среды. Это впитывается у них с молоком матери. А у нас огромные просторы, хищническое отношение к природе. Надо начинать с изменения менталитета. Даже соцреклама будет играть большую роль. Например, «Серебряный Дождь» ведет такую пропаганду. Если все будут пусть и с маленькими инициативами выступать, дело сдвинется!

Переработка попутного газа, безусловно, положительно влияет на окружающую среду. Во-первых, без этого большой энергетический ресурс тратится впустую. Объем попутных газов, ежегодно сжигаемых на факелах, мог бы дать энергию для всего города Москвы. Во-вторых, сжигаемые попутные газы — это основной источник загрязнения атмосферы в Западной Сибири. Ни автомобили, ни заводы не дают такого загрязнения. В-третьих, при этом сжигании выделяются парниковые газы, что очень губительно для экологии. Если мы начнем перерабатывать попутные газы, то внесем вклад в процесс снижения выбросов и во всем мире, и в нашей стране. В результате такой переработки мы могли бы сократить выброс парниковых газов в размере от 2 до 5%. Во многих странах такой вопрос уже решен, у нас же с этим много организационных проблем. Даже Казахстан, например, в этом вопросе намного активнее нас. WWF, кстати, как раз только что выпустил свежий обзор, посвященный попутным газам, с ним можно ознакомиться здесь.

в Европе же, главный источник загрязнения атмосферы, как считают тамошние жители, кишечные газы коров. сейчас идет работа по выведению новой породы скота с низким уровнем метеоризма.

Если горящие нефтяные факелы показывают по телевизору в Британии, то это вызывает шок у европейцев, потому что такая расточительность может быть только в России, у которой очень много ресурсов. На Западе перерабатывают не только попутный газ, но даже ловят тот газ, который испаряется во время заправки автомобилей. Есть специальные устройства  — это стандарт для автозаправок в Европе. С помощью них пары, остающиеся после заливки бензина, всасываются и заново конденсируются в топливо. Здесь у всех вообще был всегда вопрос, почему  российские нефтедобывающие компании экономически не были мотивированы улавливать и перерабатывать этот газ. Всегда считалось, как только это станет экономически выгодно в России, то помимо Газпрома и независимого крупного производителя Новатэк появятся другие игроки. То есть крупнейшие нефтеперерабатывающие компании станут и производителями газа. Но дело в том, что газ — более сложная штука, чем нефть. Должна быть инфрастуркутра, газопровод, возможность этот газ продавать, а кроме Газпрома никто не имеет права экспортом зарабатывать.

Отличная тема — вообще у нас довольно высокая толерантность не только к плохой экологии, но и к действиям, приводящим к ней. Например, водитель на тебя смотрит с недоумением, когда просишь заглушить двигатель при длительной остановке (как же, летом мне нужен кондиционер!); краны с хлещущей водой в туалетах Шереметьево; Ту-154, которые выглядят будто взлетают с горящими двигателями из-за черного масляного шлейфа; не говоря уже о дизелях грузовиков и рейсовых автобусов, для заглушения которых навсегда, похоже, необходимы военные действия. Я думаю, все это — вопрос образования, общественного сознания и осознания персональной ответственности, которые у нас пока очень слабо развиты.

Для того чтобы бизнес заинтересовался утилизацией ПНГ, нужны экономические стимулы и, возможно, санкции, тоже экономические. Проблем несколько. Первая — в том, что этот газ нужно собирать, его нужно обензинивать. В таком виде, в котором его собирают, его невозможно сразу сжигать, сначала нужно выделять оттуда фракцию. Его можно либо сдавать в общую трубу, но это требует строительства как минимум промысловых трубопроводов, чтобы довести его до магистральной трубы, либо это требует строительства генерирующих мощностей, а если рядом нет крупного потребителя, то это опять становится экономически невыгодно. Эта задача не очень простая, и ее решение в широком масштабе требует крупных начальных инвестиций. А при недостаточно высоких ценах на газ такие инвестиции могут не окупиться, так что действовать исключительно методом кнута, т.е. просто заставлять, штрафовать компании, сложно. Во всем мире отношение бизнеса к вопросам экологии — это комбинация экономических, воспитательных мер и деловой этики. В России для многих компаний это пока некруто. Беспокоиться об экологии — пока удел очень крупных компаний, которые дорожат международной репутацией, которые конкурируют на международных рынках, где потребитель уже смотрит, при каких экологических условиях были произведены та или иная продукция или услуги. Это становится уже не просто респектабельностью, но и элементом в конкурентной борьбе. Мы тоже должны пройти этот длинный путь, по которому американские, европейские и даже азиатские страны идут уже несколько десятилетий. Важны экономические санкции и популяризация и со стороны правительства, и со стороны профессионального сообщества, и со стороны потребительских объединений — все это дает важный сигнал. Для меня вопросы экологии важны как для гражданина. Я работаю в финансовой сфере, которая не очень загрязняет окружающую среду, но, конечно, я вижу, насколько расточительно используются природные ресурсы в нашей стране, в том числе на бытовом уровне. Я вижу, как пользуются водой иностранцы и мои сограждане. Это вопрос не только материального стимулирования, но и культуры. Могу сказать, что моя дочь просто помешана на экономии воды. Им в детстве в обычной российской школе внятно объяснили, насколько это важно, сколько детей в Африке умирает из-за отсутствия воды, и теперь она просто не допускает, чтобы вода лилась сколько-нибудь избыточно. И это теперь часть ее внутренней культуры.

Попутный газ образуется не только при добыче нефти, но и при добыче угля. Насколько мне известно, разработку такой добычи начинали делать в ЮКОСе, но не довели до конца из-за известных событий. После развала ЮКОСа эти специалисты перешли в другую крупную компанию - и там тоже ничего не получилось. Сейчас они на улице.

Утилизация попутного газа - это совершенно необходимое направление в России, учитывая нашу сырьевую специфику. Я сама работала в полевых условиях в местах добычи газоконденсата и своими глазами видела, как сжигается не только попутный газ, но и сам газоконденсат в тех случаях, когда скважина была пробурена неудачно и происходила его утечка. Такие факелы видны за много километров (дело было в Казахстане).

Правильное отношение к экологии у промышленных предприятий должно воспитываться безусловно государством через налоги и санкции. А воспитание экологического сознания на бытовом уровне - это вполне посильная задача для медиа. Сейчас многие люди приходят к мысли, что бережно относится к природе - это так же естественно, как чистить зубы, элемент общей культуры, так сказать.