Ольга Свиблова: Фотография — это не вид искусства, а отражение времени

Основатель Московского дома фотографии и директор Мультимедиа Арт Музея рассказала «Снобу», за что мы ценим фотографию и как мы переоткрываем искусство

Фото: Лена Авдеева
Фото: Лена Авдеева
+T -
Поделиться:

Вопрос о качестве фотографии, хорошая она или плохая, праздный. Такой же вопрос можно задать относительно любого вида искусства, а фотография — это всего лишь медиум. Хорошее и плохое можно различить только с помощью интуиции и знания, потому что у искусства, как и у науки, есть логика саморазвития. Оно движется вперед, и на этом поступательном пути его никто не может остановить. Когда мы пересматриваем историю искусства, а мы это делаем постоянно, нам все равно понятно, что историю напишет тот, кто родится последним. Это верно и применительно к фотографии: мы постоянно обращаемся к истории, вытягивая из нее то, что для нас становится актуальным. Фотография живет во времени и со временем.

Нынешняя Венецианская биеннале была полна работ аутсайдеров: непрофессиональных художников или художников, о которых забыли. В частности, там было творчество Штайнера, который изначально самоутверждался в философии, но при этом его хобби было рисование. Сейчас его работы, конечно, искусство. Мы переоткрываем историю искусства, но и оно не стоит на месте, оно прирастает огромным количеством художников.

В разные эпохи у нас было искусство передвижников, Ренессанс, импрессионизм. В эти особенные для искусства периоды творит большое количество художников. От каждой из этих эпох у нас остается множество мастеров, которые впоследствии становятся нарицательными, своеобразными брендами. Как, например, произошло с Караваджо. Он всегда был известным художником, но потом в какой-то момент возникает караваджомания, потому что в современности появляется необходимость что-то открыть заново.

Мы ценим фотографию из-за того, как она соотносится со временем, потому что она сделана сегодня. В каждом времени борются и сосуществуют разные эстетические системы, и время всегда выбирает то, что с ним созвучно. Люди физически живут в одном времени, а ментально существуют в разных временах. Сегодня есть и шестидесятники, и восьмидесятники: некоторые живут в этом времени, некоторые его опережают, а кто-то остался в том времени, когда сформировался. У них душа к разному лежит.

Люди, которые работают в профессиональном искусстве, как я, просматривая большое количество материала, выбирают, основываясь на опыте. Если сегодня кто-нибудь будет снимать, как Родченко, они премии не получат. Мы смотрим на художественный мир автора, на его message, на то, какую художественную форму он выбирает.

Фотография многолика, в ней есть документальная составляющая. Есть система Тома Вуда, Инди Шерман — и у каждого свой художественный мир. Если можно было бы все это объяснить, нам не нужен был бы художник как носитель индивидуального взгляда. Люди, идущие в нашу сферу деятельности, руководствуются прежде всего интуицией. Когда знания накапливаются и ты ими пользуешься, ты становишься экспертом. Но твои вкусы меняются, потому что искусство — неисчерпаемый фактор развития личности. Был момент, когда мне казалось, что работы Фонтана совершенно неинтересно смотреть, потому что есть «Черный квадрат», и я помню, что в 80-е годы я это говорила. Через полгода после этого у меня открылся «третий глаз» и я влюбилась в минимализм.

Не нужно бояться того, что твои вкусы меняются, нужно иметь «широко отрытые глаза». В советское время в наших музеях современное искусство заканчивалось работами Пабло Пикассо. В 1988 году начали выставлять русский авангард. Невозможно любить то, что тебе незнакомо, но у русских людей есть одна замечательная черта: они могут удивительно быстро учиться. Когда люди начали ездить по миру и встречаться с современным искусством, оказалось, что у нас чудесная публика, очень продвинутая. Наша система образования мертва, но сама ценность образования до сих пор не убита. Русские люди стремятся познать больше. Десятилетия назад Щукин и Морозов опередили своим вкусом европейских коллекционеров, то же самое делают и современные русские коллекционеры. Российская интеллектуальная публика очень быстро формируется. Пример этого — первая большая выставка Ребекки Хорн в Москве, на которую не пойти — почти совершить преступление. Это величайший, системообразующий мировой художник, и русская публика это осознает и ее ценит.

Появились новые площадки: Гараж, Музей современного искусства, Манеж. Времена изменились, и если 20 лет назад на Венецианской биеннале было максимум трое русских, то сейчас в Венецию приезжаешь, а там русских больше всех. Как только открыли доступ к искусству, люди и потянулись.

Комментировать Всего 13 комментариев

Выставка Ребекки Хорн в Москве уже закрылась или ее продлили?

Мы ценим фотографию из-за того, как она соотносится со временем, потому что она сделана сегодня

И часто это соотношение с временем отзывается особенно пронзительно. Не так давно по сети гуляли подборки старых московских фотографий. Удивительные чувства вызывают. Вот, например, вид Тишинской площади в 1928 году. Как вы считаете, какие из современных фотографий будут через 80-90 лет вызывать те же чувства?

Что-то не похоже)) Наравне со старыми фотографиями родных мест, у меня такие же чувства вызывают сравнительно не старые фотографии, но годов 80-ых - совершенно не знакомых мне людей. Полароиды, 3D-фотографии, шедевры, случайно снятые на пленку. 

Тишинская площадь. Подарок мне на 14 февраля 2012. Наложение настоящего кадра фильма Хуциева "Мне двадцать лет (Застава Ильича) - 1965 год. Это - именно то самое место.

Наташ, я ее - не эту понятно, понимаешь, о чем речь, таки купил )

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин, Наташа Вольпина

СПАСИБО!

УРА! Поздравляю!!!! Отличный выбор.

Замечательно как! Люблю такие сопоставления.

Эту реплику поддерживают: Наташа Вольпина

Как вы считаете, какие из современных фотографий будут через 80-90 лет вызывать те же чувства?

Ну, Татьяна, смотря какие чувства... Вот я, например,  первые годы жизни провёл в арбатских переулках - но Арабата тех дней я всё же почти не помню... Поэтому личного отношения к Арбату современному, или Арбату прежнему (но тому, который который непосредственно не примыкает к нашему дому), у меня мало...

Зато следующие несколько лет я прожил на Пионерской (затем - Фабрициуса), и вот эти уже воспоминания, и правда, для меня "пронзительны"... Поездки в Покровское-Стрешнево, купания в канале, прогулки с дедом по окрестным полям, лесам и деревням, речка "Сходня", маленький аэродром... Удивительный запах тогдашних деревень, совершенная беззаботность жизни - всё это сидит в душе, и требует доказательств, что всё это было на самом деле, а не приснилось мне...

Потом - переулок Павла Андреева и Большая Серпуховская, прямо напротив "Завода Ильича" - в то стародавнее время, когда никому в голову не пришло бы переспросить, в честь какого такого "Ильича" назван завод... Я застал ещё несколько деревянных особняков в переулке, с удивительной резьбой, и на моих глазах их разломали в пух и прах за пару часов, и, видимо, свезли на свалку... А я потом врал маме, будто бы их аккуратно разобрали, и увезли на новое место - так как мы с ней любовались деревянными кружевами этих домов, и хотели бы, чтоб они сохранились, не пропали навсегда...

Словом, нмв, особенно трогательны всё же не какие-то абстрактные "виды старой Москвы", а что-то такое, с чем в твоей жизни что-то связано... А, если так, то и нынешние фотографии станут точно так же тревожить сердца через 80 - 90 лет...

(Возможно, кстати, что и сегодняшние районы станут казаться в той Москве такими же лирически аутдэйтид, как эти вот крошечны домики на Тишинке...).

Да действительно,фотография живет во времени и со временем.

В мире галерей есть мнение, что каждые десять лет живопись возвращается, сколько бы раз ее ни проклинали, ни заменяли другими медиа, фотографией, видео, инсталляцией, объектами.

Все же и коллекционирование, и рынок искусства тяготеют к живописи: на какую бы ярмарку вы ни приехали, живопись доминирует над другими видами искусства. Тем не менее, мир искусства меняется: актуальные медиа начинают играть все более и более важную роль, в том числе, видео и фотография. У фотографии есть одна серьезная проблема: критерии качества и профессионализма гораздо более размыты, нежели в других видах искусства. Поэтому вполне допустимо, что случайный снимок рано или поздно будет признан шедевром. Другое дело, что существует процесс интеграции фотографов-профессионалов в художественную среду. Это во-первых.

Читать дальше >>

Эту реплику поддерживают: Наташа Вольпина

Наташа Вольпина Комментарий удален автором

Ольга, скорее "Черный квадрат" Малевича - это отражение времени (идеологическое), а на большинстве картин лежит отпечаток даже не столько времени, сколько маркетиноговых усилий галеристов, кураторов и инвесторов.  Но и живопись и фотография бывают вневременными - не только сюжетно. А так - сравнивать бессмысленно. Если сформируется мафия (семья), кеоторая будет оценивать некоторые фотографии куда выше живописи - то так тому и быть. Но это вряд ли будет в обозримое время - до сих пор объективно необъяснима тяга людей к драгоценным камням, при том что искуственные их аналоги большинство из них не могут отличить от естественных. Тема подделок в живописи - из этой же серии. Формальная аутентичность стоит куда больше, чем естественное наслаждение шедевром. Ибо первая подтверждается справкой, а вторая дана немногим. А так - это дело вкуса и особенностей восприятия людей, если забыть про мощный бизнес, окружающий искусство. Я вне этого дискурса. Поэтому с утра, случайно оттоптавшись на фб по повлду ЧК Малевича ввечеру приобрел вневременну. фотографию, с которой я собираюсь прожить хотя бы несколько лет.

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин, Наташа Вольпина