Ксения Бабич /

ЦРУ в моем фейсбуке. За и против

Американские конгрессмены отказались урезать финансирование секретных программ электронной разведки, чтобы не навредить работе спецслужб

+T -
Поделиться:

Тема информационной безопасности вновь стала актуальна после июньского скандала с техническим ассистентом и экс-сотрудником ЦРУ и Агентства национальной безопасности США Эдвардом Сноуденом. Он передал газетам The Guardian и The Washington Post информацию о проекте PRISM, который подразумевает слежку за гражданами США и других государств при помощи Интернета и позволяет использовать для этого данные из электронной почты, прослушку голосовых и видеочатов, просматривать фотографии в соцсетях, отслеживать пересылаемые файлы. В проекте PRISM принимают участие все крупные игроки рынка: Microsoft (Hotmail), Google (Google Mail), Yahoo!, Facebook, YouTube, Skype, AOL, Apple и Paltal.

Сноудену предъявили обвинения в нарушении законодательства, он был объявлен в международный розыск, сбежал из страны и почти месяц провел в транзитной зоне российского аэропорта «Шереметьево».

Тем временем проект PRISM по-прежнему существует, а сотрудники Агентства национальной безопасности по-прежнему могут прочитать нашу переписку. «Сноб» поговорил со специалистами по информационной безопасности и социальным сетям.

Герман Клименко, директор и владелец компании Liventernet:

Готовы ли мы терпеть вмешательство в жизнь пользователей? Мы уже его терпим. Это доступно всем крупным игрокам рынка: они мониторят, строят профили. Все интернет-пользователи так живут. Почему, допустим, Марку Цукербергу мы разрешаем пользоваться нашими личными данными, а ЦРУ — нет? Предположим, мы доверяем Цукебергу, а государству не доверяем. Но это уже другой, философский вопрос.

99,9% пользователей Интернета вообще не беспокоятся, что за ними следит государство. Проблема надуманная. У самого государства нет таких технологий слежения, которые есть у «Фейсбука» или других коммерческих организаций, которые за нами следят и подкладывают уже таргетированные объявления, ориентируясь на пол и возраст. Не стоит отказывать государству в праве на то, что есть уже у коммерческих организаций. Либо надо у всех отбирать это право, и в том числе у поисковиков, и запрещать таргетироваться по поведению пользователя, либо наоборот — разрешить это всем.

Роберт Шлегель, депутат ГД РФ, член комитета по информационной политике:

Даже если я не дам согласие на использование своих личных данных, они все равно будут использованы. Если человек пользуется Интернетом, то он должен понимать, что любая переписка, которая ему кажется личной, может быть доступна третьим лицам. Я рекомендую все вопросы, которые вы не собираетесь предавать огласке, обсуждать лично.

Что касается того, могут ли спецслужбы вмешиваться в жизнь граждан, то такое допустимо, но только если речь идет о безопасности, об угрозе терроризма. А когда речь идет о политическом контроле, о слежке с целью узнать секреты другого государства — в том числе и промышленные — это недопустимо.

Но здесь мы попадаем в такую интересную ситуацию, когда компании, услугами которых мы пользуемся, находятся на территории США. Мы не можем помешать им руководствоваться американским законодательством и не отвечать на запросы спецлужб.

Но вот что меня по настоящему смущает во всей этой истории. Идеология интернет-компаний строится на пропаганде свободы и доступа. И в то же время они на протяжении долгих лет предоставляли данные спецслужбам и ничего об этом не сообщали

Необходимо, чтобы компании сообщали, кому они могут предоставлять данные и по чьим запросам. Надо установить срок давности для публикации этих запросов. Общество должно знать о том, как ведется эта работа.