Катерина Мурашова /

33805просмотров

Стать инвалидом

Лето — удобное время для экспериментов на детях. Они сидят на даче, многие отлучены от любимого компьютера жестокими родственниками (которые испугались результатов моего предыдущего исследования) и находятся в состоянии сенсорной депривации

Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
+T -
Поделиться:

А если ее (депривацию) еще усилить? И заодно обострить некоторые чувства и приобрести новый опыт?

Дети и молодежь любят эксперименты, это все знают. Почти все исследования, о которых в последнее время пишут, выполнены на студентах. Студенты очень нерепрезентативная выборка, если говорить о популяции в целом, поэтому выводы ученых иногда бывают очень смешные. Я уже — увы! — давно не ученый, и выводов почти не делаю. Только опрашиваю людей или эксперименты ставлю. Остаточная, почти рефлекторная исследовательская активность.

В моем новом эксперименте участвовало 38 семей (в них — 20 девочек и 18 мальчиков). Предложено было пятидесяти (для ровного счета). Подростки согласились все, но 12 родителей категорически отказались. Из суеверных, как мне показалось, соображений, хотя вслух было сказано что-то другое.

Возраст участников эксперимента — от 13 до 18 лет. Подросткам предлагались очень простые условия: на одни сутки стать «инвалидом» — либо не видеть, либо не говорить/слышать, либо перестать самостоятельно ходить.

Выбор вида «инвалидности» предоставлялся подростку. Но я, конечно, рекомендовала. Причем руководствовалась вот чем: подростки все были знакомые, поэтому младшим (13–14 лет) я рекомендовала «инвалидность», не совпадающую с их ведущей сенсорной модальностью (откровенному визуалу советовала стать глухим или неходячим — это все-таки полегче), а старшим (15–18 лет), наоборот, рекомендовала режим наименьшего благоприятствования (аудиалу — «оглохнуть», кинестетику — залечь на сутки в кровать).

В результате выбор распределился так:

  • 13 подростков выбрали «не ходить»,
  • 15 подростков — «не говорить, не слышать»,
  • и только 10 — «не видеть» (с самого начала многие говорили: «не видеть — самое страшное», что подтверждало уже имеющееся у меня мнение, что наша культура все-таки преимущественно визуальная).

Сразу хочу сказать: 20 из 38 — это была «старая гвардия», то есть те, кто принимал участие в моем эксперименте с гаджетами. Остальные 18 — новый «призыв».

После окончания эксперимента участники должны были описать все происходившее по схеме, которую я им раздала (чтобы не растекались мыслию по древу), и прислать мне это описание по электронной почте. Мои знакомые, которым я рассказала о своей задумке, смеялись надо мной: «Подростки? На даче? Да они сразу все забудут, и никто тебе ничего не пришлет!» Но, видимо, сам мой образ как-то провоцирует железную дисциплину, и из меня получился бы идеальный армейский сержант — к концу июля я получила 45 (!!!) писем! Отозвались 37 «моих» подростков, и еще трое из них привлекли в эксперимент своих дачных друзей, заставив потом написать отчет и прислать его мне.

Вот схема отчета:

  • Что показалось простым?
  • Что было самым сложным?
  • Что нового узнал о себе? О семье? О других людях? О мире?
  • Чувства, которые испытывал, когда был «инвалидом».
  • Чувства после окончания эксперимента.
  • Если эксперимент не удалось завершить, попытаться проанализировать и описать причину.

Самые интересные места из результатов я еще опишу в следующем материале (когда очно поговорю с некоторыми из моих «подопытных»). Выводы, если читатели захотят, можем попробовать сделать вместе.

А сейчас — в самых общих чертах.

Эксперимент с «инвалидами-опорниками» завершили все 16 подростков, приступивших к процессу. Шестеро благополучно просидели весь день за компьютером («я же инвалид, мне можно»), еще шестеро читали, слушали радио, смотрели телевизор и болтали с пришедшими навестить их изумленными приятелями и приятельницами. Все почти с удовольствием принимали уход семьи («прикольно, ты за компом сидишь, а бабушка, вместо чтоб ругаться, тебе еду носит»). Только четверо с помощью различных приспособлений или друзей выбрались во двор. И только один — на улицу.

Самой большой сложностью среди группы «глухонемых» многие назвали — «заткнуть уши, чтоб и вправду не слышать» и «помнить все время, что говорить нельзя». Тут выделился в креативе один папаша, который вспомнил Одиссея и сирен, предложил залить уши чаду воском и изъявил немедленную готовность съездить в ближайшую церквушку за материалом. Из 18 человек этой группы, вошедших в эксперимент, благополучно завершили его 16. У одного мальчика к вечеру начались слуховые галлюцинации («все время казалось, что кто-то внутри головы меня по имени зовет»), и он разумно все прекратил. Другой мальчик благополучно лег спать, но проснулся в кошмаре и побежал к родителям — разговаривать и слушать утешения. Кстати, многие из этой группы писали о кошмарных снах в ночь эксперимента и даже в последующие.

Из 12 человек «слепых» эксперимент завершили только половина. Причины такие: «стало скучно», «нечего делать», «на все натыкаешься, синяки», «темно, неприятно».

Зато отчеты шестерых завершивших буквально пестрят восклицательными знаками и почти восторгом. «Спасибо, ужасно интересно — я столько всего узнал!» «Научился всех домашних по запаху и по походке различать!» «У всех моих подруг руки на ощупь совсем разные!» «Вечером не мог заснуть — сколько всяких звуков у нас в доме! Почему я их раньше не слышал?!» И самое, пожалуй, удивительное из всего: «Я слышал, как плывут облака».

* * *

В девять часов утра 3 сентября я вышла после отпуска на работу. Регистратор подмигнула мне: «Екатерина Вадимовна, вас там молодой человек уже полчаса дожидается».

Он стоял возле стола, где обычно лежит журнал с предварительной записью (сейчас журнала не было).

— Здравствуйте, я хотел записаться.

Пропавший 38-й. Почти 19 лет. Кто-то из читателей, может быть, его помнит — это тот самый юноша, который в эксперименте с гаджетами шел много часов и километров подряд, из одного конца Петербурга в другой. Конечно, я назначила его «инвалидом-опорником».

Уже к 11 часам утра он вылез со двора на улицу дачного поселка, приспособив для передвижения садовую тележку на колесиках и отталкиваясь обмотанными тряпками кулаками. Полный фурор. Собаки облаивают и норовят вцепиться. Весь поселок соболезнует бабке, у которой «внучок-то совсем рехнулся». Младшие бегут следом веселой ватагой. Сверстники крутят пальцами у виска. К вечеру пьяненький дедок принес к штабелю бревен, где расположился «инвалид» с компанией, полдюжины бутылок пива, зеленого лука, хлеба и предложил помянуть его старшего покойного дружка, который «после войны вот на такой же штуковине и ползал».

Этим опытом не удовлетворился. Максималист. На следующий день наметил «полную парализацию». Продержался полдня. Лежал, глядел в потолок и думал только об одном: «И ведь никак не покончить с собой. Нет возможности, никак». За полдня стал убежденным сторонником эвтаназии (до этого был также решительно против). Бабка приносила еду, есть не хотелось, но заставил себя поесть с ложки (эксперимент!). Еда была вкусная, но тошнило. Смотреть телевизор тоже не хотелось, друзей прогнал. Радио слушал. Сломался, когда захотел писать. Бабка предлагала: ну хочешь, дружка твоего позову, он баночку подставит? Стиснул зубы до хруста, почти разревелся. Не смог.

Сейчас смотрит в сторону: «Всем надо пробовать. Всем. Еще в школе. Обязательным уроком. Надо учить. Это колоссальное количество информации. О себе, о других. Так просто и сразу. Но я, взрослый, и опять не смог. Как с гаджетами. Слабак».

— Не неси ерунду! — говорю я. — Ты все сделал правильно. Теперь еще люди прочтут и задумаются. Спасибо тебе.

***

Потом еще подробности будут. Если хотите, сделаю материал про самое интересное. Там уже сейчас есть из чего выбрать. Читателям решать.

Комментировать Всего 27 комментариев
Думаю, последнему мальчику из Вашего примера наверняка будет очень интересно посмотреть фильм "Море внутри"

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Катерина, я очень хочу, все сделайте! Мне почти на каждую Вашу фразу есть, что сказать :-)))

Сначала не по теме

Растекаться мыслию по древу.

Совсем недавно узнала что растекаться, не "мыслию", и "мысью". Так (похоже на слово мышь) назывались в древности белки.

Делюсь потому, что была в ошеломленном восторге, когда узнала (папа к чему-то сказал). Не могла поверить, пошла читать компьютер. И что вы думаете? Мне 43, а родители опять правы! :-)))

Эту реплику поддерживают: Михаил Березович, Мария Марченко

Ага, Лен, я тоже когда-то читала про белку, но мне про мысль просто больше нравится! :)) Я как-то вот этого образа, как белка "растекается", не вижу. Она скорее мелькает и исчезает, что ли... А вот как мысль по бревну такой жидкой детсадовской кашей растекается, очень даже вижу...

Представьте себе кошку, гибкую и тянучую, которая то сожмется в комок, то распластается на полдивана. Белка физиологически чем-то похожа, и может растягиваться вдоль ветви, действительно "растекаясь" своим телом, а потом снова собираясь. Трудно словами описать, но Вы, надеюсь, представили себе.

Попробовала себе представить растекающуюся на кошачий манер по ветке белку. Сразу признаюсь: получилось плохо :)) Кошка - хищник, охотящийся из засады, способна к медленным (маскировка) движениям. Белки очень подвижны, их жизнь (и физиология) совсем по-другому устроена. Но, разумеется, мой опыт ограничен (у меня за жизнь всего четыре белки было). Может быть, Вы лучше знаете этих зверьков.

у нас под окнами белки постоянно даже по проводам электропередач бегают. так они растекаются по проводу и замирают, а потом опять бегут=)

У меня белки прямо во дворе бегают (из парка соседнего заходят на помойку подкрепиться). У нее другая манера двигаться, чем у кошки, Вы правы. Но есть похожий на кошку растягивающийся как пружина позвоночник, благодаря которому длина тела у белки меняется чуть ли не вдвое (визуально). Если прибавить к этому положение лап и хвоста, то впечатление о растекании по ветке полное.

Очень интересно следующее:

- Узнать мотивацию детей, о том, какую именно депривацию они выбирали. Понимаю, что это отдельная тема, по которой можно рассматривать как корреляции между типами личности, так и между некими другими систематизируемыми обстоятельствами.

- Отдельно интересно изучать согласившихся и отказавшихся родителей по их собственным параметрам (их десткого опыта, их веры, их опыта с болезнями своих детей и т.п.).

- Отдельно интересно понять в детях, у которых были кошмары, какова связь с экспериментом и кошмарами - очевидно, эксперимент стал триггером. Сравнение с детьми, для которых это было "развлечение". Найти ключевые различия. Интереснов  контексте суб-дисциплины "позитивная психология". Завкафедров психологии в университете Пенсильвании Мартин Селигман (в свое время служивший председателем американской психологической ассоциации) выделил ее в отдельный раздел. Я когда-то про это писала. У него есть книга "Оптимистичный ребенок". По-моему это практически единственная книга, которую вообще стоит читать о воспитании детей.

Это то, что сходу в голову пришло. Думаю, что как только начнем говорить, конца края раскопкам не будет!

Эту реплику поддерживают: Мария Марченко

Ага, я, конечно, давно не исследователь, да и исследование так себе (ведь все происходило вообще без меня), но за какие-то ниточки я попробую потянуть. Кстати, отказавшиеся родители сразу решительно заблокировали все мои попытки хотя бы приблизительно понять, в чем дело. "У него будет летом много дел и вообще..." - где-то так.

Катерина, термин "глухонемые" - не совсем верный т.к. есть немые которые слышат, а есть глухие которые говорят, но очень плохо, сам же процент глухонемеых очень мал.

Да, конечно. Но мы-то с моими подростками объяснялись так:

Я: значит, будешь либо как слепой музыкант у Короленко, либо как Герасим у Тургенева, либо как Павка Корчагин у Островского...

Они: а кто такой Павка Корчагин?

Я: Ну ты его не знаешь. В общем, ходить не можешь.

Они: Ага. Тогда я лучше Герасимом. А Муму в конце эксперимента топить не надо? А то я животных люблю...

Где-то так...

Эту реплику поддерживают: Павел Новиков

Я думаю была сложность "побыть" глухонеым в том, что от природы у глохонемых людей развиты другие органы восприяти, осязания, обоняние и в этом плане, испытуемым где -то  труднее.

Да, конечно, мой замысел во многом был в том, чтобы вот это "включить", но много больше включилось у "слепых". Наверное, это из-за того, что ведущая модальность цивилизации все-таки визуальная, и "глухонемые" продолжали смотреть как прежде, а вот часть "слепых", потеряв видимый мир, вынуждены были включать дополнительные модальности и, несмотря на короткий срок эксперимента, что-то обрели на этом пути.

Эту реплику поддерживают: Виктория Иванова

Это тоже интересные факты, интересно было бы проанализоровать насколько быстро и в каких ситуациях включаются вспомогательные модальности, конечно понимаю, что это трудно. Думаю, первая помощь у "слепых", это не слух даже, а тактильность  

Безусловно, да. И первые открытия были именно по древним модальностям - осязание и обоняние. Это почти все отмечали. Потом уже - звуки.

Некоторые страховые компании так свои продукты продают - делают человека на полдня  "старым", используя приборы которые ограничивают движение, снижают слух и зрение и пр. Человек так помучается полдня и потом бежит готовенький страховочку покупать..

Известно как, Катерина, - под видом психологического тренинга! :) Причем собирают в основном впечатлительную молодежь 20ти лет, которая и не сразу-то сообразит в чем там коварный замысел..

Эту реплику поддерживают: Виктория Иванова

О! Ловко! Я бы тоже не сообразила... :)

Эту реплику поддерживают: Виктория Иванова

Катерина, очень интересно, хочется поподробнее.

Была бы я подростком, тоже бы на себе попробовала бы

Мария, если эти подробности мне удастся хоть как-то целостно осмыслить (тут ведь все-таки не наука, где самые скучные и противоречивые результаты - тоже результаты) - обязательно :) Но почему Вы думаете, что такой опыт полезен и интересен только для подростка? Вы полагаете, взрослые и так все знают об этой теме и о себе в ней?

Взрослые другим тешатся - например, я помню как минимум три статьи в глянцевых журналах разных стран, когда худую журналистку делали ну ооочень полной и та ходила день по городу, а потом описывала свои ощущения о  том, как живется полным людям.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Ага. У меня-то речь идет о "внутреннем" исследовании и "внутренних" выводах - в копилку "жертве" эксперимента. А если бы мне нужна была статья для всех про то, как живется полным людям (или инвалидам) - я бы наверное все-таки нашла ооочень полную журналистку :))) Но я понимаю, тут был редакторский креатиффф :)

мне кажется, взрослым тоже может быть полезно.. но у нас, наверное, уже есть какое-то сформировавшееся мнение и ожидание о том, как это должно быть... мне кажется, для взрослых это будет менее неожиданным опытом. хотя, может, я не права.

если мне не изменяет память, несколько лет назад была акция, когда известные люди садились на инвалидные коляски и ездили по Кутузовскому. я тогда чьи-то блоги читала, помимо неудобств и неприспособленности Москвы к инвалидам, были и неожиданные открытия в плане внутренних ощущений...

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

вспомнил какой-то эпизод из какого-то фильма, где парню на выпускной предложили сопровождать симпатичную девушку, а она инвалид на коляске. он расстроился. весь вечер катал ее на коляске. стал чуть ли не изгоем. потом все же от задорной девочки был ночью первый сексуальный опыт. 

после того как он её прикатил бережно под утро к её дому, она встала с коляски и пошла к себе, помахав ему рукой. оказалось что-то вроде актрисы, готовящейся поступать в актерский. 

 

Новости наших партнеров