82 московские школы не набрали первых классов

Невостребованные школы будут закрыты. Здания вместе с учениками перейдут в ведение успешных учебных заведений

Иллюстрация: Сноб.Ру; фотоматериалы: сontrasto.it
Иллюстрация: Сноб.Ру; фотоматериалы: сontrasto.it
+T -
Поделиться:

Большинство оставшихся без первоклассников школ не смогли набрать учеников из-за невысокого качества предоставляемого образования, считает пресс-секретарь департамента образования Александр Гаврилов. Тем не менее, есть и исключения. Это учебные заведения, находящиеся в только что построенных и малозаселенных районах. Такие школы технически не способны набрать детей в первый класс.

В то же время в 30 столичных школах наблюдается явный перебор с желающими. В некоторых из них набор составил двести первоклассников. Именно этим школам достанутся здания и ученики тех учебных заведений, которые показали плохие результаты, отмечает Гаврилов. Когда именно это может произойти, в департаменте не уточнили.

Заместитель мэра Москвы Ольга Голодец на оперативном совещании городского правительства отметила, что ситуация со школами вряд ли изменится в ближайшее время – почти все дети уже распределены по школам.

Комментировать Всего 2 комментария

Проходящая реформа школьного образования в России — не первая и не последняя. Страна с начала 1980-х годов находилась в ситуации непрерывного реформирования школы, и нынешние 30–40-летние помнят, как мучительно решался вопрос о том, идти ли первый класс с шести или семи лет, или странный переход из пятого в седьмой класс из-за школьных нововведений. Нынешний этап реформы связан с географией и демографией, так же как и с экономикой.

Экономика превратила школы в автономные образовательные учреждения, в бюджете которых порой разобраться так же сложно, как в годовом отчете какой-нибудь сырьевой госкорпорации. География связана с продолжающимся переселением оставшегося сельского населения в малые и крупные города: где нет жителей, там и школа становится не нужна. Критики сокращения и укрупнения сельских школ говорят, что российская деревня вымирает из-за того, что оттуда уходит цивилизация в виде школы, сельпо, почты и т. п. Но процесс урбанизации начался не вчера, и прямая корреляция между оскудеванием села и закрытием школ отсутствует.

Демография также меняет портрет российской школы. Специалисты говорят о демографическом спаде, который является не только следствием социально-экономических трансформаций на постсоветском пространстве, но и знаком перехода страны в новое демографическое состояние, соответствующее западноевропейской ситуации. Демография сказывается не только на численности учащихся, которых действительно стало меньше по сравнению с 1970–80-ми годами. Демографические изменения касаются состава школьников: в российских крупных городах мигранты становятся более заметными не только на рынке труда, но и как потребители образовательных услуг. Новые условия требуют учителей нового типа, а встреча детей мигрантов и детей местного населения в школе обнажает острые проблемы межэтнических отношений.

При этом Москва — это особый случай. Население Москвы продолжает расти, потребности в школьном образовании не снижаются, но на первый план выходит проблема качества образования. Столичный мегаполис — город контрастов, где можно получить хорошее европейское образование, а можно купить диплом в переходе метро. Точно так же и со школьным обучением: по соседству с процветающей гимназией, чьи выпускники демонстрируют выдающиеся показатели ЕГЭ, нередко находится школа, давно ставшая пугалом для окрестных родителей. В школы с плохой репутацией мало кто хочет добровольно отдавать своих детей, и в результате система негативного отбора воспроизводится снова и снова. По сути, речь идет не о дефиците школьников, а о скачущем качестве школьного образования: недоборы возникают там, где репутация конкретной школы оказалась разрушенной.

То есть задача ближайшего времени — вернуть школьную подготовку на уровень, отвечающий минимально требуемым стандартам, чтобы система не напоминала горную гряду, в которой вершины знания чередуются с образовательными провалами.

А каковы стандарты? По-моему, этот вопрос важнее демографии. Не можем ведь договориться.