Наука о палачах

Психологи стараются понять, что побуждает людей выполнять приказы людоедов

Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
+T -
Поделиться:

Эту актуальненькую по нынешним временам тему — как у людей получается так ловко устраивать для себя отвратительную тиранию и жить при ней десятилетиями — психологи-экспериментаторы изучают уже довольно давно, с 1960-х годов. Впрочем, еще в 1954-м вышел нобелевский роман Голдинга «Повелитель мух» — одна из моих любимейших книжек — повествующий о том, как группа детей на необитаемом острове самоорганизовалась в самую гнусную из вообразимых тираний с человеческими жертвоприношениями мерзкому идолу. В общем, можно было на этом остановиться: если проблема так убедительно исследована средствами художественной литературы, не обязательно воспроизводить все это в реальности, где и без психологических экспериментов дерьма хватает. Но психологи не устояли, воспроизвели.

В 1970-х был поставлен знаменитый опыт Зимбардо. Американский психолог смоделировал тюрьму с участием студентов-добровольцев: кто-то был зэком, кто-то надзирателем. Студенты, волею экспериментатора оказавшиеся на самом низшем уровне иерархии, на удивление охотно подчинялись вышестоящим и угнетали низших. Притом что им ничего не стоило послать экспериментатора к чертовой матери и не делать того, что они, несомненно, считали плохим и бесчеловечным.

Между прочим, чуть позже, в 80-х, одна моя знакомая на даче в Абрамцево в одиннадцатилетнем возрасте собрала малышей строить в лесу шалаш. Ей было лень непосредственно руководить стройкой, поэтому она назначила из шестилеток двух надзирателей, мальчика и девочку, выдала им хворостины и велела жестоко тиранить остальных детей. Сама того не зная, она повторила опыт Зимбардо — и с тем же результатом: шестилетние дети (которых, кстати, в лесу никто не держал: сама знакомая отправилась по своим делам), охотно воспроизвели паттерн рабского труда и жесточайшего угнетения с битьем. Спустя много лет эта моя знакомая случайно встретилась с тогдашней «надзирательницей», уже давно живущей в Америке. Говорили они о том, о сем довольно долго, и лишь к концу разговора «надзирательница» решилась напомнить о давнишнем Шалашлаге: «Ты помнишь?.. А знаешь, что я с тех пор уже стольких психоаналитиков замучила этой историей?»

Вот и коллеги Зимбардо справедливо указали ему, что его эксперименты безнравственны и оставляют след в душах, и лучше бы их не было. Как и опыт Милгрэма, поставленный в 1960-х. Опыт состоял вот в чем: испытуемые по указанию экспериментатора подвергали «тестированию» человека, к которому были присоединены провода: называли ему пару слов (яблоко — паровоз), а потом говорили первое слово (яблоко — ?), и субъект должен был повторить второе слово. Но он часто ошибался. А когда он ошибался, испытуемые должны были нажимать на кнопку, чтобы субъекта било током. Так велел экспериментатор. Причем напряжение с каждым ударом увеличивалось от 15 вольт до 450. На самом деле, конечно, током никого не било, а на месте «субъекта» сидел актер, который очень правдоподобно вскрикивал, умолял прекратить, а под конец и вовсе замолкал. Но, несмотря на все эти ужасы, по данным Милгрэма, 65% испытуемых продолжали делать свою работу до конца, до 450 вольт. Милгрэм объяснил это тем, что испытуемые приходят в так называемое «агентское состояние» — слепо повинуются начальнику, делегируя ему всю ответственность за совершаемые мерзости. К этому их побуждают условия среды, то есть в нашем случае постановка эксперимента и уверенность экспериментатора, что все идет правильно. Из этих опытов берет начало концепция «банальности зла». За этим красивым психологическим термином кроется простая штука: приличные люди превращаются в мелких или крупных тиранов из-за своей естественной предрасположенности к выполнению социальных ролей, возложенных на них внешним авторитетом. В результате их способность критически воспринимать моральность собственного поведения подавляется. То есть, чтобы совершить много зла, совсем не нужно много злодеев.

В ноябрьском Scientific American мой любимый колумнист Майкл Шермер («колонка скептика») рассказывает о том, как в 2010 году пытался воспроизвести опыт Милгрэма для телевизионной программы. И его наблюдения не вполне соответствовали выводам Милгрэма. Например, одна девушка, Эмили, вовсе отказалась мучить актера током. Другая, Джулия, дошла до 75 вольт и забастовала, несмотря на жесткие приказы экспериментатора. Потом ее спросили, что происходило у нее в голове. «Я не хотела мучить Тайлера (актера)... Я и так схожу с ума, что позволила себе сделать это пять раз... Прости, Тайлер!» Третья испытуемая на 120 вольтах начала сама слегка постанывать и вскрикивать, а на 180 умоляла экспериментатора прекратить. Но экспериментатор настоял. На уровне 300 вольт испытуемая была настолько потрясена, что опыт прекратили. «Зачем ты его слушалась?» — спросили девушку. «Я не знала, что будет, если я откажусь... Он был такой бесчувственный... Я боялась его».

Смешнее всех был четвертый испытуемый, парень. На 180 вольтах он извинился перед актером: «Сейчас я сделаю тебе больно, извини... Ну же, ты сможешь! Мы почти закончили!» На вопрос, что в это время  делалось у него в голове, парень сослался на экспериментатора: «Джереми велел мне продолжать, я решил, что все ОК. Скажем так: я возложил на него ответственность». Было ли ему жалко Тайлера? «О, да... Особенно когда он замолчал и перестал подавать голос».

Все, как видим, ссылались на железную волю экспериментатора — в точности как фашисты на Нюрнбергском процессе — хотя не все ей следовали. И, что самое главное, все испытуемые чувствовали эмоциональную связь не только с экспериментатором, но и с жертвой, и по мере усиления ударов тока сочувствие к жертве оказывалось сильнее злой экспериментаторской воли. Ну, то есть у кого как.

Стоило появиться этой колонке Шермера в ноябрьском SA, как в онлайн-журнале PLOS-Biology вышла статья Хаслама и Рейхера на ту же тему (я не верю в такие совпадения, договорились они, конечно). Два психолога (из Австралии и Шотландии) тоже решили пересмотреть классические опыты и сделать из них новые выводы. Они исходили из собственного воспроизведения тюремного опыта Зимбардо. Но, в отличие от первоначальных условий, там не было жестких указаний экспериментатора — испытуемым предложили самим творчески выработать правила распорядка в своей тюрьме. Что бы вы думали? Все у них получилось ничуть не хуже! Сами, все сами организовали, сами мучали и сами мучились безо всякого давления сверху. Точь-в-точь как шестилетние дети в абрамцевском лесу.

Ну и выводы исследователи сделали совсем другие (их, кстати, поддержал Шермер в своей колонке за следующий месяц). Если в двух словах, то писатель Уильям Голдинг с самого начала был ближе всех к истине: все же не свиная голова виновата, что детишки на острове устроили все, что они там устроили. Никакого «слепого подчинения приказам» и в помине не существует. Вместо непонятного «агентского состояния» Хаслам и Рейхер вводят вполне человеческое объяснение, правда, тоже труднопроизносимое: «следование на основе идентификации» (identification-based followship). Суть в том, что люди принимают социальные роли, к которым они внутренне предрасположены. Пределы, до которых можно «самореализоваться» в рамках этих гнусных ролей, определяются коллективом: как бы вам ни хотелось пытать и мучить, это не получится, если в группе много недовольных. Правила меняются под действием общественного мнения, а если не меняются, значит, большинство их принимает. Получив приказ совершить гнусность, человек сперва сам себя убеждает в правильности и уместности этого приказа. Это совсем не похоже на безвольное подчинение. Просто все участники отвратительной клоунады убедили себя, что все происходящее правильно и естественно. А сделали они это, потому что в душе не прочь побыть истязателями. Именно к такому выводу приходят Рейхер и Хаслам.

А то мы не знали! Лучше бы психологи у нас спросили (ну, приехали бы в Россию, снялись на фоне ХХС, можно съездить и в Сколково, например, или в Сочи). Мы-то здесь отлично знаем, как это бывает, как приличные вроде бы ребята вдруг оказываются на какой-то не той работе и внезапно находят большой смысл в словах Ивана Демидова или Василия Якеменко, и никто их вроде не заставляет, а просто видно, что расцвел человек в новом качестве, будто для того и родился на свет. Знаем, все знаем.

Но так уж сложилось, что в науке до сих пор господствовали идеи Зимбардо и Милгрэма. А теперь уже не господствуют. Может, какие-то адвокаты уже писали речи для будущих процессов — высунув языки, вписывали в текст что-то про «агентские состояния». Ну что ж, теперь надо переписывать. Трудно вам теперь придется, уважаемые адвокаты, в свете последних выводов психологической науки касательно палачей.

P.S. Краткое изложение цитируемой работы на русском языке можно найти здесь.

Комментировать Всего 36 комментариев

Очень интересно. Вы сказали - "социальный роли". А откуда они берутся, эти модели? Подсмотрены в этом же обществе? Внешние, не характерные для данного социума, источники? Если человек никогда не встречал дьявола, откуда он знает, как тот себя ведет?

А откуда они берутся в стае животных? Шимпанзе, например?

А обезьяны совершают гнусности? Именно гнусности, как со стороны внешнего наблюдателя, так и с собственной точки зрения?

Что значит - "со стороны внешнего наблюдателя"? С точки зрения человека? А какая разница, скажем, нам, как наши поступки выглядят с точки зрения птицы?

А гнусности, с точки зрения обезьяны, наверняка совершают. Например, гнусностью с точки зрения альфа-самца, является его смещение каким-нибудь бетой.

Эту реплику поддерживают: Михаил Березович

Вот вы, Сергей, начали говорить с точки зрения обезьяны, что, дескать, есть у них понятие гнусности. А вот есть ли? Насколько неестественным и аморальным для обезьян в стае стремление самого крупного и молодого самца занять доминантное положение? Мне кажется, что у обезьян в их социуме очень малое количество ролей. Их социальные пьесы максимально унифицированы, и все роли воспринимаются как должное, а не как гнусность или благородство. У них нет морали - а значит, нет и ее оценки. А вот у людей явно есть склонность к актерству в принципе. Даже если эта игра будет противоречить человеческой морали. Ну ведь играют хорошие актеры страшных негодяев! Собственно, поэтому люди и допускают себе быть палачем : "Это же лишь роль, в нормальной жизни (не на острове/не в тюрьме) я так себя вести не буду!". А уж если режиссер этой пьески попадется хороший... Поэтому я ставлю на режиссуру и режиссеры. Вот что и кто может сделать из людей любого героя. Нет предрасположенностей - мы и Дон Кихоты, и Сауроны. Важна постановка, а не актеры. Люди хотят играть, суть ролей не важна.

Я, естественно, понимаю, что вульгарная экстраполяция явлений человеческой цивилизации (или биологически детерминированных особенностей нашей видовой психологии) на животный мир непродуктивна. Но я глубоко убежден в том, никакие из фундаментальных человеческих особенностей не являются абсолютно уникальными и не имеющими аналогов у иных биологических видов. И если, действительно, в отсутствие цивилизации, многие человеческие поведенческие черты и эмоциональные проявления наблюдаются у остальных приматов в очень измененном или сглаженном виде, это еще не значит, что они не "родственны" явлениям человеческого социума. Кроме того, надо учитывать, что мы сами пока не настолько хорошо способны "дешифровывать" системы коммуникации других животных, чтобы уверенно утверждать, что в их интеллектуальной и эмоциональной жизни есть, а чего нет. Имхо.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Знаете, Сергей, с точки нашего спора можно вместе с обезьянами опуститься вниз, или подняться наверх. Вниз - если посчитать, что вся эта человеческая любовь к лицедейству суть стремление выделиться в борьбе за внимание самки. Желание распределить роли - всего лишь жажда доминировать. И что нами в экстемальных ситуациях руководит атавизм - животная модель с человеческими нюансами, стремление выжить любой ценой. Которую каждая особь платит, исходя из ощущений и оценки себя. Какая я обезьяна - большая и сердитая, могущая занять верхнее положение. Или маленькая и трусоватая - и тут лучше вожаку не перечить ни в чем, иначе убьет. Вверх - это если мы скажем, что обезьянам просто не предоставляется такое разнообразие театральных сцен и возможностей выступить, реализовать свои творческие способности. Которые не только у людей, а очень даже распространены у животного мира, но задавлены "бытовухой" - жестоким и простым миром животных. Вот люди создали периметр безопасности - цивилизацию - и изгаляются в нем как хотят.

Эту реплику поддерживают: Ирина Громова

Мне почему-то хочется отличаться от обезьян. Вот так кардинально, они внизу, а люди - наверху. Как-то хочется верить, что господь в нас экслюзивно вдохнул душу. Хотя, возможно, во мне говорит стремление по-животному сузить конкуренцию за внимание бога :)

А мы и отличаемся. И Бог нас сделал особыми. Очень особыми. Но представление о фундаментальном сходстве всех элементов, из которых было сотворено чудо Человечества, с сходными явлениями в остальном животном мире, кажется мне и более естественным и более соответствующим данным науки.

Не, это не гнусность - это легитимная смена власти.

Обезьянья гнусность - это когда во сне кто-то поест всех вшей из твоей шерсти - что может быть гнуснее украденного завтрака? :))

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

Уже когда я написал текст, мне сказали, что я слегка переврал историю про концлагерь дачных детей. В частности, бывшая надзирательница, а ныне гражданин США, говорила так: "Зачем ты это сделала?! Я всю жизнь лечусь! Все не могу понять: как получилось, что я, хорошая девочка, стала таким монстром?" Так что на вопрос "откуда берутся модели" некоторые ищут ответ всю жизнь.

(И еще сказали кое-что любопытное: те дети, которые были не надзирателями, а рабами, вообще не помнят этого эпизода. Как не было).

Мне вот тоже интересно, как и когда возникает эта самая ролевая предрасположенность.

То есть если человек мудак уже в детском саду - отрывает лапы игрушкам, говорит непристойности воспитательнице - он палач или не палач? Опять же, к чему именно он предрасположен - к насилию?  Какие роли-то бывают?

Если такому дадут в руки топор - он будет палачом. Если дадут топор в руки кому-то другому - он будет подчиняться. Мне кажется, так.

Но мудаком быть ему это не помешает в обоих случаях. 

Мне интересна в этой связи теоретическая модель социализма, то есть общества, где взаимная выгода следует из взаимовыручки.

Представим, что топором выгодней ёлки рубить на растопку, чем сограждан на фарш. Будет наш прирождённый мудак в этой ситуации рубить сограждан или всё-таки пойдёт лесом? 

Зависит от того, что служит для данного человека большим источником наслаждения. Если человек считает, что деньги - мимолетное и пустое, а ужас в глазах несчастных и летящие по лесу обрубки кровавых конечностей дарят истинный экстаз, то кому они уперлись, эти ёлки?

Это мудро, но тут мы возвращаемся к исходному вопросу: как и когда данный человек начинает предпочитать кровавые обрубки ароматным опилкам? 

Ценности, привитые в детстве, в том социуме, в котором человек сформировался как личность. Считалось, например, в семье, что тот крут, кто денег зашибает много - будет человек елки рубить. А в другой семье будет круто ебало супруге расквасить посочнее.

Плюс личные впечатления в раннем возрасте, изначальный уровень агрессии, интеллекта, климат, генетические мутации, психические отклонения. 

Сложно это, Женя, искать корни мудачества в человеке. Люди такие загадочные!

Морду супруге бьют не потому, что бить нравится (таких придурков очень мало).  А потому, что  cупруга не нравится. Вот мой любимый вещдок с позапрошлой работы.

какая прелесть! Очень трогателен человек будущего Игорь из 20010 года.

Но тут ведь супруга нравится! Более того, он ее любит. Один вот любит цветами, другой - ласками. А этот - топором. Была бы вместо Марины Ирина, Дарина или даже Ираклий, их бы тоже заподозрили в измене и приколотили от невозможности больше терпеть такую сильную и чистую любовь.

Да, я даже распечатал это фото и повесил в маленькую рамочку у изголовья. Чтобы всегда помнить о любви и неоднозначности.

Бывают же в наши дни такие романтики, как Вы, Женя!

*ушла, смахивая слезу

про эксперимент с током слышала в несколько другом варианте. Там был щеночек, маленький и хорошенький. И настоящий ток. Несильный, но болезненный. 

И были юноши и девушки. Юноши почти все крутили пальцем у виска и шли домой, отказываясь участвовать в жестоком эксперименте. Девушки обливались слезами, умоляли прекратить, но продолжали давить кнопку по приказу руководителя эксперимента.

Очень интересно, спасибо огромное! Но есть вопрос, который меня волнует.

Вот смотрите. Во всех экспериментах люди находились в изолированной среде - тюрьма, в книге - остров, замнутая камера экспериментатора и т.д. В сталинское время казалось, что вся страна так живет - тоже псевдозакрытая среда. Наши злодеи не живут в закрытой среде. Они живут в среде бинарной - есть их среда и есть остальной мир, в который они выходят. Они посещают больницы, они читают интернет, они ездят по улицам. Они имеют возможность, сравнив свою жизнь с жизнью социума, определить степень своей мерзости. При этом они умудряются жить так, как если бы были оторваны совершенно и распределять те самые роли. Почему?

Вы подразумевате, что "остальной мир"  добр - а с чего это? Там свои злодеи. Просто они чуть более приличные люди.

Эту реплику поддерживают: Александра Славянская

При этом они умудряются жить так, как если бы были оторваны совершенно и распределять те самые роли

"У России особый путь"

Казни избегнув, тюрьмы и сумы,

Продолжившись, предки не рады сами.

Ведь всё, что с собою делаем мы,

Страшнее того, что делают с нами.

                             (Григорий Сидоров)

Эту реплику поддерживают: Юлия Смагина

Есть ли психологические эксперименты гаже и бесчеловечней, чем выпавшие и выпадающие на долю русского (российского) народа?... Начиная, скажем, с яслей и заканчивая армией или очередью за пенсией. И какой процент населения РФ, должен, по идее, в ужасе и исступлении задавать сакраментальный вопрос: "Ты помнишь?..." А главное – кому?..

Алексей, Вы просто молодец. Я как раз дочитал книжку The Lucifer Effect и обслушался песни Buzzer про опыт Милгрэма. Начал уже в уме слагать первый абзац в стиле: "А знаете, кто будет вешать узбеков и кастрировать голубых, когда сбудутся мечты наших почвенников о суверенном Третьем Риме? Лично Вы, дорогой читатель..." - и т. д., и т. п.

Неприятная тема, но из головы не лезет. Спасибо Вам, что опередили:) Позвольте только прямолинейно уточнить одно из Ваших предложений: "...люди принимают социальные роли, к которым они внутренне предрасположены", а к социальной роли палача, судя по всему, предрасположено подавляющее большинство населения, пусть и в разной степени.

Ну, и песню Дар Вильямс тоже не могу не повесить под Вашим текстом. Не так уж много на свете песен о психологических экспериментах. Да ещё и таких хороших песен:

Эту реплику поддерживают: Алексей Алексенко

Это Вы о стафордском тюремном эксперименте говорите? Никогда раньше не слышала, чтобы его называли по имени постановщика!

Интересно то, что по нынешним временам постановка такого эксперимента невозможна т к он не пройдет этическую комиссию.

Пару лет назад группу студнтов психологов выгнали за проведение неутвержденного эксперимента. Они имитировали захват заложников на автобусной остановке. Все участники были студентами и нааблюдение шло за реакцией окружающих. Упиверситет от них открестился и их карьера research psychologists закончилась , почти не начавшись.

Одна из реально интересных тем. Жизнь - она проще, чем на самом деле ) И тем малопостижима. А тут всякая общевозбуждающая херня - типо можно ли воспитывать детей в лесбийских семьях или возможны ли однополые семьи. И хороши ли Пусси. И все перемешано в одном флаконе, в одной головной разрухе.

наверное, это одно из самых страшных переживаний личности: кого-то убить или истязать, а потом реально, реально осознать, что сделано.

Хм...не уверен. Для мужчины это как для котёнка с мышкой поиграть. Никогда не слышал о каких-то душевных мучениях палачей или серийных убийц. Что-то меняется только когда выработан достаточно высокий уровень эмпатии. А это, имхо, - чисто цивилизационное. Привнесенное.

это трагедия - если именно принять и осознать. А если это - перекладывание ответственности (этот мужчина так уверенно командует, надо подчиняться, он - лучше знает), или инфантильная жестокость (как у паствы повелителя мух), или установка на "просто работу" (сегодня в тюрьме еще 2 расстрела, а вечером уже - на футбол) - тогда конечно, никаких душевных мучений.

Савл был, скажем так, палачом. Снизошло божье озарение - раскаялся и стал Апостолом Павлом.

Ну да. Но мого ли таких Савлов-Павлов? :)