Члены клуба «Сноб» посмотрели «Дориана Грея» в постановке хореографа Мэтью Боурна

Предстоящий показ «Дориана Грея» вызвал в городе легкий ажиотаж. Оно и понятно: жизнь викторианского Лондона в балете показана на современном материале. Дориан превращен в манекенщика, а художник Бэзил в модного фотографа. Лорд Генри же теперь — стервозная редакторша глянцевого журнала, похожая на Миранду Пристли из фильма «Дьявол носит Prada», которая в свою очередь списана с реальной руководительницы американского Vogue Анны Винтур

Фото: Дмитрий Коротаев
Фото: Дмитрий Коротаев
+T -
Поделиться:

Снимать во время спектакля запрещено, поэтому предлагаем составить представление о нем по общедоступному ролику из YouTube.

 

 

А вот по этому видео можно ухватить атмосферу московской премьеры спектакля:

Перед третьим звонком я спросил у члена клуба «Сноб» Льва Карахана, что он ожидает увидеть на сцене.

 

Ожидания оправдались. Предельно глянцевая картинка, понятные мизансцены, гомоэротика. В отличие от академического балета, где с помощью танца передают какие-то вещи, взятые из мифологии или эпической литературы, скажем, невыносимое любовное томление, противостояние добра и зла или мучительную смерть, — постановка Боурна настолько близка к реалиям фэшн-тусовки, что даже не требует знания текста Уайльда. Хотя сюжет его балета тоже базируется на мифе, устоявшемся в Голливуде. Это история о разложении героя, попадающего на вершину удовольствий и роскоши. Вот герои на презентации, а вот в ночном клубе, где сверху крутится череп Дэмиена Херста, превращенный в диско-болл. Вот подбираются модели для рекламы новых духов. Вот фэшн-съемка. А здесь танцовщики упиваются водкой и нюхают кокаин. Сцена гомосексуального секса. Гетеросексуального секса. Группового секса. Отчаяние. Раздвоение личности. Страшная внутренняя борьба. Вот убийство. Вот еще одно.

А вот Виктор Мизиано делится своим мнением в антракте.

После спектакля на чествовании Боурна, устроенном на балконе Театра имени Моссовета, о своих впечатлениях мне рассказали другие члены клуба. Олег Пименов оказался яростным фанатом балетов английского хореографа, хотя «Дориана Грея» он считает самой слабой его постановкой.

 

Игоря Маркина смутил гей-контекст постановки. Но все же он признался, что сексуальные сцены «Дориана Грея» вдохновили его.

Архитектор Сергей Скуратов тоже остался доволен.

Жена ресторатора и художника Евгения Митты галеристка Елена Баканова недавно стала главным редактором журнала Blacksquare. Я спросил у нее, насколько верно Мэтью Боурн показал работу глянцевого издания.

А вот мнение главного редактора газеты «На Рублевке» и большого любителя Большого театра Эдуарда Дорожкина.

Английские танцовщики, еще полчаса назад лазавшие по телам друг друга, теперь скромно сидели на парапете. Я спросил у них, отличается ли реакция публики в Москве и Лондоне.

Убийство Бэзила у Боурна решено как сцена из триллера — Дориан забивает его в ванной фотоаппаратом. Я спросил у исполнителя главной партии, не снится ли ему этот эпизод в кошмарах.

Автору постановки я задал три вопроса: столь радикально изменив обстоятельства истории Оскара Уайлда, пытался ли он вложить в нее новый смысл? Правильно ли заниматься критикой гламура при помощи самого гламура? И, наконец, не возникало ли у него желания сделать балет из какого-нибудь русского сюжета? Например, осовременить Достоевского?