Антон Сазонов /

Режиссер Уолтер Хилл: Сталлоне даже согласился состричь свои волосы

В прокат выходит «Неудержимый» (в оригинале «Пуля в голову», мы писали о фильме после его премьеры на Римском кинофестивале), новая работа Уолтера Хилла, на фильмах которого выросло не одно поколение. Создатель «48 часов», «Красной жары» и «Красавчика Джонни» впервые встретился на площадке с Сильвестром Сталлоне. И не преминул рассказать нам о том, как ему работалось с легендой, в чем суть вестерна, и о планах на женщин

Фото: Corbis/Fotosa.ru
Фото: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

СОткуда такой спрос на старых героев боевиков? Вернулся Сталлоне с ремейками своих главных хитов и «Неудержимым». Возвращается Шварценеггер. Ван Дамм предпринимал попытку.

Наверное, аудитория повзрослела. А с возрастом приходит ностальгия. Всем надоели супергерои из комиксов, все устали от компьютерных спецэффектов. Зрителям не хватает более жизненных историй, приближенных к реальности.

С«Неудержимого» можно назвать вашим возвращением к бадди-фильмам 80-х?

Фильм отсылает не только к моим работам, а к поджанру целиком. Так что меня не случайно позвали в этот проект, хотя я обычно снимаю по своим собственным сценариям. Этот фильм представляет собой собирательный образ кино 70-х и 80-х годов. Если вы спрашивали в этом ключе — несомненно, да.

СЭто еще ваша первая совместная работа с Сильвестром Сталлоне.

При этом я знаю его уже, наверное, лет двадцать. Или даже тридцать. Близко мы с ним никогда не общались, но постоянно пересекались на разных мероприятиях и неоднократно обсуждали, как было бы здорово что-то сделать вместе. Но все никак не срасталось до настоящего момента. Мы с ним неплохо ладили на площадке, хотя казалось бы: Сталлоне — сильная личность, потом он сам себе режиссер, снявший с десяток собственных фильмов. Весь мой прошлый опыт работы с актерами тут не подходил, Слая ведь просто так не обхитришь, поэтому приходилось изворачиваться, изобретать новый подход.

ССталлоне сам не пытался давать режиссерские указания?

Нет, до соперничества дело не дошло. Мы с ним просто все время находились на съемочной площадке и вместе работали. Он много что привнес в картину, но никогда не командовал — например, куда нужно поставить камеру. Он очень почтительно себя вел. Я же в свою очередь следил за тем, чтобы он всегда мог оставаться собой. Сталлоне даже согласился для фильма состричь свои волосы. Мы хорошо с ним сработались, и в плане актерской игры он прямо отлично себя проявил — взять хотя бы довольно старомодную, но эффектную сцену с топором.

СЗа свою карьеру вы сняли много классических вестернов. «Неудержимый» — это ведь тоже вестерн, только перенесенный в наши дни?

Знаете, составляющие вестерна — не только декорации и костюмы, но и персонажи, которые решают свои проблемы не вполне законными путями. Именно это лежит в основе всех вестернов. Еще с вестернами накрепко связан стереотип, что это фильмы, основанные на реальных исторических событиях. На самом деле в большинстве случаев это совсем не так. Но, вообще-то, и фильмы Джона Форда, и Сэма Пекинпы во многом придуманы. Настоящая жизнь американского Запада сильно отличалась от того, как ее изображали в голливудских или итальянских вестернах.

СВы не снимали кино последние десять лет. Почему?

После «Обсуждению не подлежит» я еще сделал сериал. А так да, почти десять лет. Все дело в деньгах. Их всегда было сложно найти, а сейчас — прямо особенно. Много проектов сорвалось из-за недостаточного финансирования. 

СУ вас же в «Неудержимом» играет Сталлоне. Актеры такой величины не упрощают дело?

Вовсе нет. Я ведь в основном снимаю скромные, небольшие фильмы. А когда у тебя в фильме значится кто-нибудь вроде Слая в актерском составе, все начинают думать, что ты снимаешь большое кино — вроде «Неудержимого». И когда ты говоришь им правду, слово «небольшой» никому не нравится. Поэтому я все чаще задумываюсь о том, что пора бы и на пенсию. Я ведь уже немолодой.

СВам ведь только восьмой десяток пошел.

О возрасте я никогда не думаю, не праздную дни рождения. Зато много думаю о том, как уйду из кино, буду отдыхать и наслаждаться семьей. Но когда я по-настоящему об этом задумываюсь, то становлюсь беспокойным и тут же начинаю сомневаться: а может, я все-таки хочу продолжать снимать кино. И переключаюсь на новый проект. Сейчас вот, например, я занимаюсь кастингом моего следующего фильма.

СНад чем вы сейчас работаете?

Это будет ремейк фильма Роберта Олдрича «Что случилось с Бэби Джейн?» о двух сестрах, которые в начале прошлого века пытаются строить карьеру в шоу-бизнесе. Правда, сюжет будет немного отличаться от оригинала. Раньше мне бы никогда не пришла в голову подобная идея. Но в какой-то момент я понял, что никто ведь не вспоминает и не пересматривает старые фильмы. Что, возможно, никто уже кроме меня и не помнит творчества Олдрича. Потом, ремейки бессмысленны, если режиссер не говорит в них ничего нового и не находит нового подхода к изложению истории. Мне кажется, я его нашел. 

СДевушки в ваших фильмах раньше никогда не фигурировали на переднем плане.

Там будет яростное противостояние двух главных героинь, а об этом я снимал всегда. Просто на этот раз соперничать друг с другом будут женщины.С