«Свободное место» Дж. К. Роулинг. Первая рецензия

27 сентября в книжных магазинах разных стран появился новый роман Джоан Роулинг, автора книг о приключениях Гарри Поттера. Выход русского издания запланирован в конце 2012 года. Мы прочитали книгу в оригинале и делимся впечатлениями

Фото: Getty Images/Fotobank
Фото: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

Новый роман начинается бодро и в чем-то привычно для поклонников «поттерианы»: на первых же страницах погибает персонаж с говорящей фамилией. После смерти доброго и честного Барри Фэйрбразера (Честнобратов? Добробратов?) в муниципальном совете английского городка образуется «свободное место» — и крышка слетает с ящика Пандоры вместе с петлями.

Но дальше темп резко падает. Выясняется, что Фэйрбразер умер своей, пусть и внезапной смертью, а связанное с выборами в приходской совет деревни Пэгсфорд противостояние имеет масштабы крысиной возни. За место в муниципальном совете борются две политические силы. В синем углу — процветающая элита процветающего Пэгсфорда, консерваторы, которые хотят срочно остановить административную экспансию соседнего пролетарского поселения. В красном — врачи и учителя, местная интеллигенция, желающая продолжить курс покойного и спасти от закрытия реабилитационный центр для наркоманов в соседнем Ярвиле. Но известная и во многом справедливая мысль — чем ниже ставки, тем более яростно и грязно ведется борьба, — здесь вырождается в «чем ниже ставки и чем провинциальнее сознание сражающихся сторон, тем скучнее за ними наблюдать». Героев в «Свободном месте» десятки, знакомство с каждым занимает несколько страниц, и через пару часов упорного чтения расклад становится понятен. Во-первых, крышка действительно слетела, и это страшно. Во-вторых, ящичек помещается в карман штанов — и это очень смешно. И скучно.

Пожалуй, это самое удивительное ощущение, остающееся от «взрослого» романа женщины, которая приучила к чтению миллионы детей по всему миру: его довольно трудно дочитать до конца. Когда несколько месяцев назад была обнародована канва романа — маленький город, внезапная смерть, богатые против бедных, отцы против детей — все выглядело логично: после блестяще придуманного мира Гарри Поттера у Роулинг практически не было вариантов — книга должна быть о настоящих взрослых и для настоящих взрослых. Увлекательный детектив о захолустных нравах и страстях, в тихом омуте черти водятся — почему бы и нет, за примерами не надо ходить за пределы английской традиции. Вместо этого Роулинг решила предъявить миру роман о судьбах страны — рискованный жанр, который по-английски называется state-of-the-nation novel и практикуется исключительно тяжеловесами высокой прозы (только за последние десятилетия — «Деньги» Мартина Эмиса, «Дети полуночи» Салмана Рушди, «Свобода» Джонатана Франзена, «Американская пастораль» Филипа Рота).

Пэгсфорд и прилегающий Ярвил действительно являют собой Британию в миниатюре: здесь есть местная потомственная аристократия, интеллигенция и плебс; честные, наивные, циничные и очень циничные; великолепный готический собор и дешевое соцжилье; процветающие темнокожие и живущие среди использованных шприцев и презервативов аборигены. Жены периодически подумывают, не изменить ли мужьям, мужья — женам, а дети, как правило, презирают и тех, и других. Но, нарисовав эскиз очень масштабной по задумке картины, Роулинг как будто забыла нанести на холст краски и поставить в углу свою подпись. Переходя от взгляда всезнающего автора к весьма механизированному — «он вспомнил, что вчера сделал то, и она была недовольна, поэтому сегодня он решил сделать это» — повествованию изнутри головы очередного героя и обратно чуть ли не каждую страницу, Роулинг оставляет читателя в недоумении. В «Супружеских парах» (1968) Джона Апдайка тоже процветающая провинция, хоть и американская, и там люди азартно изменяют друг другу, красиво занимаются сексом, мастерски интригуют, а если ненавидят, то всей душой — какая есть. Герои «Свободного места», кажется, действуют в строгом соответствии с выданными им инструкциями. Левые, как обычно, несколько симпатичнее правых — кричать о необходимости бесплатного здравоохранения всегда более выигрышно, чем объяснять, что ничего бесплатного не бывает, — а дети не так безнадежны, как взрослые, но кому именно из этих эмоциональных инвалидов стоит сочувствовать, за кого проживать несколько недель? Ближе к пятисотой странице смерть вновь навещает Пэгсфорд, но человеческое горе не вызывает сочувствия: кажется, это все нужно лишь затем, чтобы у романа был хоть какой-нибудь конец.

Авторитет и популярность Роулинг настолько ощутимо давят на рецензентов и обычных читателей, что оценок «великолепно» и «ужасно» будет непропорционально много. После Гарри Поттера она имела право и возможность написать все что угодно, в том числе еще одного Гарри Поттера, а написала «Свободное место». Часть героев романа разговаривает на густом молодежно-пролетарском наречии, которое замечательно передается на английском письме, но, скорее всего, потеряется при переводе, а хитросплетения муниципальной политики в английской глубинке вряд ли заинтересуют русских, китайцев, венгров, египтян в той же степени, что будни учеников Хогвартса. Кажется, что справедливее и интереснее всего было бы опубликовать этот довольно неровный текст под псевдонимом — вот тогда мы бы и выяснили, сколько на самом деле у него читателей. С другой стороны, Роулинг всегда была писателем-гуманистом, и если теперь она сознательно решила использовать свои беспрецедентные в мировой литературе влияние и рыночный потенциал, чтобы обратить внимание соотечественников на раздирающие общество противоречия — говоря проще, осуществить подкоп под правящую коалицию во главе с консервативным премьер-министром — упрекать ее трудно. Но делать вид, что плохой роман от этого становится лучше — еще труднее.

Комментировать Всего 11 комментариев

ну в общем примерно как и ожидалось. в смысле - даже обидно, но Игги Поп - не оперный певец, а Роулинг - не взрослый писатель. видимо. 

Именно поэтому следующую книжку JK снова будет писать для детей

Жены периодически подумывают, не изменить ли мужьям, мужья — женам, а дети, как правило, презирают и тех, и других.

"Старший научный сотрудник Бандуилов жене не изменял, но думал об этом часто". (С) Дм. Иванов, Вл. Трифонов, "Происшествие в Утиноозерске" 

27 сентября в книжных магазинах разных стран появился новый роман Джоан Роулинг, автора книг о приключениях Гарри Поттера. Выход русского издания запланирован в конце 2012 года

Если переводчикам не выдали текст очень сильно заранее (что маловероятно)  - а в романе, судя по всему, более 500  страниц, то есть около 40-50 авторских листов - перевод обещает быть скверным. 

Это при  условии, что переводчик способный и опытный. Если же нет, перевод окажется ещё и бездарным. 

Скверно + бездарно = отвратительно. 

Итак,

- никакой предмет книги (местечковые политически страсти Англии? - "хоть век его не будь - ничуть не пожалею"),

- сомнительная способность сочинительницы прописывать  сложные характеры, после семи толстых романов для детей, с их плоскими персонажами,

Даже не читая, оценю вероятность сильного романа невысоко.

Видимо, авторы отзыва правы. 

Алексей Алексенко Комментарий удален автором

Насчет заведомо скверного перевода - это вы немного чересчур требовательны. Один авторский лист в день - это вполне гуманная норма перевода для беллетристики. А уж поллиста - вообще малина со сливками. Если кто-то переводит медленнее, он наверняка подрабатывает венчурным капиталистом, потому что иначе с голоду умрет.

Если кто-то переводит пол листа в день - он халтурщик

а если целый лист - и слова не подберу. 

НАПИСАТЬ в день пол листа невозможно (если речь о художественной литературе, а не публицистике - и то...).  А уж перевести художественных поллиста?

Впрочем, возможно, у венчурных капиталистов иной критерий. Не удивлюсь: в этом деле приблизительность сразу ведёт к разорению, в отличие от перевода - да и писательства - нынешних времён. 

А вы бы как капиталист сколько бы платили переводчику за лист? Вы бы как считали расценку: мол, для хорошей работы надо максимум лист в неделю, потребности переводчика такие-то...?  или просто посмотрели бы в сети рыночную ставку, не задумываясь, как он будет на это жрать?

просто посмотрели бы в сети рыночную ставку, не задумываясь, как он будет на это жрать?

Будучи глупым, противным и непорядочным, поступил бы именно так. 

Причём здесь ставки вообще, однако?

в каком-то "женском" журнале был отрывок-анонс, довольно неудачный (или, наоборот?), после прочтения которого интерес к книге пропал