Павел Макеев /

Художник Георгий Пузенков: Искусство — это опиум для снобов

В московском «Манеже» открылась IV ежегодная выставка современного искусства Lexus Hybrid Art. «Сноб» побывал на церемонии открытия, где специально встретился с участниками выставки и предложил им ответить на три вопроса

+T -
Поделиться:

Какие изобретения повлияли на вас и вашу работу?

Хидеми Нишида: У меня нет особого интереса к каким-то передовым, сверхновым технологиям. Нельзя отрицать, что есть изобретения, которые приносят человеку радость, настраивают его на положительный лад, но с ними человек теряет что-то важное, что было раньше. Допустим, раньше он испытывал радость от того, что нашел место, где построит дом и обустроит его. Сейчас какие-то первичные, изначальные вещи, которыми раньше жил человек, уходят. И я бы, наверное, занялся тем, что попытался бы вернуться к тому исходному, что есть в человеке: к каким-то простым, спокойным радостям в его жизни. Причем все это можно сделать с использованием новейших технологий, почему бы и нет.

Теппей Косеки: Поскольку я работаю в сфере кино и видеоискусства, то на мою жизнь и мою личность самое большое влияние оказало изобретение кинематографа.

Юлиус фон Бисмарк: Если говорить о том, что на меня повлияло при создании инсталляции, представленной на Lexus Hybrid Art, то это два изобретения. Одно — старинное, другое — инновационное. Зеркало — старейший зрительный прибор, который человек использует для того, чтобы иметь представления о самом себе, но иногда и для того, чтобы подсмотреть за кем-то другим. А новейшее изобретение — это технология распознавания лица. Компьютер угадывает ваши перемещения и словно может догадаться, кто вы на самом деле и счастливы ли вы.

Георгий Пузенков: На меня повлияло изобретение очков. Потому что большинство технических изобретений появились гораздо позже, чем мысли, которые позволяют пользоваться этими изобретениями, а очки, как мне кажется, появились как раз вовремя.

Какие политические события вас интересуют или вдохновляют?

Хидеми Нишида: У меня нет интереса к политике. Мне кажется, что в масштабе истории человечества то, что описывается словом «политика», очень незначительно. Мы обедняем себя тем, что политика в нашей жизни ставится на первое место. Мы должны вернуться к каким-то более давним, исходным вещам. Опять же, таким, как раньше, когда человек, кроме того чтобы зарабатывать себе на пропитание, строил дом или открывал какие-то новые места, переходя по земле из одного места в другое.

Теппей Косеки: Живя в Японии, я чувствую себя достаточно далеким от политики и политиков, и внутри себя я никак не увязываю политику и искусство. Я считаю, что этот вопрос навеян российскими политическим реалиями. Меня все-таки больше занимают мои собственные мысли, ощущения, личный опыт. Вдохновение я черпаю изнутри.

Юлиус фон Бисмарк: Большинство политических событий меня не вдохновляют, потому что они унылы. Я устал от ежедневной политики, но стараюсь обращать внимание на какие-то изменения в обществе, на которые люди не обращают непосредственного внимания и которые скрыты от поверхностного взгляда. То есть меня, скорее, вдохновили бы политические события, которые происходят, в то время как люди думают, что не происходит ничего.

Георгий Пузенков: Я политикой интересуюсь, особенно тогда, когда она меня берет, как и всех остальных, за... — Дума запретила все эти слова. Политические события меня заставляют думать, как бы избавиться от мыслей о них, чтобы все наслаждались искусством.

Что, на ваш взгляд, общего у религии и искусства?

Хидеми Нишида: Произведение искусства должно быть неприкосновенным, таким же, какой в свое время стала религия. Если мы зайдем в русскую церковь, мы увидим, с каким трепетом люди относятся к иконам. Потому что эти произведения искусства служат отображением божественного. Это вещи святые не сами по себе, а потому, что являются объектами, передающими святые идеи. Я не говорю о том, что искусство должно обожествляться в религиозном плане или что оно должно быть религиозным. Я говорю о том, что само искусство должно быть свято, и идеи, которые оно транслирует, должны быть неприкосновенными. Это в идеале. Но пока мы наблюдаем, как развивается техника и индустрия развлечений, и в современном мире все идет немного в другую сторону. Поэтому то, о чем я сейчас говорю, — это дело будущего, и нам нужно немного подождать.

Теппей Косеки: Я нахожусь под влиянием буддизма и воспитан в духе буддистской культуры. В Японии очень распространена религия — и буддизм, и другие течения, — но японцев самих по себе трудно назвать религиозным народом. И в моем сознании искусство и религия как-то не связаны. Но мой ответ навеян тем, что Япония — очень специфичная страна, где и к политике, и к религии относятся, скажем так, с большим нейтралитетом.

Юлиус фон Бисмарк: Религия и искусство? Я знаю, чем они отличаются: я люблю искусство и безразличен к религии.

Георгий Пузенков: Религия — это опиум для народа, а искусство — опиум для элиты. Для снобов.

Lexus Hybrid Art проходит при поддержке проекта «Сноб». Выставка открыта до 22 августа каждый день со вторника по воскресенье.