Как победить коррупцию в бизнесе. Репортаж

Cобственники, руководители крупнейший российских и западных корпораций, а также эксперты по вопросам коррупции поделятся опытом и обсудят стратегию борьбы с коррупцией в бизнесе

Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

Среди участников: профессор Лондонского университета (UCL) Алена Леденева, старший партнер Ward Howell Станислав Шекшня, директор ТНК-BP Алексей Када и руководитель центра международной спортивной экспертизы PricewaterhouseCoopers Сергей Сиротенко. Мероприятие организовали проект Debate Night и Talent Equity Institute / Ward Howell.

Дебаты пройдут в клубном офисе Cabinet Lounge.

Мы будем вести прямой репортаж.

Комментировать Всего 14 комментариев

Сергей Сиротенко представил участников и обозначил тему: будут говорить о коррупции в бизнесе, не касаясь коррупции в государстве, о конкретных стратегиях и  эффективных примерах борьбы с коррупцией.

Всем гостям выдали небольшие приборы  для голосования. Первый опрос (он же будет сделан в конце разговора): Может ли компания, работающая в России эффективно противостоять коррупции?

Результат голосования: Да: 58% Нет: 42%

Алене Леденевой дают первое слово: "Вы никогда не задумывались, почему в России всегда женщину пропускают первой? Потому что ситуация нездоровая, потому что опасно в России, и вот поэтому женщину пускают вперед как кошку в новый дом, которая на себя собирает все то, что в этом доме накопилось". Далее она продолжает:  У меня есть три вопроса для затравки дискуссии

1) Почему в России все вдруг борются с коррупцией? Это что мода такая? 

2) Как можно бороться, если это стратегия выживания компании в агрессивной среде?

3) Сколько здесь человек знает, какое место занимает Россия в коррупционном рейтинге?

С ответа на последний вопрос она начинает свой доклад. Россия на 154 место из 178 (результаты 2010 года). Наша государственная система настолько размыта, что любой бизнес в России начинается с коррупции. Начинать бороться с коррупцией надо с себя. Однако каждый говорит: "Можно не я первый буду бороться с коррупцией? У меня и так проблем достаточно". 

Дальше она рассказывает о замерах коррупции, которые она проводила. Результат такой: чем больше маленьких практик интегрируется под коррупцией, тем сложнее с ними бороться. Всего их 54, Трансперенси упрощает эту схему и предлагает следующие виды практик: взяточничество, сговор, конфликт интересов, кумовство, обман, гостеприимство. Мы, продолжает Леденева, сделали иначе: взяли медиа, и исследовали самые распространенные факты коррупции и опросили менеджеров, как часто они с этим сталкивались. Вот результаты:

1) Финансирование публикаций в региоальной прессе, радио и телевидения: 

25 — никогда, 18 — систематически, 75 — постоянно

2) Оплата желаемых судебных решений в судах: 

18 — иногда, 9,7 — пользовались этой практикой, остальные — нет. 

3) Конфликт интересов руководителей региональных подразделений: 78% сталкиваются с этим. 

Леденева подводит итоги: результаты исследований корпоративной корупции показывают, что реальными бенефициарами коррупции в большей степени выступают не чиновники а сами менеджеры компаний. Хотя в СМИ больше критики получают именно чиновники.

"Почему коррупции хорошо живется в России?" - спрашивает Леденева. - "Потому что это страна двойных стандартов, в которой правила не универсальны". В завершение она призвала слушателей к трем вещам:

1. Бороться не с короупцией, а с теми конкретными практиками, которые наиболее часто используются в компаниях. 2. Начинать с себя 3. Ставить под вопрос все мифы о корупции

Шекшня дополняет доклад Леденевой: 

Зачем бороться с коррупцией в России? Есть несколько категорий руководителей: 

1) коррупция создает конкурентные преимущества для их бизнеса

2) коррупция — это не про нас — эти люди для своего психологического комфорта выдавливают это понятие

3) коррупция — не здОрово, но мы не знаем что с этим делать и как к этому подойти. У них нет языка, механизма и как бороться с этим не получается 

Вот какие антикоррупционные схемы предлагают компании для самих себя: 

— создание и распространение внутренних практик и процедур

— использование знаковых акций для продвижения имилда компании

— использование службы безопасности

— обучение руководителей внутренним правилам по противодействию с коррупцией. 

Однако все эти схемы направлены исключительно внутрь компании и не отвечают реальности. То есть бороться вроде как надо, а с кем/чем и как, не ясно, — говорит Шекшня.   

Станислав Шекшня говорит, что все стандартные стратегии борьбы с коррупцией - тренинг, аудит, своды правил и прочие - не работают. На жалуются многие руководители корпораций. Дело в том, что стандартными способами бороться с неформальными практиками невозможно.

Чтобы эффективно противостоять коррупции, надо во-первых научиться о ней говорить, выработать язык, терминологию, которая позволила бы нам обсуждать конкретные проблемы. Во-вторых мы должны определить конкретные риски, понять какие практики приносят наибольших вред. Во-вторых, нужно понять каким образом можно измерять прогресс в борьбе с коррупцией, и решить как вознаграждать и наоборот наказывать сотрудников на этом пути. И последнее, самое важное - это личный пример руководителя компании, которых должен сам активно заниматься решением проблемы коррупции в компании.

По мнению Станислава, в нашей стране двойных стандартов и игры без правил возможны чудеса.Тут может существовать бизнес, которому  в самой неблагодарной среде удается противостоять коррупции

Алексей Када начинает свой доклад со слов: "Наша компания ТНК-BP нетерпима к коррупции, и я готов представить вам наши результаты работы и рассказать, как мы работаем в России". 

Коррупция, на наш взгляд, — это вирус, который поражает организацию, причем самые разные сферы деятельности ее: социальную, закупки и реализацию, взаимодествие с властью, сотрудников и по цепочке — политику и экономику. Основная задача компании — противостоять вирусным заболеваниям. Среди профилактических мер Када называет следующие: соблюдение требований деловой этики, соблюдение действующего законодательства, обучение сотрудников, правильная коммуникация внутри корпорации и вовне ее. "Еще есть один базовый принцип, который звучит так: знай своего партнера, потому что вирусы передаются сами знаете как". 

Када показывает схему "Добросовестность и безопасность VS коррупция в закупках", которая наглядно демонстрирует, что для борьбы с коррупцией нужна полная и безоговорочная прозрачность. Дальше Када рассказывает о ноу-хау компании ТНК-BP: "Мы создали:

— региональные советы, где обсуждают, что может сделать компания, чтобы противостоять коррупции.  

— конфликтные комиссии, на которых идет разбор проблем. Этот институт полностью независим от бизнеса, здесь работают только юристы и служба безопасности, сотрудники которых расссматривают жалобы на неправомерные действия сотрудников и поставщиков.  

— ежегодный слет поставщиков и подрядчиков, где встречаются руководители региональных подразделений, чтобы установить нормальный диалог внутри компании и с клиентами".   

Эммм... А про откаты забыли? Это когда, например, некий человек в некоторой компании говорит тебе, когда ты к нему приходишь: ОК, наша компания будет пользоваться вашими услугами/продавать ваши товары/и т.п., но взамен Я хочу мой процент... Т.е., взяточник наживается за счёт своей компании, которая иначе, возможно, получала бы более эффективные услуги и т.п....

"Мифы о коррупции"... Помнится, работал я как-то для турок... Так вот, чтобы договориться с "пожарником", им пришлось заключать договор с подрядчиком, который выполнял работы по противопожарной обработке конструкций чуть ли не вдвое дороже, чем в среднем в Москве, - но именно его рекомендовал "пожарник"...

Вообще, подозреваю, что множество коррупционных схем не получают достаточного освещения, в силу того, что раскрывать их - не в интересах обеих сторон...

Хотя, обвинять бизнес в применении коррупционных схем - совершенно неправильно. Так как в условиях, когда часть предпринимателей пользуется такими схемами, остальным остаётся либо делать то же, либо уходить с рынка, так как коррупция позволяет существенно экономить...

А часть бизнеса в нынешней ситуации просто неминуемо будет пользоваться коррупционными схемами: именно потому, что соответствующие государственные инстанции устроены как раз так, чтобы работать по этим схемам...

Говорить же о борьбе с коррупцией - просто смешно. Я не говорю о внутренней коррупции в бизнесе - это внутренняя проблема компаний... А государство в этом направлении не делает ничего существенного. Воспитывая этим терпимое отношение к коррупции, и обеспечивая проникновение её во всё новые сферы жизни.

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова

Про откаты, конечно, не забыли. Там был с десяток пунктов, решили остановиться на первой пятерке

Ну, понятно, разговор как раз о "внутренней" коррупции, о том самом, что я упоминал... Эта коррупция, конечно, тоже неприятная, но она, при желании, выводится... И такое желание как раз обычно должно присутствовать, если только корни не идут к кому-то в руководстве компании...

А вот коррупция государственная - без желания государства - неуязвима...

Алексей Када рассказал, что после того, как в ТНК-BP были обнаружены нарушения, компания уволила несколько топ менеджеров и усилила борьбу с коррупцией внутри корпорации.  Они взяли курс на делегирование полномочий. Теперь любое решение по сделке принимает конкретный человек, который наделяется всеми полномочиями и ответственностью. Он может прислушиваться к советам и рекомендациям коллег или отказываться от них. Так же был упрошен процесс принятия решений по срочным закупкам, решения по ним так же принимают конкретные сотрудники.  

Также были расширены корпоративные стандарты  - вырос перечень людей, некоторых распространяется  понятие "конфликта интересов". Раньше это были ближайшие родственники, теперь это и двоюродные братья-сестры, и бабушки, дедушки.

Один из важнейших принципов компании: "Мы не работаем с контрагентами которые идут на сговор с нечистоплотными менеджерами"

Полное ощущение, что у участников дебатов есть горячее желание обсудить тему, однако, как только они берут микрофон, становится очень грустно — у всех какие-то тяжелые высказывания:

— Да, есть, но не знаю уже как еще бороться, — говорит один тоном женщины, которая ужасно измучена детьми и алкоголиком-мужем.

— Да, мы боремся, — говорит другой с интонацией ребенка, который обещает исправить очередную двойку в четверти по английскому.

— Да нет у нас коррупции в компании, — говорит третий, — я ее не замечаю. (Какое лукавство! А зачем вы сюда пришли?) 

Что сказал Путин о коррупции в Кремле

В ответ на вопрос одного из слушателей про чиновничью коррупцию Алена Леденева, подтвердила, что это важнейшая проблема. В литературе про коррупцию встречаются метафоры, которые очень точно описывают ее. Коррупцию называют вирусом, болезнью. А теперь часто говорят, что это симптом. Действительно неформальные практики, которые входят в понятие "коррупция",  указывают на конкретные болезненные точки в законодательстве, дырки в системе, специально поддерживаемые для более удобного взаимодействия с бизнесом.

"Рыба гниет с головы, это так" - говорит Леденева. "В системе у нас нет личного примера и похоже, что долго еще не будет".

Она также рассказала, что в 2005 году на собрании Валдайского клуба разговаривала с Владимиром Путиным о коррупции в Кремле. Она спросила у него о способах борьбы с коррупцией в Кремле, о том, какую информацию он собирает на своих сотрудников, как  борется с коррупцией среди ближайших сотрудников. На что он "с ослепительной улыбкой" ответил, что в Кремле коррупции нет, а бюджет разворовывают в Белом доме. Кроме того Путин сказал, что задача борьбы с коррупцией - это задача следующего президента, "и он ей займется" - пообещал Путин. А его задача - это экономический рост.

В завершение разговора снова опрос:

Может ли компания, работающая в России, эффективно противостоять коррупции?

Да - 67%

Нет - 33%

Да в бизнесе коррупция - это вопрос чисто управленческий, если мы говорим о внутренней коррупции. Он решается довольно легко.

А вот коррупция вовне, которая ведется с согласия руководства, это уже иной вопрос. В здоровых компаниях он всегда упирается в анализ соотношения вероятных прибылей и рисков.