Рестораторы Борисов и Ямпольский расширяются на Запад

+T -
Поделиться:

Клуб «Апшу»

 

Митя Борисов:

Хотелось устроить заведение, куда ходила бы знакомая нам публика - без посторонних. С этой целью мы всем друзьям сделали ключи - и только тот, у кого был ключ, мог пройти в «Апшу». Потом заведение как-то вышло из-под контроля и стало более демократичным. Главная ценность «Апшу» - дизайн архитектора Александра Бродского. «Апшу» существует уже лет пять, и он до сих пор популярен. Совершенно на это не рассчитывая, исключительно благодаря интерьеру Саши Бродского, мы получили полтора десятка публикаций в разных архитектурно-дизайнерских журналах всего мира - европейских, американских... И куча разных статусных иностранцев приходила к нам смотреть: что ж такого сделал Бродский?! Посреди «Апшу» стоит громадная трехметровая кровать, непонятно почему там появившаяся - такая странная причуда Бродского. И был у нас шотландский друг - продюсер BBC. Он вызвался с нами пить только на том основании, что, дескать, шотландцы многих перепьют. Что ж, его можно понять - он впервые попал в Россию. В итоге на следующий день он проснулся на этой самой высоченной кровати, под потолком. К нему был приколот счет в семьсот долларов и привязаны кроссовки. А вокруг бегали клоуны и визжали дети - поскольку в двенадцать дня в «Апшу» начался детский праздник. Он сказал нам, что это было самое страшное утро в его жизни.

Клуб «Гоголь»

 

Митя Борисов:

Название не имеет совершенно никакого отношения к писателю Гоголю. Оно в застолье было придумано нашими друзьями из французского посольства. Оказывается, во французском языке слово Le Gogol означает «мудила» или «раздолбай» - но в таком позитивном, добром смысле. В общем, это человек, который гоголем ходит.

Дмитрий Ямпольский:

Повару, которого мы взяли туда на работу, была придумана отличная легенда - он, дескать, бывший шеф-повар космодрома «Байконур», бывший шеф-повар несуществующего Западного флота. На самом деле этот человек с легкостью мог подтвердить и то, и другое: у него в контракте запои были отдельным пунктом прописаны. Так и значилось: «возможность пить две недели». Мы открыли в «Гоголе» каток, люди ломали руки и ноги, и «Гоголь» постоянно попадал в какие-то хроники происшествий.

Бистро «Жан-Жак»

 

Дмитрий Ямпольский:

Их пять - это наш приоритетный проект, мы его развиваем по сетевому принципу. «Жан-Жак» - это сеть парижских бистро, куда ходят в тапочках, по соседству. Исключительно европейский формат - поэтому и название просилось эдакое, соответствующее... «Мон Гаврош» какой-нибудь. Чтобы и французское, и не пафосное. Потому что в Москве, куда ни плюнь, всюду «Ле фигня». А наша партнерша, дизайнер Мюриэль Руссо (Muriel Rousseau), она прямой потомок Жан-Жака Руссо. Поэтому полное название в переводе на русский язык - «Друзья Жан-Жака Руссо».

Митя Борисов:

В Ереване у «Жан-Жака» тоже полно поклонников - там довольно обширная французская диаспора, местный коньяк начинали делать французы, и страна, надо сказать, достаточно франкофонная.

Дмитрий Ямпольский:

В Ереван мы отлично съездили: помним, расплачивались при выезде из отеля с горничной за мини-бар, а она нам сказала: «Вы немного много дали». Отличная формулировка, кстати.

«Квартира 44»

 

Митя Борисов:

Это проект сестер Ани и Маши Карельских и моего брата Ники. Мы там номинальные совладельцы. «Квартира 44» - это место, где все мы выросли. Такой «культ личности семьи Борисовых-Карельских». В «Квартирах» на Никитской и на Полянке проводят поэтические вечера, выступают музыканты... На Полянке к тому же очень красивый внутренний «грузинский» дворик - с какими-то неожиданными архитектурными вставками. Там недавно сотрудники посольства Государства Израиль праздновали упрощение визового режима между Россией и Израилем - это был самый странный повод для банкета, который только можно было бы себе представить.

«Гран Буфф»

 

Дмитрий Ямпольский:

Мы продали «Гран Буфф» («Большая жратва») и «Гоголь» на Маросейке только потому, что сами не получали от них никакого удовольствия, да и наши друзья перестали туда ходить. От идеи до открытия заведения должно проходить месяца три, не больше. Иначе сама идея надоест и скиснет.

Кафе «Маяк»

 

Митя Борисов:

Сейчас это самый знаменитый театральный клуб Москвы. Раньше «Маяк» открывался в одиннадцать часов вечера, сразу после того, как заканчивались спектакли в Театре имени Маяковского и зрители отправлялись поедать унылые бутерброды. Основатели клуба - артисты Самойленко и Суханов, для которых ресторанный бизнес вовсе не является основным видом деятельности. Мы с ними познакомились, подружились, и как-то решили дать «Маяку» вторую, что называется, жизнь.