Пивоваров, Костомаров, Расторгуев: Мы — народные продюсеры

Создатели популярного документального сериала «Срок» Павел Костомаров, Алексей Пивоваров и Александр Расторгуев запустили новый проект — «Реальность». В отличие от предыдущих роликов, героями которых становились оппозиционеры и политические активисты, в объектив авторов «Реальности» попадают все, вне зависимости от возраста, пола и рода деятельности. Костомаров, Пивоваров, Расторгуев рассказали «Снобу», в чем уникальность их проекта, как найти интересную историю у любого человека и что изменилось в окружающей их реальности с начала съемок «Срока»

Фото: Вячеслав Прокофьев/Коммерсантъ
Фото: Вячеслав Прокофьев/Коммерсантъ
+T -
Поделиться:

СВкратце, что такое «Реальность»?

Пивоваров: «РЕАЛЬНОСТЬ» (кстати, название проекта пишется заглавными) — это несколько параллельно развивающихся сериалов. Каждая серия должна идти не дольше четырех-пяти минут. Сценария нет, герои живут своей настоящей жизнью, поэтому кастинг проходят только те, кто искренне готов участвовать, актеров и тех, кто хочет получить какую-то свою личную выгоду из этого проекта, мы отсеиваем. Мы не ставим перед героями ни задач, ни ограничений, они могут снимать все что угодно, а мы из огромного количества материала монтируем сериал. Дело в том, что любительское видео, которым заполнен интернет, никому не интересно: у человека нет мотивации его смотреть. Кино и сериалы, напротив, смотреть интересно всем, но в них все слишком приукрашено. Мы считаем, что нужно снимать обычные жизни обычных людей, и пытаемся придумать контентную среду, в которой люди смогут общаться друг с другом посредством видео.

Расторгуев: Наша сверхидея заключается в том, чтобы создать такое пространство, где этот продукт будет самозарождаться, привлекая к себе все больше и больше новых зрителей и героев. Образно говоря, мы хотим создать социальную сеть.

СНо видео о себе в интернете никому не интересно!

Пивоваров: Это так. У большинства добавляющих видео всего 7-10 просмотров. Правда, у нас есть один герой, который посмотрел сам себя 1200 раз — это видно по статистике посещений. Но мы исходим из того, что, если «прописать путь» и показать, как снимать видео о себе, это станет очень востребованным.

СВы хотите втроем создать новую социальную сеть типа Vine или Instagram? Но подобные проекты создаются при помощи технологий. Вы же, вроде бы, делаете фильмы, а это область искусства.

Пивоваров: Когда-то именно технология сделала возможным появление кино. И в интернете, и в производстве фильмов есть элементы творчества, логистики и ручного труда. Но в итоге все равно для всего находится технологическое решение. Двадцать лет назад «РЕАЛЬНОСТЬ» вообще не могла бы появиться, потому что она целиком завязана на технологиях. Смотрите, сейчас во многих машинах стоят видеорегистраторы — когда сегодня происходит убийство или крупное ДТП, то на следующий день мы можем увидеть ролики в интернете. Через пять лет регистраторы будут у каждого. А если появится сервис, позволяющий с их помощью стать знаменитым, то эти гаджеты раскупят за несколько месяцев.

СА какова ваша роль? Ведь человек благодаря техническим возможностям может быть сам себе и режиссером, и оператором.

Расторгуев: Мы — народные продюсеры, которые создают новый формат. И мы авторы, потому что именно мы монтируем полученный материал, формируя контент. А «РЕАЛЬНОСТЬ» — это интернет-сообщество, где можно будет смотреть сериалы про молодых мам, футболистов, молодых бизнесменов, пары, которые хотят развестись.

Пивоваров: Каждая серия посвящена одному герою. Сюжетные линии могут пересечься, только если герои действительно встретятся в жизни.

Расторгуев: Джефферсон говорил: «У каждого человека есть одна великая история. Проблема в том, чтобы найти ее и использовать». Бывает так, что человек возвращается из путешествия по Китаю, привозит восемь часов материала, а это оказывается чудовищно скучно. В то же время есть девочка, которая просто снимает разговоры со своим парнем — и это настоящее кино. Не знаю, почему так получается. Наверное, дело в энергии самовыражения людей, которые и являются сутью истории.

СПочему такое название —  «РЕАЛЬНОСТЬ»?

Пивоваров: Мы все время натыкаемся на это слово, часто его используем в выражениях: «другая реальность», «реально дела обстоят по-другому». Мы даже составляли список хороших заголовков с этим словом: «Реальность происходящего»; «Поверь в реальность». Главное —  это слово точно отражает суть проекта.

СУ вас нет ощущения, что люди выключают камеру в самый интересный момент?

Пивоваров: Кто-то готов снимать только свою свадьбу, а кто-то — себя 24 часа в сутки. Второй случай и есть наши герои — условные Ромы Желуди из разных социальных кластеров.

Расторгуев: У нас есть героиня, которая живет в коммуналке, без детей, у нее трудная финансовая ситуация. Она еще не знает, чем будет заниматься в жизни, но хочет самовыражения, признания. Быть может, люди надеются на быструю популярность, когда приходят к нам, но в то же время не очень в нее верят. Ведь, если сегодня о тебе напишут в журнале «Сноб», не факт, что завтра ты станешь Усмановым.

СБывало так, что человек приходит к вам со своей историей, а вы видите что-то другое?

Костомаров: Может быть, герой видит себя иначе, нежели мы его монтируем. Главное, чтобы он выражал свои чувства по-настоящему: если он искренен, его жизнь в любом случае интересна, поэтому на начальном этапе мы не ставим никаких драматургических буйков, у нас абсолютно открытая морская гладь, плыви куда хочешь. Со временем, наверное, будут появляться какие-то фьорды, берега, каналы и шлюзы, но это будет не скоро.

СНекоторые говорят о том, что в документальном кино можно показывать все, а некоторые — что должна присутствовать самоцензура. Например, Виктор Косаковский снимал смерть своей матери, что вызвало бурные обсуждения. Вы какую позицию принимаете?

Расторгуев: Картина Косаковского — гениальная работа: фильм про самого себя, свою ответственность перед другими людьми, судьбу, которую ты своровал, страх, что тебя подменили в роддоме. Личная история, в которой он снимал и свою мать, и то, как ему делают массаж, а в финале сделал образный кадр со схождением души на Землю. Только тупые, неразвитые, бездарные, завистливые, прогнившие наши коллеги стали обсуждать этичность кадра с матерью. Для искусства такой вопрос не должен стоять. Наш главный принцип — не навредить. Очевидно, что человек порой склонен к саморазрушению: иногда он снимает то, что может помешать его судьбе, но мы должны этот кадр не использовать.

СНе боитесь скатиться на уровень «Дома-2»?

Пивоваров: Вы пытаетесь нащупать знакомый формат и уличить нас в том, что мы создаем новый «Дом-2», но наша история совсем другая. Мы всегда приводим красивое сравнение: наш проект так же соотносится с реалити-шоу, как поход в зоопарк с поездкой на африканское сафари.

ССколько к вам на кастинг приходит людей?

Расторгуев: Не очень много. Но кастинг уже расписан до конца июня.

Пивоваров: Надо понимать, что это стартап. И даже те люди, которые к нам приходят, решившись на участие в проекте, не очень понимают, о чем идет речь, хотя они видели флаер или рекламу «Вконтакте». Потом у нас сейчас нет столько денег, чтобы тратить их на массовую рекламную кампанию, и мы пока не договорились ни с одним телеканалом на показ. И все равно мы видим небольшой, но постоянный прирост тех, кто хочет сниматься.

ССколько вам вообще надо людей?

Расторгуев: В идеале? Двенадцать миллионов.

СЭто шутка?

Пивоваров: Мы предполагаем, что можем к этому прийти в результате развития проекта.

СА сами согласились бы участвовать в таком проекте?

Костомаров: Я всю жизнь снимаю себя, свою семью, но это не часть проекта «РЕАЛЬНОСТЬ». Однажды мы ездили в экспедицию на Чукотку и взяли опытного, закаленного, прошедшего много арктических зимовок повара. Оказавшись у него дома, мы увидели, что он ест «Доширак». Мы удивились: как так, ты же из кальмара можешь сделать компот?! А он говорит: я дома не готовлю.

Расторгуев: Меня однажды попросили принять участие в проекте. Я взял камеру и снимал на протяжении пяти дней. Когда я посмотрел отснятый материал, то понял, что он был самым скучным из всего, что я видел на тот момент.

Пивоваров: Просто невозможно быть одновременно и станком, и изделием. Это противоречит здравому смыслу.

ССколько вам нужно денег на такой масштабный проект?

Пивоваров: Мы не можем раскрывать весь бизнес-план, можем сказать только, что это дорогостоящий проект, но не сопоставимый тем не менее с расходами на телеканал.

СПочему вы не объявили сбор денег?

Пивоваров: Возможно, мы объявим краудфандинг на окончание проекта «Срок». Люди могут собраться и оплатить разовое мероприятие, но оплачивать долгосрочные проекты не будут, поэтому я не верю в эксперимент «Дождя». Участники «РЕАЛЬНОСТИ» никогда не будут за него платить: проект, как «Фейсбук», должен оставаться бесплатным.

СУ вас сейчас выходит проект «Лента.Док», который по сути, является продолжением «Срока». Но «Срок» был очень популярен, а из «Ленты» как будто бы ушла жизнь. Что произошло?

Пивоваров: Мы все время задаем себе этот вопрос. Одна из главных причин заключается в том, что «Срок» возник тогда, когда был последний виток протеста. Вышел ролик с Навальным, с Собчак. Яркий, необычный формат «Срока» адекватно отражал то, что происходило, поэтому стал популярным. Волна протестов прошла, и спал интерес ко всем проектам, которые его освещали: к каналу «Дождь», «Фейсбуку», проекту «Срок». Мы планируем закончить проект к концу 2013 года. У фильма пока нет финала. Один из возможных — арест Навального.

СУ вас есть прогнозы, чем закончится дело Навального?

Пивоваров: Последние несколько месяцев мне казалось, что шансы Навального на президентство сократились практически до нуля. Но нельзя не признать, что если его будут долго, громко и мучительно судить, откроют новые уголовные дела и в итоге посадят, то его шансы вновь увеличатся.

Костомаров: То, что происходит в стране, — это Пиррова победа над оппозицией. Но еще пара таких побед, и у победителей не останется зубов.

Пивоваров: Но я хочу повторить то, что говорил когда-то: конечно, сейчас Навальный у всех на виду, но я допускаю, что вполне может сложиться неожиданная ситуация, когда какой-то Иван Петрович, которого мы все знали, но не обращали на него внимания, станет новым президентом.

СКстати, о сравнении «Срока» и «РЕАЛЬНОСТИ». Во время нашего прошлого интервью вы с горечью констатировали, что Россия движется к фашизму. Сейчас вы снимаете не оппозиционеров, не митинги, а обычных людей — работаете с совершенно другим материалом. У вас изменилось ощущение?

Пивоваров: Оно не изменилось, просто мы развернулись на 180 градусов и занялись совсем другим. Раньше мы собирали яблоки, а теперь вышиваем крестиком. Но это никак не меняет нашего ощущения реальности. С точки зрения безопасности, общения с инвесторами нам, конечно, спокойнее заниматься этим проектом, чем «Сроком».

Костомаров: Мне кажется, страну ждут резкие, болезненные перемены.