Анна Карабаш /

/ Москва

6328просмотров

Сергей Резниченко: Что такое «йога фаст-фуда»

Сейчас занятие, в названии которого будет слово «йога», может легко оказаться тренировкой с цирковыми элементами, сеансом аутотренинга для бизнесменов или пародией на ЛФК. Довольно часто такие занятия опасны для здоровья неподготовленного человека. А если безопасны, то далеко не всем нравится, когда просишь тирамису, а приносят омлет. Как научиться отличать, какая йога правильная, какая — не очень, а какая — совсем не йога? Рассказывает директор Института йоги Патанджали Сергей Резниченко

Иллюстрация: Leemage/Fotolink
Иллюстрация: Leemage/Fotolink
+T -
Поделиться:

Анна Карабаш: В мире йоги — невероятное оживление. Появилась Viniyoga, Ишвара-йога, фит-йога и даже Doga-йога для собак. Desktop Yoga — йога за офисным столом, которую также можно практиковать, не выходя из кресла эконом-класса самолета Ту-154. Artistic Yoga, которой лучше всего заниматься в гимнастических трико с блестками. Иногда новые виды йоги появляются каждый месяц. Как будто это не древнеиндийская наука о гармонии ума и тела, а какой-то непрекращающийся форум G20. Что происходит?

Сергей Резниченко: Главная причина популярности йоги — это цепляние за жизнь, на санскрите — «абхинивеша-клеша». С этой проблемой сталкиваются даже мудрецы, достигшие высот осознания смысла жизни. Это одна из пяти проблем жизни, как считается в йоге. Так вот, человечество понимает, что оно, мягко говоря, плохо себя чувствует. На самом деле более точно можно сказать, если почитать интервью с Николасом Эберстадтом в июньском номере журнала «Сноб» про смертность в России. Если посмотреть на западноевропейские страны, там тоже дела не лучше: население, конечно, не вымирает, но молодежи мало, старики держатся только за счет последних достижений фармацевтики. Редко можно встретить красивого человека. То же и в Америке. Оттуда же, из Америки, в основном и сыплются как из рога изобилия то джоггинг, то шейпинг, теперь все ушли в йогу. Конечно, тут же появилась «йога фаст-фуда», как я ее называю. Причина развития «йоги фаст-фуда» — это отличный бизнес. В «йоге фаст-фуда» нет йоги — там один бизнес. Как в «Макдональдсе» нет настоящей еды — там «есть» только бизнес, он вас и «кушает», а не вы пирожок. Что касается разнообразия в названиях — они обычно отражают взгляд на хатха-йогу руководителя студии или школы йоги, который обычно является сильным профессионалом, как в случае с Viniyoga (Gary Kraftsow), Ишвара-йога (Анатолий Зенченко), Artistic Yoga (Bharat Thakur).

А.К.: Но вряд ли уроки йоги такой же прекрасный бизнес, как продавать гамбургеры.

С.Р.: У индустрии йоги в Америке оборот порядка 10 миллиардов долларов в год. Проведение только одной двухдневной конференции по йоге приносит организаторам от 1 до 2,5 млн долларов. Если человек питается в «Макдональдсе» — для него естественно «ходить на йогу» в фитнес-клуб и заниматься неизвестно чем под аккомпанемент клацающего железа в соседнем тренажерном зале.

А.К.: Ну раз в месяц зайти в «Макдональдс» — ничего страшного не произойдет.

С.Р.: Когда первый «Макдональдс» открылся в Москве на Пушкинской — это было как глоток свежего воздуха, я сам стоял в этой очереди за бутербродами и был счастлив, что мне этот бутерброд достался. Но, допустим, вы съедите этот сэндвич. Он замечательный. Там все очень хорошо. У вас плохо. Надо понимать, что несколько дней после этого вы будет чувствовать себя не так хорошо, как могли бы. И до месяца все эти токсины будут из вашего тела выводиться, а некоторые компоненты организм вывести не сможет. Это основная проблема, с которой сталкивается Аюрведа, или «учение о жизни».

А.К.: Это как алкоголь? Он же тоже из крови месяц выводится?

С.Р.: Если алкоголь качественный, организм воспринимает его как еду. Зачем его выводить? Это ученые придумали: алкоголь, белки, жиры, калории. В классической йоге к этому другое отношение. Но вернемся к «йоге фаст-фуда». Если доводить метафору до конца, лучше не заниматься сомнительной йогой в каком-нибудь подвале или спортклубе у малообразованного тренера, а потерпеть до отпуска и съездить на ретрит к настоящему мастеру. Правда, мало кто из хороших мастеров сейчас обучает. Но в фитнес-центрах надо заниматься фитнесом и не надо пытаться заниматься йогой. Это бессмысленно.

А.К.: А собакам имеет смысл заниматься йогой?  

С.Р.: Это максимально абсурдное проявление бизнеса в йоге. У меня был хороший приятель, к сожалению, ушел из жизни, его звали Генри Зильберман. Он был одним из первых настоящих постсоветских миллионеров и йогой профессионально увлекался, был сильный, как спецназовец. Посмотрел он на то, как йога становится популярной, и еще лет пятнадцать назад предложил: а вот давайте в Москве делать студии для собак, «маникюр-педикюр», спа, йога. Блестящая бизнес-идея. Он как очень талантливый бизнесмен такие вещи из воздуха улавливал. Я его, конечно, не понял. А сейчас — пожалуйста, в Америке появилась Doga-йога для собак.

А.К.: Что вы думаете о качестве преподавания в студиях йоги Айенгара, которых за последнее время в Москве стало много? Это же не «йога фаст-фуда»?

С.Р.: Грустно, что люди, которые в Москве преподают аштанга-йогу и йогу Айенгара, ничего не слышали о Шри Кришнамачарье. Это все равно, что ходить каждый день в храм, биться лбом об пол и думать, что на иконах Том Круз. Шри Кришнамачарья был учителем с большой буквы. А эти ребята — Айенгар, Паттабхи Джойс, основатели школ айенгар- и аштанга-йоги, — они его аспиранты. Шри Кришнамачарья — настоящий йогин, родился в конце XIX века и прошел обучение у Рама Мохана Брахмачари в течение семи с половиной лет в районе Манасаровара (Непал). Он был посвящен в традицию классической йоги настоящим йогином. Айенгар пишет в своих трудах, что ему потребовалось где-то 60 лет, чтобы понять, чему его Шри Кришнамачарья учил. Есть видеозапись 1936 года, она на YouTube лежит, где Айенгар и Шри Кришнамачарья практикуют вместе. Айенгару там 18 лет. До встречи с Кришнамачарьей он умирал от туберкулеза. На этом видео он просто летает.

Я встречался с Айенгаром в 1998 году, когда ему было уже 80 лет, и он делал эти же позы, которые он делал в 18-летнем возрасте. И они были, если наложить фотографии, абсолютно одинаковыми. То есть форма позы не изменилась абсолютно. Тело, конечно, постарело. Это говорит об уникальности этого мастера. Представьте уровень его учителя!

А.К.: А что не так с йогой Айенгара сейчас?

С.Р.: Проблема в том, что Айенгар с середины 80-х годов уже не обучает, что-то в нем надломилось. И его взяли в оборот американцы, с тех пор школа йоги Айенгара стала жить по законам бизнеса — то есть «йоги фаст-фуда». Сам Айенгар, к сожалению, это поддерживает. Все серьезные ученики от него ушли.

А.К.: Продолжая метафору с фаст-фудом, какие могут быть «токсины» в йоге Айенгара?

С.Р.: То, как сейчас преподают йогу Айенгара, стопроцентно травмоопасно. Преподаватели заставляют держать каждую позу, вместо знаний — большое трудолюбие и экзальтация. Происходит перенапряжение дыхательной и сердечно-сосудистой систем, постепенно разрушаются суставы, особенно ног, постоянно происходят микротравмы в позвоночнике. Чтобы снять эти перенапряжения, используются всевозможные приспособления и обязательно поза лежа на спине в конце занятия. Всем, кто занимался такой йогой, мои соболезнования.

А.К.: А я вот себе во время урока аштанга-йоги коленку слегка вывихнула.

С.Р.: С основателем школы аштанга-йоги Паттабхи Джойсом, который, к сожалению, в этом году ушел из жизни, другая история. Он ученик Кришнамачарьи, и учитель обучал его, в отличие от Айенгара, достаточно долго. Паттабхи Джойс был красавец-мужчина, один из лучших исполнителей поз йоги. Кришнамачарья ему дал, как бы у нас сказали, благословение на разработанные им комплексы аштанга-йоги, специально для молодых людей до 23-25 лет. Им нужно выводить излишние токсины, связанные с капха-дошей (это период полового созревания). Излишнюю юношескую «сопливость», грубо говоря. Сейчас аштангу преподают людям гораздо более старшего возраста, и вот для них это травмоопасно. Разрушение коленей — «фирменный» знак аштанга-йогов. Мне рассказывал Аркадий Ширин, преподаватель аштанга-йоги из США, как Паттабхи Джойс лично повредил ему коленный сустав, запихивая в Падмасану. Но все же здесь преподаватели более квалифицированные, чем в айенгар-йоге. Есть фиксированные последовательности, и вы не сможете преподавать, пока не начнете делать их как следует. А для этого нужно прыгать на уровне 3-го взрослого разряда по гимнастике. Это достаточно высокий уровень физического развития для обычного человека. Решив же стать преподавателем йоги Айенгара, вы можете вообще ничего из себя не представлять. Нужна только тупая активность и желание согнуть в плуг ученика. Интеллект совсем не обязателен. Это и грустно. Йогой должны профессионально заниматься люди с высоким уровнем интеллекта. Потому что предмет йоги — это материя сознания.

Комментировать Всего 6 комментариев

Не попробуешь - не узнаешь. Все зависит от его профессионального уровня. Вот Сергей же говорит про такие модификации: "Что касается разнообразия в названиях — они обычно отражают взгляд на хатха-йогу руководителя студии или школы йоги, который обычно является сильным профессионалом, как в случае с Viniyoga (Gary Kraftsow), Ишвара-йога (Анатолий Зенченко), Artistic Yoga (Bharat Thakur)".

да-да, чего уж тут поделать, время такое - Кали Юга. Люди измельчали, традиции утрачены, одни гамбургеры кругом... Только и остается сокрушаться, ага. Но по мне, если люди занимаются фаст-фуд йогой - это уже прогресс. Это лучше, чем вообще ни чем не заниматься.

Великих мастеров во все времена примерно полтора на всю планету. И настоящей йогой по-прежнему занимаются избранные. Ну и что? К нам, простым людям, это какое имеет отношение? Зато сейчас все те, кто вообще ничего о ней не знали, знают хоть что-то, и корячатся в фитнес-клубах. Что в этом такого плохого, если они сами довольны? К тому же, у 90% йога-неофитов нет возможности ездить в Индию и учиться у настоящих мастеров. К слову, сам Резниченко - один из самых дорогих преподавателей в Москве.

Травмы - это бесспорная проблема. Но это же из серии заставь дурака богу молиться. И ни Айенгар, ни Джойс тут не при чем.

А я считаю, что тем, кто в фитнес-клубе корячится, пытаясь заниматься йогой, лучше заниматься пилатесом. Там довольно строгая и отработанная система сертификации. А для учителя йоги самое главное - опыт, чем больше тем лучше, и хороший учитель, который передал ему знания. Таких - мало. В фитнес-клубах преподают мальчики и девочки едва за двадцать, в прошлом спортсмены. И когда грохочет музыка в тренажерном зале, а ты при этом пытаешься делать какую-то псевдопранайаму - это так себе ощущение. Лучше ходить в студии специализированные. Там хотя бы тихо и зеркал нет - зеркала в залах групповых тренировок в фитнес-клубах дико отвлекают во время балансовых асан, например. Понятно, что плохому танцору ноги мешают, но когда только начинаешь заниматься йогой - обстановка очень важна. Иначе не проймет

Россиян стало на 133,7 тыс. человек меньше

МОСКВА, 20 августа. Численность постоянного населения Российской Федерации на 1 июля 2009 года составила 141,9 млн человек и с начала года уменьшилась на 50,6 тыс. человек, или на 0,04% (на соответствующую дату предыдущего года — на 133,7 тыс. человек, или на 0,09%). Об этом сообщает Росстат.

Можно в этом видеть и хорошее

Совершенно согласен с мнением Сергея о йоге фаст-фуда. Я наблюдал лично развитие этой модной отрасли в Америке, и конечно, в тренажерных залах вместо йоги микстура из растяжек, гимнастических упражнений и групповой аэробики. Плюс все с духом соперничества – что может и разрушить духовный баланс рьяно-занимающегося.

Конечно, есть в этом и хорошая сторона – люди, что раньше только пыжились, начинают дышать более ровно и ценить эластичность мышц так же, как раньше ценили их объем. Опять же мужчины и женщины занимаются вместе и имеют хорошие шансы для общения, что в Америке редкость.

Все же, в отличие от таких динамичных классов, моя система отличается в корне – ее практикующий только учит с учителем. Затем самостоятельно работает ежедневно над настройкой своего физио-энергетического баланса и если он усерден то имеет быстрые положительные результаты. В какой то степени это тоже йога фаст-фуда – по определению, только это здоровый фаст-фуд, как и мой проект по созданию сети веганских фаст-фудов  в Лос-Анжелесе, который сейчас находится в рассмотрении у нескольких голливудских инвесторов.

 

Новости наших партнеров