Уличный перформанс русских танцоров. Женщина с серпом и мужчина с косой в даунтауне

По раскаленным улицам даунтауна шла удивительная пара — женщина со снопом и серпом и мужчина с косой двигались в медленном ритме, по-крестьянски добротно осваивая пространство. Костюмы в стилистике советского промдизайна тридцатых, выбеленные лица, сама геометрия движений отсылали к живописным прототипам — казалось, что ожила сцена из «Крестьянского цикла» Казимира Малевича

Фото: Мария Беляева
Фото: Мария Беляева
+T -
Поделиться:

Супрематические будетляне быстро освоили пространство Storefront for Art and Architecture. Белые выдвижные панели, заменяющие галерее окна и дверные проемы, стали естественной декорацией к выступлению танцоров.

Этот уличный перформанс — работа четырех русских танцоров: Александра Андрияшкина, Татьяны Лузай, Ксении Петренко и Алексея Жеребцова. Они прошли серьезный отборочный конкурс и стали участниками престижного фестиваля современного танца Jacob's Pillow в Массачусетсе. По пути в Массачусетс они и устроили импровизационный хэппенинг в Нью-Йорке.

Директор программы «Открытый мир» Мария Пышкина, которая привезла танцоров в Америку, рассказала мне, как познакомившиеся только вчера артисты придумали сегодняшний перформанс:

А действо продолжалось. Появилась юркая девушка в голубом платье с повадками клоунессы. Она бегала среди прохожих, забиралась в оконные и дверные проемы — в общем, жила жизнью городского Маугли среди каменных джунглей.

Фото: Мария Беляева
Фото: Мария Беляева

Центр Storefront for Art and Architecture открыт для экспериментов, но подобное редко можно увидеть даже там. Завсегдатай галереи, писатель и актер Теодор Булукос (Theodore Bouloukos), рассказал мне о самом первом перформансе, увиденном здесь:

Замысловатые манипуляции танцоров с плоскостями стен привели к тому, что прохожие вдруг оказались втянутыми в узкое помещение центра, где их уже ждал Александр Андрияшкин. Он пригласил публику на вечер импровизаций: Андрияшкин спрашивал у зрителей, чего им не хватает в его танце, и по их просьбам менял стиль движений от модерн-данса до хип-хопа.Танцор обьяснил мне разницу между перформансом на сцене и на улице:

Хэппенинг происходил одновременно сразу в нескольких местах и поэтому целиком его не видел никто.

Три сюжетные линии переплетались, не смешиваясь. Актеры передавали друг другу право хода.

Закончился перформанс так: русская крестьянка медленно шла по улице и бросала землю на горячий асфальт Нью-Йорка, как сеятели разбрасывают семена. Ксения Петренко объяснила мне, почему она со своим партнером Алексеем Жеребцовым выбрала в качестве прототипов крестьян Малевича.

Американские зрители, которых не удивить постановками, шептались за моей спиной: очевидно, за последние десять лет в России сформировалась интересная школа современного танца.