Федор Павлов-Андреевич: Зритель нынче волшебный

Автомобильный бренд Lexus четвертый год подряд организует мероприятия в поддержку современного искусства. В этом году проект «Сноб» стал генеральным партнером события. Артистический директор проекта, куратор современного искусства, директор Государственного музея на Солянке Федор Павлов-Андреевич рассказал о главной идее Lexus Hybrid Art и о том, зачем городам нужно искусство

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

СВ прошлом году темой выставки Lexus Hybrid Art был science art. Можете ли вы так же просто сформулировать тему этой?

В прошлом году это тоже не был просто science art. Это было «сцепление искусства и технологий». В этом году мы говорим про движение и нас временно (или, кто знает, может и надолго) больше не интересует статика в искусстве, а только всё беспокойное, неостановимое, то, в основе чего лежит порыв.

СИзначально главной задачей мероприятия было продвижение гибридных автомобилей марки. Однако вскоре оно превратилось в целую институцию, продвигающую актуальное искусство в России. Вы до сих пор самостоятельно ищете художников или настал тот момент, когда они сами приходят к вам?

Конечно, многие художники шлют свои идеи. Некоторые иностранцы, но в основном русские. Нашей секретной задачей как раз и является распахнуть окно и дать этому пространству заполниться свежим воздухом – и хотя пока что из дюжины артистов только два-три могут быть русскими (такова реальность жанра – готовых художников и проектов просто нет, но ведь они и не могли бы родиться на ровном месте! Нужны годы, хорошие удобрения и четкое планирование посева, взращивания и сбора урожая), тем не менее, масштаб и уровень предлагаемых художниками идей растет удивительными темпами. Причину этому я вижу как раз в том, что LHA за предыдущие три года видело такое значительно количество людей, что это не могло не повлиять на ландшафт. Я согласен с тем, что сегодня LHA – институция, и у нее есть свой легко вычисляемый почерк. Это очень важно для будущего.

СПри отборе работ на выставку каким главным критерием вы руководствуетесь?

В этом году перед нами стояла задача, похожая на то, что делал, с одной стороны, один из моих любимых кураторов Жан-Убер Мартан на Московской биеннале в 2009 году (она была в «Гараже»), а с другой – на бриф, сформулированный куратором уже следующей Московской биеннале, Питером Вайбелем (2011, ArtPlay). То есть мы ищем корни и ответы на вечные вопросы, но при этом наш важнейший критерий – чтобы как можно большее количество людей стали родственниками совриска, побывав на LHA. Мне больше всего нравится история одной моей знакомой, которая сводила свою тогда трехлетнюю дочь в «Гараж» на мартановскую биеннале, и с тех пор, в течение целого года, девочка просыпалась каждое утро и спрашивала: мама, а мы сегодня пойдем на биенналю? У нас будет, кстати говоря, очень kids friendly программа в этом году, дети должны прыгать до потолка. Но при этом мы все делаем для взрослых. Просто детям будет тоже круто. А символом выставки в этом году будет круг. У нас все работы круговые, цикличные, зацикленные на окружности. Круг же лег в основу архитектуры проекта, который делает, как обычно, наша любимица Катя Бочавар.

СЦензурирует ли ваши идеи Lexus?

Конечно, нас никто не цензурирует – чтобы что? Скорее, мы сами себя. Потому что нам очень важно, чтоб команда Lexus любила этот проект и верила в него не меньше нашего. Пока что именно так и получается.

СНесколько лет назад поголовно все художники и кураторы жаловались на низкий уровень культуры зрителей. Как с этим обстоит дело сейчас?

Зритель нынче волшебный. Наш с «Лексусом» паблик арт — «Облако» бразильца Эдуардо Коимбры — оставленный на произвол судьбы на месяц посреди Кузнецого Моста не тронул ни один человек. Мы были уверены, что граффитчики решат вопрос на следующий день, а гуляющие в окрестных барах тоже найдут, как с этим искусством обойтись. И представляете – ни одной царапины! Потому что выросли люди, которые слышат и чувствуют. И которым хочется, чтобы вокруг было красиво. (Даже если они в пьяном виде возвращаются домой.) Вместо вандализма мы получили тысячи фотографий в инсте и на фейсбуке. Это было так удивительно и так приятно.

СС какими главными стереотипами вы сталкиваетесь, когда речь идет о создании public-art-работ в городе?

Городу жалко свою тротуарную плитку (и его можно понять), он думает о хозяйстве, но потом, посмотрев на объект того или иного художника, город хочет, чтобы этот объект остался навсегда. Конечно, с городом непросто, но и очень интересно, –  пожалуй, самый  удивительный на свете заказчик паблик-арта.С