Социальные сети укрепляют предрассудки

Физики объяснили, почему пропаганда научного взгляда на мир не работает

Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
+T -
Поделиться:

Годится ли научное мировоззрение на роль устойчивой идеологии? Не годится, считает команда физиков из Мексики и Финляндии, которая построила свою математическую модель распространения знания и опубликовала результаты в научном онлайн-журнале PLoS ONE. Причина — в устройстве социальных связей: научная информация расходится в социальной сети хуже, чем ненаучные предрассудки. А самое простое решение — больше рассказывать в СМИ про эволюцию, гены и вирусы — только укрепляет связи в сообществах креационистов, борцов с генно-модифицированными продуктами или противников прививок.

Профессор-физик Рафаэль Барио в Хельсинкском технологическом университете многие годы занимался неупорядоченными атомными решетками в стеклах. Потом заметил, что математическая теория, описывающая хаотические связи между атомами, позволяет объяснить даже особенности раскраски морских скатов (и других рыб). Общество с его социальными связями — еще более заманчивый объект для такого анализа. Поэтому вместе с коллегой-профессором Киммо Каски из Хельсинки и двумя аспирантами Барио взялся смоделировать коллектив из 200 человек, на который проливается Научное Знание с большой буквы.

Свое вымышленное сообщество ученые поделили на три группы: «эксперты», чье доверие к науке максимально, «фундаменталисты», настроенные решительно отрицать все научное, и «невежды», у которых четкой позиции нет. Все три по-разному реагируют на «внешнее поле» пропаганды, которое создают СМИ. Легче всего пропаганде поддаются те, кто не имеет готового мнения. «Эксперты» невосприимчивы ни к научной, ни к антинаучной пропаганде — они и так все знают. Тогда как «фундаменталисты» чем больше узнают, тем яростней отстаивают свои позиции.

Но «внешнее поле» тиражирует один и тот же набор фактов (авторы сознательно игнорируют разную повестку дня у, допустим, «Нью-Йорк Таймс» и Первого канала — в конце концов оба расскажут про полет марсохода Curiosity или расшифровку генома Денисовского человека). А вот общественное мнение — вещь субъективная: каждый получает о нем представление из собственной социальной сети. Есть мнения ближайших друзей и то, что эти друзья рассказывают про свое окружение. Это «локальное поле», разное для разных людей.

В коллективе всегда есть какие-то социальные связи — они определяют, кто к чьему мнению прислушивается. Если позиции сильно разошлись, связи рвутся и возникают новые. «Друзья друзей» превращаются просто в друзей, если соглашаются по важным вопросам. Перестройка социальной сети под влиянием пропаганды и интересовала ученых в первую очередь.

Вот что показала численная модель: если научные истины льются потоком из всех репродукторов, «фундаменталистов» становится меньше. Но зато они сбиваются в тесные сообщества, где все знакомы со всеми, и становятся мощным ретранслятором антинаучной информации. Этот вывод отлично иллюстрируют форумы борцов с прививками или генно-модифицированными продуктами: неприятие научного знания объединяет. Рядом с таким сообществом поддерживается мощное «локальное поле» мнений, способное перевесить эффект любой рациональной пропаганды извне.

А вот если вывернуть ситуацию наизнанку — СМИ хором рассказывают про заблуждения эволюционистов, вред от биотехнологий и прививок, — то, как показывает модель, «экспертам» никак не удается образовать влиятельные группы сопротивления. Они по-прежнему есть, но рассеяны случайным образом по социальной сети. И каждого отдельного «эксперта» недостаточно, чтобы переубедить хоть одного приятеля.

Уточняя параметр, который определяет готовность подружиться с единомышленниками, исследователи обнаружили, что в реальной ситуации доля «фундаменталистов» не может быть меньше 20 процентов, сколько бы усилий ни прилагали просветители. Кстати, отмечают в статье, примерно столько взрослых участников опроса TNS Eurobarometer в 2005 году согласились с утверждением, что Земля совершает оборот вокруг Солнца за месяц.