Павел Макеев /

Проституция: восемь мнений за и против

В Санкт-Петербурге группа секс-работниц подготовила пакет документов для регистрации собственной организации под названием «Серебряная роза». В течение месяца ожидается официальный ответ на запрос создателей потенциальной НКО. Но проблема в том, что в России проституция официально запрещена. Участники проекта «Сноб» поделились своими мнениями, нужно ли легализовать этот вид бизнеса

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Марат Гельман:

Как мужчина я против, потому что сексуальность без игры и без чувств исчезает. Я много наблюдал, как в Европе выглядят официальные публичные дома, и у меня это не вызывало никакого желания. Как гражданин я готов выслушать мнение людей, которые пояснят последствия, и после этого выбрать меньшее зло. Выбирать надо рационально.

Профессиональные социологи должны просто посчитать, чего тут больше — хорошего или плохого. Потому что здесь нет очевидного. Здесь все зависит от баланса. С одной стороны, плохо, что сфера криминализированная и девушки, которые этим занимаются, находятся под гнетом. С другой стороны, нельзя сказать, что это именно тот вид бизнеса, который надо поддерживать.

Ольга Крыштановская:

Я против. На мой взгляд, легализация проституции, то есть ее приравнивание к обычной профессии типа учителя и врача, разрушает моральные основы нашего общества. Получается, что мы своим дочкам скажем, что нет в этом ничего страшного, нормальная работа, если хочешь — иди. Это важнейшие вещи, это не просто закончик, касающийся маленькой группки проституток.

Если закон о запрете проституции не работает, то надо его включить. Нужна политическая воля, чтобы начать работу, потому что из-за этого образовался криминальный клубок: преступной полиции, проституток и наркодилеров.

Я как женщина и как лидер женской общественной организации «Отличницы» протестую против легализации проституции, потому что это делает женщин несчастливыми. Причем это касается и самих проституток, потому что это занятие связано с болью, с унижениями, с рабством. И страдают от этого другие женщины, чьи мужья пользуются услугами проституток. Сейчас существует множество мест, куда можно пойти «развлечься». Представьте, если бордель будет стоять посередине города, будет охраняться государством. Все будет упрощено, больше женщин будет страдать от измен своих мужчин. Нельзя, чтобы молодые девочки шли этим заниматься и считали, что ничего страшного в этом нет.

Александр Роднянский:

Конечно, в России следует легализовать проституцию. Необходимо держать ее в рамках медицинского и государственного контроля. Это будет значительно здоровее. Потому что, как показывает история человечества, добиться ее исчезновения практически невозможно, порочные страсти никуда не исчезнут.

Я считаю, что стоит это все держать в рамках ограничений, но в совершенно легальном виде. Это схоже с игровой индустрией. Публичные дома можно держать в определенных местах, в одном или нескольких городах. Должны быть лицензии. Это, безусловно, должны быть совершеннолетние люди. Такая модель даст возможность участницам секс-индустрии защищать свои права, потому что сегодня они бесправные и находятся в руках подлых сутенеров.

Евгений Ройзман:

Проституция — это полностью медицинский бизнес, который контролируется полицией. Если его легализовать, то следующим этапом станет его сертификация. Эти люди будут собирать налоги. Проститутки должны будут платить взносы в специальные профсоюзы и объединения проституток. Но полиция своего отношения к ним не изменит. Ничего в сущности не поменяется.

Сергей Железняк:

Я не вижу необходимости поощрять сексуальную эксплуатацию. Ни в нашем обществе, ни в нашем законодательстве нет никаких оснований для легализации сексуального рабства. Это противоестественно и противоречит нашим ценностям и цивилизованным человеческим отношениям.

Андрей Макаревич:

Однозначно нет. И здесь абсолютно нечего обосновывать. Пусть она процветает в латентных формах, а легализовать ее нельзя. Наркомания, как мы знаем, тоже не бедствует, давайте и ее легализуем.

 

Даниил Дондурей:

Мне кажется, есть множество проблем куда более серьезных. Например, колоссальная моральная деградация, состояние российской семьи. Я готов перечислять полчаса с ходу, а если подумать, то и час, гораздо более важные проблемы, чем легкая или тяжелая жизнь проституток.

Я думаю, что все общество настолько погружено в культурную проституцию, что телесная проституция кажется незначительной. У нас ужасно коммерциализованное общество, и интерес к секс-индустрии уступает лишь интересу к смерти. Всюду бандитское сознание. Полицейские у нас функционируют как преступники, и наоборот. Мы живем по Фрейду. Сначала страх смерти, потом насилие, секс и голод. Только проблема голода, слава Богу, у нас решена.

Эдуард Бояков:

В России нужно легализовать проституцию. Проституция — это не проблема, это услуги. И число людей, которые пользуются этими услугами, огромно. Отсутствие легализации просто ведет к увеличению вранья. А это плохая карма для страны и культуры. Существует же нормальная международная практика, и она разная. В Голландии, в штате Невада, в Германии — везде, где легализована проституция, опыт различается. Я считаю, что нам самим и нашим законодателям необходимо прийти к некоему консенсусу по этому поводу.

Комментировать Всего 2 комментария

Это, без сомнения, наиважнейшая и наиактуальнейшая тема для сегодняшней России! Я не удивлюсь, если наши наимудрейшие депутаты ещё более глубоко озаботятся сексуальным здоровьем нации и вслед за запретом гомосексуальных отношений легализуют проституцию. Что бы электорату было куда своё либидо засунуть… 

Эту реплику поддерживают: Анастасия Пятахина Жирэ

Не могу не запостить фото со вчерашней прогулки. "Свинк с цылебными чаями и лыжами". А вы говорите - серебряная роза, эх.

Эту реплику поддерживают: Анастасия Пятахина Жирэ