Надежду Толоконникову посетили члены СПЧ. Мария Каннабих: Речь идет не об одной Надежде, а вообще о пенитенциарной системе

Некоторые члены Совета подтвердили информацию из писем осужденной

+T -
Поделиться:

Осужденную участницу группы Pussy Riot Надежду Толоконникову посетили представители президентского Совета по правам человека. 

После посещения член СПЧ Илья Шаблинский заявил, что сведения Надежды Толоконниковой о нарушениях прав осужденных в мордовской колонии, где она отбывает наказание, подтверждаются. «Я уже поговорил с несколькими заключенными, у меня волосы дыбом встают», — сказал он.

По словам супруга осужденной Петра Верзилова, в среду членам СПЧ были переданы письма от нескольких осужденных, в которых они жалуются на давление со стороны администрации колонии. Он также сообщил, что в четверг Толоконникову опросит следователь Зубово-Полянского межрайонного следственного отдела СКР по Мордовии, который проверяет ее заявление об угрозах убийством.

23 сентября Надежда Толоконникова объявила голодовку в колонии, где она отбывает наказание. Она заявляет об угрозах убийством в свой адрес со стороны администрации колонии и других осужденных. Также Толоконникова заявляет, что заключенные содержатся в плохих условиях и регулярно подвергаются унижениям. По информации ФСИН, сейчас Надежда Толоконникова переведена в безопасное место в колонии. Сама Толоконникова накануне сообщила о том, что находится в ШИЗО.

Мария Каннабих, президент Межрегионального благотворительного фонда помощи заключенным, председатель Общественного совета при ФСИН, член Общественной палаты РФ:

Четырнадцатая колония — это не самая плохая колония на свете. Много в ней, конечно, недочетов. Но по сравнению с декабрем, когда я там была, столовая отремонтирована, производственные помещения стали чуть лучше, хотя, конечно, эти цеха могут быть еще лучше. А наш коллега, Илья, он просто в первый раз там.

Когда я первый раз там побывала, я думала, что в обморок упаду. Но, к сожалению, это места отбытия наказаний. И приблизительно половина женщин, которые там находятся, сидят по тяжелым статьям: наркоторговля и убийства. Подчеркиваю: я совсем не говорю, что надо держать их в нечеловеческих условиях — ничего подобного! Конституцию никто не отменял! Но какие-то нормативные правила для колонии тоже существуют, никуда от этого не денешься.

Я разговаривала с женщинами — они ничего плохого мне не сказали. Медсанчасть, конечно, оставляет желать лучшего, потому что врачей маловато. Это правда. А общежития, я посмотрела — вроде бы неплохие. Толоконникова сидит в приличной камере, там тепло, а это очень важно, — на улице очень холодно.

Переработки бывают, тоже врать не надо. Конечно, они есть. Но вопрос в том, как они происходят. Конечно, я их не оправдываю — у нас у всех одинаковый рабочий день восемь часов, но они сами пишут заявления о том, чтобы участвовать в этих переработках. Кто-то пишет их исходя из желания заработать деньги, а кто-то потому, что их наказывает руководство и они, соответственно, заявления пишут. Но пишут все. Мне много коллег звонило, и я могу сказать одно: речь идет не об одной Надежде, не об одной четырнадцатой колонии, а вообще о пенитенциарной системе. Это вопрос, который надо решать, и решать не без руководства нашей страны.

Читайте по теме:

Надежда Толоконникова: О моей голодовке

Прорывая блокаду