Александр Беляев: Я не телевизионщик, я просто перевожу прогноз погоды с высокого научного языка на обывательский

Своим основным местом работы Александр Беляев считает Институт географии РАН, тем не менее уже 13 лет он рассказывает о погоде на телевидении. В этой своей работе он видит просветительскую миссию

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:

Подготовка прогноза погоды в СМИ — это конвейер. За полутора-двухминутным сообщением стоит огромный труд: в него вовлечено очень много народу — и Гидрометеослужба со своей сетью наблюдательных станций, и синоптики, которые анализируют данные и дают прогнозы. Из Гидрометцентра материал передается на телевидение.

 

Редактор должен облечь все это в удобоваримую форму, ведь язык профессионалов ужасен — это язык Эллочки-Людоедки. Например, когда говорят «без осадков», то имеется в виду, что вероятность дождя меньше 20%. То есть не такая уж и маленькая. Поэтому я стараюсь не употреблять в отношении погоды слово «будет». Естественно, мы стараемся давать как можно более точный прогноз, но я всегда смягчаю формулировки, говорю: «Скорее всего, произойдет то-то и то-то», избегая категорических утверждений.

В отличие от некоторых своих коллег я всегда сам сочиняю свой рассказ, все сам проверяю, сажусь строить карты, сверяюсь с исходниками. Потому что нередко случаются казусы: диктор называет одну температуру, а на карте совсем другие цифры указаны. Одновременно с материалами из Гидрометцентра мы получаем все виды карт. Карты тоже адаптируются, обрабатываются и цифруются, остальное — дело записи, это довольно сложный процесс.

 

Готовясь, я всегда стараюсь построить свой рассказ так, чтобы люди легко понимали, о чем идет речь. Собственно, из-за этого я и веду уже 13 лет прогноз погоды: меня, как ученого, категорически не устраивает то, что я слышу из телевизора, этот птичий язык, которой и понять толком невозможно. Я всегда стараюсь рассказать о процессах, которые определяют погоду, объясняю, что, как и почему происходит. В моих прогнозах никогда не бывает административных делений — природа чихать хотела на административное деление.

И вот, изготовив собственноручно текст, я с чистым сердцем его читаю.

 

Прогнозами погоды я интересовался с детства, с тех пор, когда у нас появился телевизор. Поэтому хорошо помню, как происходили изменения в передаче.

Этапов было много: cначала была программа «Время», в конце которой дикторы сами зачитывали сводку, потом появились специалисты Гидрометцентра. Одно время, правда недолгое, прогноз зачитывали как диалог между диктором и синоптиком, были даже мультяшные прогнозы. Как и сегодня, любимые ведущие были не только у простого народа, но и у руководителей государства. Ходила такая байка. Однажды Брежнев сказал Лапину, который тогда возглавлял телевидение: «Слушай, твоя-то в прогнозе погоды своей грудью пол-Европы закрыла!» И дальше все стали гадать, хорошо это или плохо.

Но постепенно всех вытеснили очаровательные девушки. Мастодонтов вроде меня немного осталось. Что ж, чем разнообразнее будет разговор о погоде, тем лучше. Главное, чтобы ею интересовались.