Легальное изнасилование

Швеция очень хочет осудить Джулиана Ассанжа за насилие над женщиной. За то, что он не использовал презерватив. Дважды. Звучит очень прогрессивно и назидательно: мужчины должны уважать женщин и их желания, иначе «будет плохо». Но вся эта ситуация повернулась таким образом, что из огромной проблемы — сексуального насилия — делают очередной глобальный фарс

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Британский суд постановил выслать Ассанжа в Швецию, что вызвало ярость у местных феминисток, которые уже называют свое правительство лицемерным. Дело в том, что в Британии мужчину никогда бы не смогли привлечь к ответственности по обвинениям, которые шведки выдвинули против бывшего хакера. Даже с рассмотрением более серьезных жалоб от жертв насилия в Соединенном Королевстве большие трудности.

Общество «Женщины против насилия» (Women Against Rape) уже тридцать лет помогает жертвам сексуальной агрессии, которые, по словам активистов, не могут не то чтобы добиться справедливости, но и элементарного уважения, сочувствия.

Изнасилованным женщинам обычно не верят. Особенно если произошло так называемое «серое изнасилование», то есть когда она «сама пришла», но при этом не захотела или передумала заниматься сексом, а мужчина ее заставил.

«Я росла в пригороде, где изнасилование считалось обычным делом, — говорит в дискуссии, которую устроила британская газета Guardian, писательница Бонни Гриир. — Такое было и в моей семье, я знаю случаи насилия над мужчинами и женщинами. Я много раз сопровождала друзей в полицию, где копы смотрели на них и думали: ”Раз ты сама пошла к нему домой, то это не изнасилование, так ведь?”»

И в Британии, и в Америке сотни организаций, которые занимаются просвещением женщин, поддержкой, дают укрытие, помогают общаться с врачами, полицией; которые устраивают пикеты, парады, пишут статьи и книги, чтобы расшевелить общество, заставить его по-другому относиться к этой проблеме. Но мужчины у власти даже в наши дни показывают совершенно оголтелый цинизм.

Совсем недавно в США оскандалился очередной республиканец, Тодд Акин, который заявил, что «женский организм сам по себе сопротивляется беременности во время легитимного изнасилования». Это случилось во время дискуссии по поводу запрета абортов, который продвигают республиканцы. Вопрос Акину был такой: «А если женщина беременеет, когда ее насилуют, можно ли ей будет делать аборт?»

Это «легитимное изнасилование» уже вошло в историю. Кандидат в сенат имел в виду преступление, которое суд признал изнасилованием, но такие вещи не зря называются «оговорками по Фрейду». Ну, и если политик на всю страну уверяет, что женский организм вообще отлично справляется с изнасилованием, даже не беременеет в знак протеста, то понятно, какое у чиновников отношение к этой проблеме и вообще к женскому вопросу.

Швеция, безусловно, намного более прогрессивна в смысле гендерного равноправия и защиты интересов женщин. Тут работает Закон неприкосновенности личности женщины — он учитывает каждый удар, каждый акт сексуального принуждения и психического насилия, совершенные против женщины каким-либо лицом, например, мужчиной, с которым она состоит в близких отношениях.

В Швеции лет десять доминируют идеи феминизма, но, к сожалению, у этого есть не только светлая сторона. Феминистки в идеале выступают за равенство с мужчинами — и по закону, и фактически. Но пример той же Швеции, где очень сильное женское лобби, показывает, что женщины во власти так же консервативны, нетерпимы и радикальны, как патриархальные мужчины.

Например, прокурор, которая возбудила дело против Ассанжа, известна как человек крайних взглядов, которая высказывается в таком духе, что в спорной ситуации мужчину лучше посадить, тогда у женщины будет время как следует обо всем подумать.

А вторая истица по делу Ассанжа в свое время подала жалобу на однокурсника лишь потому, что он невнимательно слушал на лекции и таким образом сексуально доминировал. Его исключили. Но перед тем студент поспешил извиниться, на что девушка написала еще одну жалобу, где сообщила, что он тем самым увеличил ее страдания и опять шовинистически доминировал.

С одной стороны, это, конечно, дело шведов, с помощью каких законов они решают свои личные проблемы, и Скандинавия на сегодня — это самая комфортная для женщин часть мира, что важно, если вспомнить, что, например, в США женщины до сих пор зарабатывают на 23% меньше, чем мужчины.

Но при этом очевидно, что судебные разбирательства по делу того же Ассанжа больше напоминают семейные разборки, полные мелких, но истерических попреков.

Совершить преступление и быть мудаком — все же тут есть разница, и если дискриминацией по половому признаку скоро будут считать взгляды и мысли, то мы просто выйдем на новый уровень шовинизма.

Понятно, что все политики, чиновники, дипломаты и военные возликовали, когда Ассанжу неожиданно предъявили иск, да еще и в Швеции, где те же феминистки (будущие истицы) встречали его с широко распахнутыми объятиями (и ногами). Это был светлый день в жизни тех, чьи файлы попали в интернет. Сколько пива было выпито, сколько раков было съедено. И пресса, разумеется, тут же сделала из этого сенсацию — всего-то за пару лет было написано столько материалов, где фигурировало насилие над женщинами, сколько не было опубликовано за последние 100 лет.

Только в мире есть куда более страшные преступления против женщин, которые по странной причине никого не волнуют.

В 1998 году Британия отказалась выдать диктатора Аугусто Пиночета Испании. Он нес ответственность за убийство и исчезновение более 3000 человек, 30 000 подверглись пыткам, включая насилие над почти 3000 тысячами женщин, над которыми издевались, заставляя, например, совокупляться с собаками. Несмотря на то что каждый день у парламента стояли пикеты, в том числе из жертв преступлений диктатора, Британия спокойно сняла с Пиночета обвинения до 1988 года, но так и не выдала его Испании, а отправила домой, в Чили.

Что, собственно, демонстрирует историческое невнимание к проблемам насилия и указывает на политический гамбит в деле с основателем «Викиликс».

Есть мнение, что вся суета с экстрадицией Ассанжа в Швецию за преступление, которое в Британии даже не считается преступлением (имеется в виду отказ использовать презерватив), только ради того, чтобы Швеция выдала Джулиана США. Потому что если сейчас осудят рядового армии США Брэдли Мэннинга, которого обвиняют в том, что он передавал секретные документы Ассанжу, то сразу же выдвинут иск и против Джулиана. (В принципе, Швеция не обязана выдавать преступников США, так как в Америке есть смертная казнь, а в Швеции — нет, но никто не знает заранее, как получится договориться.)

Но как бы то ни было, этот случай, к сожалению, уже превратился в пародию на все те усилия, которые предпринимают борцы за права женщин. С одной стороны, мы видим хрестоматийных мужланов от политики, которые хотят запретить аборты и используют женские страдания в своих целях. С другой — мстительные бабенки, у которых вдруг появилась возможность утереть нос очередному сексуально озабоченному нахалу, который с утра забыл, как их зовут.

Это обесценивает старания очень многих людей, которые многие годы помогают жертвам, которых насилуют не то что без презерватива, а с разрывом внутренних органов, пытают, которых используют как секс-рабынь и которые каждый день переносят психические и физические унижения только потому, что обществу проще играть в какие-то политические и межполовые игры, чем обратить внимание на реальных жертв своего самоуверенного равнодушия.