Андрей Кураев: Больше всего мои чувства верующего оскорбляю я сам

Главный редактор газеты «Амаду Алтай» Валерий Чеконов сел на полтора года за «вандализм, совершенный по мотивам религиозной ненависти и вражды». Прокуратура сообщает, что Чеконов свалил поклонный крест, потоптал его, а потом нанес несколько ударов топором. Свои действия он объяснил тем, что принял крест за коновязь. Эдуард Дорожкин, Андрей Кураев, Екатерина Самуцевич, Евгений Левкович, Ольга Романова и Мария Ситтель рассказали, что может оскорбить их чувства верующих и нужно ли сажать за срубленные кресты

Винсент Ван Гог «На пороге вечности»
Винсент Ван Гог «На пороге вечности»
+T -
Поделиться:

Андрей Кураев, публицист, протодиакон:

Мне кажется, больше всего мои чувства верующего оскорбляю я сам, не соответствуя своей вере. Самое болезненное — это несоответствие самих церковных людей нашим заповедям и идеалам.

 

Екатерина Самуцевич, участница Pussy Riot:

Я атеист, поэтому меня ничто не может оскорбить в плане чувств верующих. Мне кажется, что постановка вопроса неверна, потому что нужно обсуждать унижение человеческого достоинства, но никак не оскорбление чувств, это абсурдная формулировка. Это невозможно определить никаким языком, все очень субъективно. Подстраивать закон под чувства достаточно опасно.

Эдуард Дорожкин, заместитель главного редактора журнала Tatler:

Мне академик Виталий Гинзбург сказал: «Жизнь коротка, ее не хватает даже на то, чтобы прочувствовать существующее. Глупо тратить ее на то, чего и вовсе нет». Я был потрясен и с тех пор в веру не играю. И другим не советую.

 

Евгений Левкович, журналист:

Мои чувства много что может оскорбить, но я стараюсь не оскорбляться. Тех людей, которые оскорбляют чьи-то чувства, я стараюсь жалеть, чтобы они этого не делали. Но оскорбить мои чувства настолько, чтобы я прибежал в прокуратуру писать донос, не может ничего вообще. Считаю это последним делом. В вопросы чувств и эмоций нет смысла примешивать какие-либо государственные правоохранительные органы.

Мария Ситтель, телеведущая:

Что оскорбляет Бога, то оскорбит меня. Люди вправе обижаться на те или иные гнусные выходки, но вопрос, как мне кажется, кроется в другом. Что каждый из нас скажет, предпримет в этой ситуации, как поведет и чем ответит. Во имя Бога можно высказаться, но можно и промолчать. Когда оскорбляют мою Родину, мою святыню, мою маму, моих детей, мне, естественно, станет очень больно. Воля любого сказать что-то в наш адрес, а наша воля принять это или не принимать. Каждый должен делать выводы самостоятельно. Если вам говорят, что вы дурак, но вы знаете, что это неправда, вам не стоит расстраиваться. Вы не ребенок, вам не четыре года. Можно улыбнуться, и эта улыбка и спокойные слова непременно застрянут в памяти обидчика, и со временем это семя даст свой плод. Шекспир говорил: люди могут низко поступить, но унизить они нас не могут. Все зависит от самого человека.

Ольга Романова, правозащитник:

Я атеист. Во всех отношениях. Раньше верила в людей, а сейчас и по этому пункту ко мне можно присылать святую инквизицию.

Комментировать Всего 11 комментариев

Какой умный Кураев! Был бы он главным в РПЦ, глядишь я и бы внимать начала.

Кстати, недавно его лекцию про символизм "Мастера и Маргариты" послушала - невероятно интересно - всем рекомендую!

Эту реплику поддерживают: Сергей Громак

Кураев умный. Несколько раз пересекался с ним на ТВ. Хороший, интеллигентный. Ощущения просветления не производит.

Была религия, которая скорее философия. Принц придумал. Через 600 лет такую же, но попонятнее сделали для рыбаков и плотников. Ещё попозже сделали ещё одну, для тех, кто вообще ни хрена не понял. Отец Андрей продолжает работать на понятном поле. Объясняет откуда и почему.

Принцам ближе пустота

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян

Симпатично, спасибо. Больше всего понравился правозащитник, которая ни во что не верит. Интересно, "правозащитник" - это профессия? У остальных-то рядом с фамилиями профессии названы (кроме "пусси", конечно, но тут-то все понятно...).

Эту реплику поддерживают: Юлия Смагина

действительно, странно защищать права - во имя чего?

Эту реплику поддерживают: Анастасия Карпенко

"действительно, странно защищать права - во имя чего?"

Во имя будущего человечества. 

Все можно привязать к вере во что-нибудь: веру в богов, веру в разум, веру в то, бог придумал разум, веру в то, что разум создал концепцию бога, веру в то, что вера не нужна ...

Я верю в то, что деятельность любого человека должна быть направлена на то, чтобы улучшить мир, в котором мы живем.

понятия об улучшении мира могут отличаться. Гитлер улучшал одно, Сталин - другое, Мать Тереза - третье

Это очевидно, но я то оцениваю их в своей системе координат.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

В Америке, кажется, недавно было открыто место паломничества для тех, кто верит в то, что верит ни во что?

То есть для любого мировоззрения нужна вера, пусть даже в ничегошность.

Совершенно замечательно что у Кураева написана целая книга на эту тему, при этом он отнюдь не занимается цитированием самого себя, а касается других аспектов и деталей, которых в книге нет.

Эту реплику поддерживают: Максим Терский