Александр Рохлин: Жар-птица и Иванов

+T -
Поделиться:

Фото: Foto S.A/Corbis
Фото: Foto S.A/Corbis
До Иванова все было плохо. Просто ужасно. Стыдно рассказывать и детям в глаза смотреть. Если бы не болезненная тяга автора к правде, я бы про эту доивановскую эпоху вообще не писал. Но совесть упряма, как трамвайная линия. Приходится брать себя в руки и открывать глаза на положение вещей.

А положение вещей таково: до Иванова во всей Российской Федерации не было ни одного чистокровного бойцового петуха...

Скептики и трезвенники меня не поймут. У нас много чего нет в народном хозяйстве. И поважнее чистокровных петухов. И я так думал, пока не встретил, не увидел, в руках не подержал. Сообщаю вам, что бойцовый петух — это явление особого порядка. Жизнеутверждающее и философское.

Я вам сейчас это докажу. Историей про одного колхозника, селекционера-самоучку, признанного мировым сообществом куроводов лучшим в своей области.

Откуда взялся Александр Иванович Иванов? Из Ивановки. Родное село героя затеряно в заболоченных просторах Западной Сибири и в нашей истории не принимает деятельного участия. Герой покинул малую родину еще младенцем. Нынешний пятидесятидвухлетний Александр Иванович Иванов живет в селе Ивановском, в семи верстах от Невинномысска Ставропольского края. Обыкновенное южнорусское село вдоль шоссейки на высоком и осыпающемся берегу реки Зеленчук. Впрочем, для Иванова это место — единственный невыдуманный рай на земле. Когда он о нем говорит, будь то о полях, или о жиденькой полосе леса, оврагах, или об излучине реки, то голос его скоро начинает дрожать от неподдельного волнения. И я боюсь, что он вот-вот заплачет! Это немного пугает. Мужик-то он видный! И ростом бог не обидел, и голосом, и кулачищами. Глаза голубые, борода трехцветная. Живет постоянно на бегу, как пружина, которая напрыгаться не может. Говорит всегда взахлеб. Дышать не успевает. К времени у него особое отношение. Он никогда не помнит, что в каком году с ним приключилось. Поэтому Иванов всерьез собирается жить до ста пятидесяти лет. Чтобы все успеть. Прозвище носит «Колхозный ОМОН».

Здесь делаем первую остановку.

Александр Иванович занимает в структуре села особое положение. Он руководит бригадой полевых стражников. То есть охраняет поля и угодья колхоза имени Чапаева от расхитителей. Слезы в голосе не подходят к подобному образу. Однако война с ворами занимает значительную часть жизни Александра Ивановича. Он, собственно, в ней живет. Хотя о боевых действиях рассказывает вскользь, все время съезжая на любимых птичек, кур, уток и скворцов.

Иванов рассказывает про лук, ночную засаду и выход на разбойников:

— Раз такое дело, я ему — шасть в зубы! А он на меня обрез и стреляет. Все, думаю, кранты. И тут чувствую, что-то меня в сторону отталкивает, и выстрел мимо. Это Граф, овчарка моя. Мне дробью навылет палец простреливает и плечо обжигает пороховой пылью. А Графу выбивает позвоночник... Собака меня спасла.

Обрез, выстрелы, кровь, собака под пулями... Это и есть колхозная жизнь?! Антоновщина какая-то.

— А он бежать. Пока напарник мой с собакой остается, я за ним. У самого даже палки в руках нет. Только фотоаппарат на шее болтается. Догоняю, он оборачивается и опять на меня обрез в упор. И думаю: вот оно, хоть сфоткать его успеть. Будут знать, кто убил. Бац — осечка, а я успел кнопку нажать. И потом уж по полной отметелил гада. Такую собаку мне загубил!

— Что, и фотография сохранилась? — тихо изумляюсь я.

— Конечно, — говорит Иванов, — потом покажу.

— А зачем вы с фотоаппаратом на дежурство ходите?

— Охрана тут ни при чем, — отмахивается Иванов. — Я, признаться... — люблю за птицами наблюдать. Замечу гнездо и, пока никто видит, залезу на дерево. Любопытно мне с детства, как они там живут. Вот и наблюдаю, фотографирую...

При этом сохранность урожая колхоза имени Чапаева Кочубеевского района Ставропольского края составляет сто процентов. Скептики скажут, что такого не бывает. Бывает. И причина тому блестящее знание колхозной психологии и боевые тактические навыки Александра Ивановича, полученные им на службе в Советской армии. Служил он в спецназе частей N на севере Украины.

И хотя, на мой взгляд, секретность этих подразделений уже лет двадцать как не секрет, Александр Иванович просит не указывать точного названия. Военная тайна, святое дело.

На вверенных ему овощных гектарах Иванов всегда неожиданно оказывается перед воришками. Как камень с неба. Как коршун на цыпленка. У него в прошлом двадцать два прыжка с парашютом, в том числе и со сверхмалых высот. По оперативным сводкам, он неоднократно выходил безоружным против разбойников с ножами и всегда одерживал победу.

А директора колхоза им. Чапаева в прошлом году неизвестные забили насмерть арматурными прутами. Вот такая колхозная жизнь.

Пора нам к главной теме вернуться. Поскольку мировое признание Александр Иванович получил все же не за овощные баталии. Как сообщалось ранее, раньше в стране не было ни одного чистокровного бойцового петуха.

А Александр Иванович Иванов с детства мечтал о трех вещах — о двух-этажном доме из белого кирпича, личном тракторе МТЗ-80 и... о бойцовой курочке. Увидеть. Живьем. Хотя бы одним глазком. Когда «Колхозный ОМОН» о своей мечте говорит, на глазах становится меньше ростом. С первыми двумя желаниями в золотой рыбке нужды нет. Трактор у Иванова был. Двухэтажный кирпичный дом вот уже двадцать лет строит. Своими руками. А с курицами вышла сказочная история.

Представьте себе разведчика-спецназовца с голубыми глазами, который возвращается младшим сержантом в родное село и между делом выписывает журнал «Приусадебное хозяйство». И так углубляется в изучение куриных пород, что через год знает о них все. Или почти все. Однажды в том же журнале он обнаруживает телефон президента клуба бойцовой птицы Гришакова Юрия Александровича. Гришаков живет в Москве. А Иванов вдруг понимает, что созрел для разведения. (Заметим вскользь, что по двору Иванова в разное время хаживало до тридцати шести видов всяческой домашней птицы. Птицеводство быстро переросло в страсть.)

Короче, Александр Иванович принимает второе по важности решение в жизни (первое — на Клавдии Павловне жениться).

Продолжение тут.