Евгения Офицерова /

Роман Геббельса изъяли из книжных магазинов Петербурга. Эдуард Лимонов: Дебилы есть дебилы

Прокуратура изъяла из продажи роман Йозефа Геббельса «Михаэль. Германская судьба в дневниковых листках»

+T -
Поделиться:

Решение было принято после того, как в ведомство поступило заявление о том, что роман содержит признаки экстремизма. Сотрудники прокуратуры посетили магазины сети «Буквоед» и магазин «Дом книги», чтобы убедиться, что роман действительно изъят из продажи. Также прокуратура поручила полицейским проверить роман на признаки экстремизма.

В анонсе издательства «Алгоритм» сообщается, что «произведение не преследовало политических целей, поскольку во время его написания автор был окрылен единственной мечтой — стать литератором» и «некоторые спорные моменты сегодня представляются безусловным анахронизмом». Книга вышла тиражом 200 экземпляров. 

«Михаэль. Германская судьба в дневниковых листках» вышел в 1923 году. В книге повествуется о молодом немце, который вернулся на родину после Первой Мировой войны. 

Эдуард Лимонов, писатель, политик:

Дебилы есть дебилы. Дело в том, что речь идет о раннем романе Геббельса, когда он еще не был членом гитлеровской партии. Роман появился в 1923 году. Я эту книгу читал, когда жил в Париже, и я в ней ничего такого не увидел, кроме типичного романа-воспитания в стиле Гете и «Страданий юного Вертера». У Геббельса тоже терзающийся юноша.

То, что творится — неразумная дурь молодого государства, которое пытается жить как надо, а получается как всегда. Не надо ничего запрещать. Пусть люди читают, каждый в силу своего ума. Если бы не эта кампания, книгу бы и никто и не заметил даже.

Несколько лет назад в московском магазине «Библио-глобус» стояли книги маршаллов гитлеровского рейха во всем обмундировании с огромным количеством цитат и фотографиями. А тут вздрогнули и побежали добивать безобидного Геббельса. К тому же Геббельс до 1928 года был скорее сторонником германского социализма. Темы национальности его не очень интересовали в те годы. Потом он был сотрудником Грегора Штрассера, который представлял национал-социалистическую рабочую партию Германии. Штрассера Гитлер потом расстрелял. Его младщий брат ушел в сопротивление Гитлеру. Но у Геббельса не хватило нервов, и Гитлер его соблазнил. Для людей, которые разбираются в этом, история с изъятием выглядит как дурная возня чиновников, которых в детстве мало шлепали по заднице. 

Николаев Сергей, директор издательсва «Алгоритм»: 

Если бы у нас были сомнения насчет книги, мы бы ее не издали. Мы издаем сотни книг в месяц. Многие из них о середине ХХ века, времен влияния фашизма в Германии. Это очень интересный период в мировой истории. Ему посвящают целые тома, его обсуждают, цитируют очевидцев тех событий, их мемуары. А на кого еще ссылаться? Понятно, что одной из таких книг является книга Геббельса. Мы сделали серию художественных книг, авторы которых были политиками: Геббельс, Черчилль, Муссолини. Я вообще не понимаю, когда запрещают труды деятелей фашизма. Их судили, Нюрнбергский процесс никто не отменяет. Но эти книги не запрещены в Америке. Они нужны для обучения, на них должны ссылаться, в научный оборот они должны быть введены.

Я не понимаю, почему прокуратура решила изымать книги из продажи. Мы эту книгу хотели уже выбрасывать. Она не продавалась абсолютно. То есть сначала книге сделали пиар, тираж раскупили, а потом изъяли. А ее и так уже нет нигде. Нам в издательство за последние четыре дня поступило уже сто звонков с вопросами, где книга.Прокуратура действует нерационально. Плохо, что книги запрещают. Но, с другой стороны, я денег на этом уже не потеряю, а Геббельса я не люблю.  

Борис Куприянов, издатель, совладелец книжного магазина «Фаланстер»:

Выпуск этой книжки — странный поступок, но я считаю, что ее не нужно изымать из магазинов. Книги вообще не должны изыматься из магазинов. Книги — это диалог, а диалог не та вещь, которая должна быть запрещена. Когда запрещают книгу, она становится лакома и желанна. Если считать книгу оружием неофашистов, то ее не стоило даже выпускать, эта ответственность на издателе. Но если ее выпустили и стали изымать, то мы дарим огромный подарок неофашистам — подпольное распространение этой книги.