Антон Чугринов /

Толоконникову перевели в ШИЗО. Мария Каннабих: Колония — место, где отбывают наказание, а не санаторий

Сейчас в колонию направляются члены СПЧ, они проведут выездное заседание в учреждениях ГУ ФСИН по Мордовской республике

+T -
Поделиться:

Администрация мордовской колонии №14 на время проверки изолировала участницу панк-группы Pussy Riot Надежду Толоконникову после ее заявления об угрозах, сообщает РИА Новости со ссылкой на председателя Общественной наблюдательной комиссии региона Геннадия Морозова. «Ее поместили в отдельное помещение — в ШИЗО. Это не является наказанием, а сделано в связи с заявлением Толоконниковой, что она получает угрозы», — сказал он.

Морозов уточнил, что, несмотря на заявление Толоконниковой о голодовке, пищу ей приносят. В свою очередь, ФСИН России подтверждает перевод Надежды Толоконниковой в безопасное место в колонии, но подчеркивает, что это не ШИЗО. По словам пресс-службы ФСИН, решение о переводе Толоконниковой в безопасное место было принято в связи с поступившим от нее заявлением об угрозах. Сейчас она содержится в изолированной камере площадью семь квадратных метров, у нее есть спальное место, при ней все ее личные вещи, и она может вести телефонные переговоры без ограничения.

Муж Толоконниковой Петр Верзилов и ее адвокат Ирина Хрунова должны сегодня встретиться с ней в колонии. Завтра с Надеждой Толоконниковой в колонии встретится член Совета по правам человека Мария Каннабих. Кроме того, 25-26 сентября в УФСИН по Мордовской области пройдет выездное заседание рабочей группы СПЧ по содействию ОНК и реформе пенитенциарной системы.

Надежда Толоконникова, содержащаяся в ИК-14 в мордовском поселке Парца, 23 сентября объявила голодовку. Она написала открытое письмо, в котором рассказала о том, что заключенные подвергаются унижениям со стороны администрации и содержатся в невыносимых условиях. В связи с этим, а также из-за угроз в свой адрес девушка объявила о начале голодовки.

Мария Каннабих, президент Межрегионального благотворительного фонда помощи заключенным, председатель Общественного совета при ФСИН, член Общественной палаты РФ:

Колония — место, где отбывают наказание. Это не санаторий. Конечно же, какие-то колонии лучше, какие-то хуже. Но, как правило, в женских колониях дела обстоят более благополучно, чем в мужских. Поэтому такие тяжелые случаи, о каких рассказывает Надежда, встречаются реже.

Сейчас заключенные стали более открытыми в плане жалоб. Посмотрите, какое количество обращений поступает в Общественную палату, в совет по развитию гражданского общества, в мой фонд помощи заключенным. Жалоб очень много. Заключенные требуют соблюдения своих прав, помощи, поддержки. Раньше приезжаешь в колонию — тебе говорят: «Все прекрасно, все чудесно», а сейчас рассказывают: «То плохо, это плохо». Жалуются в основном на то, что не предоставляют УДО, на пересмотр дела, на случаи жестокости, но это больше относится к мужским колониям.    

То, что говорит Надя о длинном рабочем дне — это, к сожалению, и правда встречается. В работе у нас занято только 30% всех колоний. Поэтому, когда появляется спрос на их продукцию, женщинам приходится работать больше. Может, не 16 часов, но больше 8 — бывает. Хотя сами заключенные в этом признаются не часто.

Я была в мордовской колонии 29 декабря. Тогда мне показалось, что там достаточно благополучно. Но сейчас мы поедем и посмотрим более внимательно.

Читайте по теме:

Надежда Толоконникова: О моей голодовке