/ Москва

Виктор Мизиано: Мы до сих пор так и не знаем, что это за фигура — Пригов

Проект независимого куратора Виктора Мизиано, внесенный новым директором Третьяковской галереи в программу музея, дает надежду, что после ухода Андрея Ерофеева о современном искусстве здесь не забудут

Фото: PhotoXPress
Фото: PhotoXPress
+T -
Поделиться:

Виктор Мизиано впервые за годы своей кураторской деятельности будет сотрудничать с Третьяковской галереей. После смены директора музея (весной этого года вместо Валентина Родионова во главе Третьяковки встала его бывший заместитель Ирина Лебедева) культурную общественность волновал вопрос, как сложатся отношения нового директора с современным искусством. Решение показать в галерее проект Виктора Мизиано, посвященный творчеству покойного Дмитрия Александровича Пригова (названия пока нет, проект в разработке), показалось всем хорошим знаком.

Мизиано, впрочем, считает, что Третьяковка должна пойти дальше: чтобы стать по-настоящему современным музеем, мало показывать выставки актуального искусства — нужно и с классикой работать на современном уровне.

Пока делать прогнозы о дальнейших планах Третьяковской галереи трудно, но куратор объяснил проекту «Сноб», что, по-хорошему, стоило бы вообще сменить подход к музейной экспозиции, которая до сих пор отражает конфронтационные взгляды эпохи холодной войны.

По мнению искусствоведа, музею стоит пересмотреть и принципы формирования коллекции: нет смысла и дальше зацикливаться только на «национальном искусстве», тем более что после распада Советского Союза все наши представления о «национальном» изменились.

Приговскую выставку можно рассматривать как попытку вписать Третьяковскую галерею в глобальную систему мирового искусства. Задумывалась она не как московский проект. Вдова художника Надежда Бурова попросила Виктора Мизиано помочь ей в организации фонда Дмитрия Александровича Пригова, который должен стать центром по изучению и пропаганде оставленного художником наследия. «Мы хотели сделать серию выставок по Европе, — говорит Мизиано. — Для начала в Германии. Уже есть согласие выставочного центра Martin-Gropius-Bau в Берлине, осталось только уточнить год: 2010-й или 2011-й». Узнав об этом проекте, Ирина Лебедева, тогда еще замдиректора по научной работе, очень им заинтересовалась. Так выставка оказалась в планах Третьяковки. Но у Мизиано еще нет четкого представления, что это будет, он продолжает анализировать огромное художественное наследие художника и поэта: тексты, графические работы, коллажи, инсталляции, записи перформансов.

Сам шок от осознания глубины творчества человека, с которым Мизиано тесно общался столько лет, кажется ему продуктивным. Теперь ему предстоит проследить смыслы, которые раньше были неочевидны.

С момента смерти Дмитрия Александровича Пригова были показаны две выставки, на Третьей биеннале современного искусства планируется еще одна, но Мизиано уверяет, «новенькое» будет: «Есть коллекции в Италии, в Германии, показать их очень важно. К тому же есть такой афоризм: не говори, что в моей фразе нет ничего нового — порядок слов другой. Драматургия моей выставки будет другой. И еще мне бы хотелось сделать выставку такой, какой бы ее сделал сам Пригов».

 

Ксения Семенова